Заговоренный винодел: что сыграло роль оберега в судьбе Фролова-Багреева

В чем создатель «Советского шампанского» многие годы хотел покаяться

04.04.2020 в 06:25, просмотров: 1937

Самому счастливчику удавалось с честью выходить из всех, казалось бы, тупиковых ситуаций. «Неправильные» предки и заведомо невыполнимые задачи, которые ставило перед ним высокое руководство, не смогли помешать его успеху.

Заговоренный винодел: что сыграло роль оберега в судьбе Фролова-Багреева
Успех Ялтинской конференции 1945 года отмечали с "Советским шампанским", фото из архива МИД РФ.

«МК в Крыму» выяснял, что сыграло роль оберега в судьбе лауреата Сталинской премии, кавалера ордена Ленина и трех орденов Трудового Красного Знамени Антона Фролова-Багреева.

И вашим, и нашим

Биография Антона Михайловича Фролова-Багреева прямо-таки образцово-показательная. В том смысле, что он всю свою жизнь шел однажды выбранным путем, занимался любимым делом, несмотря ни на что, и был хорош, что называется, и вашим, и нашим.

Из официальных и полуофициальных источников о родословном древе Фроловых-Багреевых известно примерно следующее:

«Фроловы-Багреевы - старинный дворянский род, один из предков которого, татарский хан Багрим, женился на боярышне из рода Рюриковичей, получил русское дворянство и в придачу фамилию жены Фролов. Их потомки уже носили двойную фамилию Фроловы-Багреевы».

И еще:

«Первое колено (1233–1266).

1. «муж честен» Лев Иванович

Лев Иванович - «муж честен», то есть муж знатного, благородного происхождения, выходец из Пруссии... От «мужа честна» Льва ведут свое происхождение Фроловы...»

«Фамилия Багреев образована от прозвища Багра, которое восходит к прилагательному со значением «багровый». Это прозвище было связано с внешними особенностями предка - на Руси багровый цвет лица ассоциировался с гневом, вспыльчивостью, несдержанностью и т. п.»

Проще говоря, Антон Михайлович был тот еще буржуй. Правда, такой наследственной чертой, как несдержанность, не обладал. Совсем даже наоборот, прекрасно владел собой и обладал поразительным чутьем, то бишь всегда со стопроцентной точностью предугадывал, куда в ближайшее время подует ветер политических и номенклатурных перемен.

А.М. Фролов-Багреев (1877-1953).

Так, к примеру, получив образование в одной из престижнейших гимназий северной столицы, с успехом окончив естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета и пройдя стажировку за границей (Копенгаген, Гейзенгейм, Бордо, Порту, Мадейра...), Антон Михайлович внезапно ощутил, что глубоко сочувствует российским рабочим. Озарение это посетило представителя золотой молодежи буквально накануне первых революционных событий, в которых, кстати, Фролов-Багреев самым страстным образом поучаствовал. За это его сослали в Сибирь, но вскоре простили. А к 1916 году наш герой уже имел чин статского советника и был «всемилостивейше» награжден орденами Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 3-й и 2-й степени.

После Октябрьской революции изменений в жизни Фролова-Багреева не произошло. За одним-единственным исключением - послереволюционная чистка унесла жизни всех его родственников…

Ялтинское жертвоприношение

Рассказы о «ялтинской Голгофе» не легенда, не вымысел и даже не преувеличение. Это реальная трагедия, о которой писали многие авторы. Например, О. В. Ткачева в повести «Помню наш дом» и Лев Абраменко в «Последняя обитель. Крым, 1920–1921 годы».

Да, тогда в кровавом 1920-м в солнечной Ялте были расстреляны сотни обывателей, показавшихся большевикам неблагонадежными. Следуя к месту своей казни, обреченные люди бросали на землю медальоны, крестики и другие мелкие личные предметы в надежде, что близкие по этому следу сумеют отыскать их могилы.

