Жан Татлян: "В СССР у меня было всё, даже собственная яхта"

Возвращение легенды

08.01.2020 в 16:44, просмотров: 31344

В эксклюзивном интервью "МК в Крыму" легендарный певец рассказал о своей жизни в Советском Союзе и причине переезда во Францию, вспомнил о Крыме и лучших друзьях, приоткрыл секрет своих сухих соусов и поделился ближайшими планами.

Жан Татлян:

Говорят, под Новый год исполняются все самые заветные желания. Совсем недавно я убедилась в этом в очередной раз. Благодаря невероятному стечению обстоятельств мне удалось познакомиться с человеком, завораживающий голос которого знаю с раннего детства. Моя тетя ставила мне пластинки, и я, пятилетняя, часами сидела у проигрывателя, не в силах оторваться от чарующих песен. Впервые я открыла для себя этого потрясающего певца с его песни о медвежонке: «Белый медвежонок, медвежий ребёнок в зоопарке жил. Очень он без мамы, без ласковой мамы в городе тужил». Я искренне сопереживала малышу, ведь «если мама далеко - это очень нелегко». Молодой человек с такой грустью, с таким сочувствием пел эту песенку, что я моментально, искренне и навсегда, полюбила обоих – и певца, и медвежонка.

читайте также: Гойко Митич: в Крыму решил, что буду сниматься в "Балканском рубеже"

Помню, как спросила: «Кто это так красиво поет?» И тетя ответила: «Это известный певец, Жан Татлян». Я давно уже выросла, но эти мелодии до сих пор в моем сердце. В нелегких жизненных ситуациях они возвращают меня назад, в беззаботное и счастливое детство – когда деревья были большими, когда были молоды и полны сил родные и близкие. Лиричный, душевный и очень родной голос продолжает пробуждать во мне самые добрые чувства: успокаивает, утешает, вселяет надежду на лучшее.

Но разве я когда-нибудь могла предположить, что смогу пообщаться с этим великим человеком, которого называли не иначе как русским Фрэнком Синатрой, более того – взять у него интервью? Но перед Новым годом возможно все! «Звоните и не сомневайтесь», - посоветовал мне друг Жана Арутюновича, Владимир Яновский. «Прямо сейчас? – не поверила я. – Может быть, лучше завтра? Или послезавтра? Мне как-то не по себе». «Нет. Прямо сейчас! – ответил он. – Когда вы идете к цели, не отступайте и не откладывайте на потом».

Был поздний вечер, но трубку сняли буквально на третьем звонке. «Слушаю вас», - мягко ответил до боли знакомый голос, и у меня тут же перехватило дыхание. Сбивчиво начала рассказывать о детстве, о песнях, запавших в душу, об интервью, которое хотела бы написать. Меня слушали очень внимательно и даже через сотни километров, разделяющие нас, я чувствовала, насколько позитивен и доброжелателен мой собеседник, так что уже через несколько секунд от скованности не осталось и следа.

Я не зря начала свой материал с этого эпизода. Нередко нам, журналистам, приходится слышать пренебрежительный отказ в интервью, либо нынешние «звезды» разговаривают с тобой так, как будто снисходят с вершины Олимпа. И насколько человечны и абсолютно не звездны те, кто представляет собой целую планету.Жан Татлян – именно из таких людей.

- Ваша биография поистине уникальна. Уроженец Греции, пятилетним мальчиком вместе с родителями переехали  в СССР, в Армению. А с чего начинался Ваш путь в увлекательный мир музыки?

- Я любил ее с раннего детства, в школе участвовал в художественной самодеятельности. А когда на каникулах смог заработать свои первые деньги, то потратил их на покупку гитары. Сам научился на ней играть, устроился в квартет гитаристом. Иногда пел – публике это очень нравилось. Но я отдавал себе отчет в том, что добиться успеха на профессиональной сцене смогу лишь получив соответствующее образование. Окончил эстрадно-цирковое училище в Киеве. А когда наша семья переехала в Абхазию, меня приняли в филармонию города Сухуми. В 1961 году стал солистом Государственного джаза Армении. Впоследствии переехал в Ленинград, где начал работать в Ленконцерте, создал свой оркестр, музыкальным руководителем которого пригласил Григория Клеймица.

- К двадцати годам Вы добились такой сумасшедшей популярности, о которой советский певец и композитор мог только мечтать. Молодое поколение вряд ли знает об этом.А вот люди среднего и старшего возраста помнят, как каждая песня в исполнении Жана Татляна мгновенно становилась хитом. Они звучали из раскрытых настежь окон квартир, на танцплощадках и в ресторанах, были востребованы на радио…

- В 60-е годы мои пластинки расходились миллионными тиражами. У меня было все, о чем тогда можно было только мечтать: слава, огромное количество концертов, деньги, квартира в центре Ленинграда, дорогие машины и даже собственная яхта! Но наряду сматериальным было и личностное богатство: чувство собственного достоинства, нежелание «быть, как все», становиться в одну обойму с образцово-показательными певцами.

