Филфак крымского университета "размывают" технологиями и дизайном

Русский задвинут: устно и письменно

Факультет был неприкасаемым даже во времена попыток украинизации Крыма, а сейчас его делают частью сомнительного эксперимента. По злой иронии свою историю новый институт ведет от крымского филиала Украинской (Львовской) академии печати, который в начале нулевых прописался в Симферополе. И эти нюансы не остались без внимания авторитетных политиков и ученых...

Русский задвинут: устно и письменно
фото пресс-службы КФУ

О планах по созданию в КФУ им. В. И. Вернадского на базе пяти действующих кафедр Института медиакоммуникаций, медиатехнологий и дизайна общественность оповестил помощник ректора Эрвин Мусаев. Эта новость осталась бы в разряде рядовых, если бы не затрагивала судьбу факультета славянской филологии и журналистики с кафедрами русского языкознания и русской литературы - любимого многими филфака, который ведет свою историю со дня создания Таврического университета 14 октября 1918 года. И всегда журналисты были в неразрывной связи с филологами. Теперь же перспективы и тех и других туманны, даже при сохранении рабочих мест всего профессорско-преподавательского состава.

Политический вопрос

Первым заявил о готовящихся изменениях и официально обратился к и.о. ректора КФУ Андрею Фалалееву депутат Государственного Совета РК Валерий Лавров.

- Те, кто затеял эти реформы Крымского федерального университета, не вполне понимают значение русского языка и литературы, русской журналистики, - утверждает он. - Эти направления должны быть в любом приличном вузе. Всегда привожу пример: при Украине, как только она стала самостоятельным государством, первое, что они сделали в Крыму, - открыли самостоятельный факультет украинского языка и литературы. Открыли, не имея ни кадров, ни учебников, не дидактической литературы. Но они открыли, увеличив набор студентов в три раза по отношению к русскому отделению. Они понимали значение этого шага. В то время, когда наш филфак был отделением, маломощным и небольшим по набору, он выстоял. Переименовался, но как-то выжил вопреки всем попыткам украинизации, которые продолжались на протяжении всех 23 лет эпохи «незалежности». Если все задуманное произойдет, появится лазейка для тех, кто не испытывает удовольствия от возвращения Крыма в состав России. Это политический момент, происходящее следует рассматривать как идеологическую диверсию со стороны тех, кто не являются крымчанами. Ответ на запрос еще не поступил, что соответствует регламенту, предусматривающему срок от 15 до 30 дней. Ход дальнейших событий прост: необходимо убедить руководство университета не проводить такую реформу. Русский язык и литература не отделимы от журналистики. Факультет журналистики у нас молодой и только встает на ноги. Какие силы хотят руководить им в будущем, мы понимаем. Это именно то, против чего мы боролись 23 года украинизации. Чтобы сполна оценить значение журналистики в современном мире, достаточно посмотреть, что сейчас происходит в российском городе Хабаровске и на территории Республики Беларусь. Судьба филфака - это судьба нашего региона и целого поколения людей, которые на нем учились. Если не будет поддержки со стороны руководства университета в разрешении этого вопроса, то мы должны будем решать это на федеральном уровне.

А вот член комитета Совета Федерации по международным делам, представитель от законодательной власти Республики Крым Сергей Цеков не верит, что в Крыму могут задумать реформу, способную негативно повлиять на отношение к русскому языку.

- Я не специалист в этих вопросах, но вообще исключаю вариант какой-то ликвидации факультета, как я понимаю, русского языка и литературы. Не думаю, что наш университет, являясь федеральным, может проводить какую-то антироссийскую, антирусскую политику. Я так понимаю, что возможны какие-то изменения и прочее, но они, наверное, возможны в связи с правильностью проведения учебно-воспитательного процесса. Я не верю в то, что не будет ни русского языка, ни литературы, ни журналистики. Если какие - то изменения происходят, не думаю, что это делается с враждебной целью. Учебный процесс - это не тот процесс, который должен обсуждаться со всеми. С учеными, с филологами, с преподавателями - должен. С научной аудиторией - должен. А вот с общественностью - не должен. Не думаю, что общественность отличает филологию от философии.