Антон Михайлович в окружении учеников и соратников, фото: nashevino.ru

По мнению многих знатоков прошлого, можно считать вполне достоверным тот факт, что основной акт ялтинской трагедии происходил на даче местного нотариуса Алексея Федоровича Фролова-Багреева, дяди Антона Михайловича. По описаниям старейших работников горнолесного заповедника, процитированных сразу в нескольких монографиях разных авторов, дом Фролова-Багреева «Багреевка» находился на седьмом километре Исарского (ныне Бахчисарайского шоссе), совсем рядом с его крутым поворотом. Это было двухэтажное деревянное сооружение на массивном бутовом цоколе, с большой деревянной верандой. Перед ней имелся небольшой цветник, а вокруг - чаировый сад среди старых вековых сосен. Согласно показаниям Алексея Федоровича, это была его дача. Помимо нее он владел усадьбой на ул. Симферопольской (ныне ул. Свердлова), 5; еще одной усадьбой в пос. Гурзуф и садом в пос. Ай-Василь. А сам жил по адресу: ул. Воронцовская, 26. Столь обширный список недвижимости и стал одним из поводов поместить Алексея Федоровича в список обреченных и присвоить ему номер 242.

Но Алексей Федорович, увы, был не единственным известным в тогдашней Ялте Фроловым-Багреевым. Имелся еще и Михаил Федорович, брат Алексея Федоровича и отец Антона Михайловича. Некогда он служил производителем работ отряда по устройству переселенческих участков Западной Сибири, потом - титулярным советником в городе Омске и, наконец, управляющим государственными имуществами Тобольской губернии. А потом, очень некстати, Михаил Федорович переехал в Ялту, к брату Алексею, вошел в состав городской управы и стал организатором строительства первого в Крыму водопровода, который работает по сей день. В своих воспоминаниях в журнале «Крымский архив» уже упомянутая Ольга Ткачева засвидетельствовала, что Михаил Федорович Фролов-Багреев не смог пережить смерть брата Алексея, произвол новой власти и в возрасте 67 лет в 1921 году умер от инфаркта.

Метод Фролова-Багреева сделал доступным праздничный напиток для многих жителей страны, фото: nashevino.ru

После расстрела в декабре 1920 г. дяди и его гражданской жены и после гибели отца, Антон Михайлович Фролов-Багреев многие годы ощущал потребность покаяться. И в августе 1929 года, то есть во времена гонений на церковь, втайне от всех написал стихотворение «Церковь», посвященное церкви Св. Иоанна Златоуста в Ялте: «...Здесь крестили и венчали, / Здесь же в путь последний шли... / И торжественно звучали / В небо гимны от земли. <...>/ О, прости нас - отошли мы... / Ищем новых мы высот. / Жаждой истины томимый / В нас живет Искариот...» (Публикация Надежды Фроловой-Багреевой).

Шампанское в СССР потекло рекой. фото: nashevino.ru

Карьерный пик

А дальше была обыкновенная рутина. Если, конечно, так можно сказать о работе на опережение во исполнение главного желания самого Главного Вождя. То бишь изобретение шампанского для народа, чтоб было не хуже буржуйского, но дешевле (подробно об истории шампанского «МК в Крыму» рассказывал в № 241 от 26 декабря 2018 г.). Существует версия, что «Советское шампанское» не оригинально. Мол, технологию его производства позаимствовал Анастас Иванович Микоян во время своей заграничной командировки в Окленд (США). Но это не так. Утверждать подобное могут лишь те, кто заведомо хочет принизить действительно оригинальное изобретение Фролова-Багреева, предлагавшего внедрить в производство акратофорный метод шампанизации, при котором брожение вина происходит не в бутылках, а в специальных резервуарах-акратофорах емкостью около 500 декалитров, еще в 20-х годах. В 1936-м Антон Михайлович лишь весьма своевременно достал эту «козырную карту» из рукава. И стал победителем. Угодил, так угодил. За что и получил все свои награды и регалии. В 1939 году на Горьковском заводе смонтировали установку для производства доступного широким массам «Советского шампанского». А Антон Михайлович Фролов-Багреев стал главным шампанистом одной шестой части земной суши.

Советы отняли у Фролова-Багрева родных, а он подарил им "игристое". фото: nashevino.ru


|