   В начале 70-х годов прошлого века Жан, заключив фиктивный брак с француженкой, эмигрировал во Францию, и в Париже продолжил музыкальную карьеру. А как еще иначе он мог попасть за границу? Мега-популярному в Союзе исполнителю пришлось начинать новую жизнь в чужой стране, по сути, с нуля: он не знал французского, не имел нужных связей. Но настоящий талант пробьет себе дорогу везде. Уже совсем скоро Татлян стал выступать в кабаре «Московская звезда», «Распутин» и «Царевич». Публика благосклонно оценила его творчество, так что и во Франции Жан довольно быстро стал известен слушателям. Наряду с песнями собственного сочинения значительную часть репертуара Жана Татляна составляли армянские, цыганские и русские народные песни. Со временем Жан даже открыл в центре Парижа, возле Триумфальной арки,ресторан, который назвал «Две гитары». В 80-е годы музыкант совершил несколько гастрольных туров по всему миру. Татлян стал первым советским певцом, который заключил пятилетний контракт с «Империал Палас», одним из лучших казино Лас-Вегаса, по условиям которого пел 180 дней в году.

- Жан Арутюнович, за границей Вас называли ленинградским Азнавуром и первым советским шансонье, Вы гастролировали по городам и странам. Тем временем в СССР Ваше имя всеми способами пытались предать забвению: из продажи были изъяты все записи, альбомы и даже тексты песен, уничтожены концертные записи. Сохранилась лишь малая часть Вашего уникального музыкального наследия - благодаря самоотверженности некоторых работников радио и телевидения.

- Это на самом деле так. Я не был образцово-показательным певцом, не пел патриотических песен. Как только меня не критиковали на художественном совете! Был такой популярный в советское время певец – Эдуард Хиль. Так вот он «старался» больше всех. Как мне позже рассказывали другие члены художественного совета (а далеко не все из них были моими гонителями), на одном из собраний Хиль встал во весь рост и гневно заявил: «Наша страна сделала из Татляна популярного исполнителя, вывела его в люди. А он уехал и сейчас поёт в парижских кабаках, спит под мостом! Неблагодарный!" Ни под каким мостом я, конечно, не спал, а кабаре «Распутин» было фешенебельным заведением Парижа, пробиться в которое мог далеко не каждый исполнитель. Как говорится, Бог Эдуарду Анатольевичу судья, не хочу его осуждать. Пусть эти слова останутся на его совести.

- Пусть в Вашем лирическом репертуаре и не было героико-патриотических песен, но зато с лихвой присутствовало другое – нежность, грусть, душевный трепет и огромное чувство любви. То есть именно те эмоции, которые были близки и понятны людям, ложились им на сердце, затрагивая самые потаенные струны. Именно поэтому истинные меломаны до сих пор бережно хранят дома старые пластинки, на которых звучит Ваш божественный голос – как тоска по безвозвратно ушедшему времени, как ностальгия по хорошей музыке и текстам. А с недавних пор у них появилась возможность не только слышать, но и видеть Вас на концертах в России.

- Вернуться обратно я смог только в начале нынешнего века: выступил на сцене, принял участие в нескольких телепередачах и дал интервью для прессы. И с удивлением обнаружил, что меня до сих пор любят и помнят! Поэтому после очередного концерта в Санкт-Петербурге, который прошел с большим аншлагом, решил вернуться в страну юности. Приятно, что моя публика осталась прежней – это люди из бывшего СССР. Конечно, они уже в зрелом возрасте, да ведь и я уже давно не тот молодой человек, который пел о любви и романтических чувствах. Были такие, кто глазам своим не верил, что я стою перед ними на сцене: как, сам Татлян? А разве он не умер? Да нет, как видите - жив-здоров.

- В свое время Вы объездили весь Советский Союз – от Камчатки до Калининграда. Нагрузка была колоссальная – свыше 300 концертов в год, так что отдыхать Вам было практически некогда. А вот у нас в Крыму были давно, еще в 60-х годах – на пике своей популярности. Нет желания приехать сюда еще раз?

- Помню-помню: Симферополь, Севастополь, Керчь, Джанкой – всюду были аншлаги, люди очень тепло меня принимали. Конечно же, такое намерение есть, и есть крымчане, готовые помочь его реализовать. Тем более что весной я собираюсь выпустить автобиографическую книгу, которую мог бы предложить вниманию моих слушателей. А также компакт-диски с записями лучших песен.

- А лично для Вас – какие песни самые любимые?

- Все без исключения. В каждой из них живет частичка моей душе, в каждую вложены чувства и переживания. «Звездная ночь», «Фонари», «Осенний свет», «Море зовет», «Песенка о капели»…В основном я сам писал музыку, а в некоторых случаях и тексты.

- Очень люблю Вашу «Старую башню», и, конечно же, «Гитарово».

- О, «Гитарово»? – оживляется Жан. - А вы знаете, что это польская песня? Ни до меня, ни после ее никто больше не пел, во всяком случае, я не слышал ее в чьем-либо исполнении. Это такой своего рода скетч, который я сумел подать в импровизированной форме.