фото пресс-службы КФУ

Реакция на «ликвидацию»

В свою очередь, писатель, сценарист, выпускник филологического факультета Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе Александр Барбух выражает озабоченность возможным изменением статуса филфака и, как следствие, изменениями в ходе учебного процесса для будущих студентов:

- Помню, как в украинские времена болезненно воспринял известие о переводе родного филологического факультета в формат факультета Славянской филологии и журналистики. Новое неожиданное переформатирование в Крымском федеральном университете вызывает не меньшие опасения и вопросы. Тем более, что по всей стране идет откровенная дегуманизация образования и культуры. Вырастает новое поколение не просто безграмотное, а иногда - совершенно чуждое родной культуре, основу которой всегда составляло Слово. Любые преобразования в сфере гуманитарного образования нужно проводить предельно бережно. Опираясь, прежде всего, на мнение специалистов-гуманитариев. Руководствуясь известным принципом: «Не навреди».

По мнению представителя МИД РФ в Симферополе Олега Родивилова, тема преобразований, происходящих в Крыму, имеет однозначную трактовку. Он убежден, что она сложилась давно и не меняется с момента возвращения Республики в состав Российской Федерации.

- Последние 30 лет реформы - это сокращения. Если бы под словом «реформа» люди подразумевали улучшение жизни, это слово и слово «демократия» не стали бы ругательными. Сразу после 2014 года в Крыму замещаются, упрощаются и ликвидируются структуры русского характера. Ничего по поводу того, кто и во что превращает филфак, сказать не могу. Все зависит от людей, которые этим занимаются. Любые реорганизации преследуют определенные цели: можно русский язык через запятую с другими поставить, а преподавателей русского языка выпускать больше. Представляю, как порадуются закрытию филфака те, кто покинул его из-за киевских денег. С этой точки зрения резать факультет не правильно. Но это только эмоции.

Русистика и лингвистика

След сопредельного государства на уровне политических установок и реакции на них человеческого фактора предполагает в происходящем доктор филологических наук, профессор, ректор ГБОУ ДПО РК «Крымский республиканский институт постдипломного педагогического образования», член Совета при Президенте РФ по русскому языку Александр Рудяков.

- Я не вижу сегодня у ректората КФУ стремления уничтожить русистику в университете. Зато я отчетливо видел это стремление много лет назад, когда наш сильный единый филфак, на котором я проработал много лет, при откровенном попустительстве многих из тех, кто сегодня решил «защитить» русский язык, был в угоду политической конъюнктуре под лозунгом «каждому языку Крыма по факультету» расчленен на факультет украинской филологии, факультет крымско-татарской филологии и - как неожиданно - факультет славяноведения и журналистики. Именно тогда стала непрерывно уменьшаться кафедра русского языка и, насколько я помню, литературы. Я хорошо помню имена тех, кто в те непростые для русистов времена безропотно поддержал вивисекцию филфака. Кто-то сейчас сеет «разумное и вечное» в Киеве, а кто-то здесь у нас вдруг решил встать в ряды защитников русистики и Русского мира. Удивительно, но после Крымской весны у нынешних «защитников русистики» не возникло желание исправить последствия вивисекции филфака… Между тем, насколько я знаю, есть добрая университетская традиция, которую чтут ведущие университеты страны. Это традиция больших филфаков, объединяющих русистов, германистов, романистов, тюркологов, востоковедов… Это, если хотите, организационное проявление сути филологической науки, которая всегда объединяла языковедов, а не стремилась загнать их по национальным хуторам. Поэтому сегодня я вижу, с одной стороны, стремление ректората КФУ возродить эту добрую университетскую традицию и следовать ей. А с другой стороны, стремление во что бы то ни стало законсервировать последствия того преступного расчленения доброго старого филфака. Искренне не понимаю, каким образом создание Института филологии как структурного подразделения федерального университета (а именно об этом, насколько я знаю, и идет речь) может восприниматься, как желание уничтожить университетскую русистику. На мой взгляд, руководство КФУ, трезво и объективно оценивая сегодняшнюю ситуации, пытается ее исправить.

Не остался равнодушным к преобразованиям филфака и представитель Госдумы РФ по вопросам миграции и гражданства, первый зампред комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин.

- Я понимаю возмущения общественности, и я их разделяю. Конечно, это глупость или чье-то головотяпство. Закрывать русскую филологию в Крыму ни в коем случае нельзя. Крым - это республика, где три государственных языка. И каждый должен беспокоиться, чтобы свой язык сохранить и донести до следующих поколений. С этой точки зрения самое последнее место на карте, где нужно закрывать факультет русской филологии - это Крым. Я удивлен, что такое происходит. Как только вернусь в Москву, переговорю с депутатом Государственной Думы Павлом Шперовым. Надеюсь, что он включится и поможет. Руки прочь от русской филологии в Крыму!

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №41 от 7 октября 2020

Заголовок в газете: Русский задвинут: устно и письменно