- Муслим Магомаев часто пел песню «Лучший город Земли». Любой меломан может вспомнить ее по первым строкам: «Ты никогда не бывал в нашем городе светлом, над вечерней рекой не мечтал до зари. С друзьями ты не бродил по широким проспектам, значит, ты не видал лучший город Земли». Но далеко не все знают, что первым исполнителем шлягера о Москве, который стал своего рода неофициальным гимном столицы, были именно Вы?

- Эту песню написали композитор Арно Бабаджаняни поэт-песенник Леонид Дербенев, а впервые ее исполнил действительно я. Но когда эмигрировал во Францию, понятное дело, что она перешла к другому певцу. Ведь мое имя оказалось под запретом.

- Знаете, кого Вы мне напоминаете? Был еще один великий армянин, Леонид Енгибаров. Его называли не иначе как «клоун с осенью в сердце». Добрый, светлый человек, в каждом номере которого сквозила щемящая грусть. Ваши песни мне кажутся такими же. Лирические – но в то же время минорные, они буквально проникают в душу, оставляя в ней неизгладимый след.

- О Енгибарове я, конечно, слышал. Но не сказал бы, что мои песни полны грусти. Просто они действительно задушевные, и в каждой из них – своя философия, свой эпизод из жизни.

- Вас любили и любят, без преувеличения, миллионы. А какие певцы и композиторы нравятся лично Вам?

- Из тех, кто моложе меня, могу отметить Николая Носкова и Юрия Антонова. Очень достойное творчество. А из моей эпохи – это, конечно же, Жак Дувалян. Его «Кумбачеро», «Дождь и ночь», «Моро», «Рио-де-Жанейро», «Бабалу», «Букет цветов» когда-то знала вся страна. Мы познакомились с ним в Армении, в 1956 году. Подружились и стали почти как братья.

- Нынешние певцы предпочитают превращать свое выступление в яркое, помпезное шоу – с лазерными эффектами и полуголойподтанцовкой. Вы брали и берете другим – подчеркнутым минимализмом: строгий костюм, галстук, берет.

- А мне не нужен кордебалет вокруг меня. Мой образ – это и есть классический шансонный стиль. Ведь Ив Монтан, Жильбер Беко, Шарль Азнавур, Лео Ферре – все легенды мирового шансона – традиционно выходили на сцену без всякой помпы, потому что они нутром брали зал. Для того чтобы петь в одиночку, да так, чтобы тебя слушали, это нужно уметь.

- У Вас это получается превосходно! Кстати, Вы являетесь гражданином двух стран – Франции и России. Которая из них Вам ближе?

- Считаю себя космополитом, то есть гражданином мира. Ведь искусство не знает границ.

читайте также: Гойко "Чингачгук" Митич: "Мы обязательно встретимся в Крыму!"

- Интересно было бы узнать, чем Вы занимаетесь сегодня – разумеется, кроме концертной деятельности?

- Ни за что не угадаете: выпускаю сухие соусы! В 2002 году мною был зарегистрирован товарный знак «Татако».

- Почему именно соусы? У Вас пристрастие к кулинарии? Любите готовить?

- Прежде всего, потому, что моя мама великолепно готовила и многому меня в свое время научила. Наверное, это у нас с ней заложено в генах. Я не сказал бы, что обожаю проводить время у плиты, но если есть такая необходимость – готовлю с удовольствием. А соусы – это необходимая добавка к пище, куда без них? Без преувеличения, скажу, что еще ни один человек, попробовавший мои соусы, остался бы к ним равнодушным. «Ох, и ах» - больше, как правило, слов не находится. Гости в восторге!

- И какие ингредиенты входят в их состав?

- Скажу лишь, что их много – от 10-20 и выше. Каждый имеет свою особенность, свою «изюминку». В основе - измельченные овощи, фрукты, травы и злаки. Порошок добавляют в сметану, майонез, томатное пюре, оливковое масло – и получается ароматный соус. Отмечу, что состав каждого соуса не только уникален, но еще и стопроцентно натурален. Их качество подтверждено победой и золотой медалью в конкурсе, который проводится на международной агропромышленной выставке «АГРОРУСЬ».

- А у нас в Крыму эти соусы можно попробовать?

- Нет, в Крыму их нет. На данный момент они продаются лишь в нескольких супермаркетах Санкт-Петербурга.

- В крымскотатарском языке есть слово «татлы», что означает «сладкий». Ваша фамилия звучит практически так же. Не знаете, как она переводится?

- Именно так и переводится. Я тоже – сладкий (улыбается). Не забывайте, что я родился в Греции, а греческий язык в чем-то схож с турецким, а значит, и с крымскотатарским.

- Ваши пожелания нашим читателям?

- От всего сердца желаю всем долгих и счастливых лет жизни в прекрасном, чудесном, гостеприимном Крыму. Вам несказанно повезло жить в таком благодатном, красивом месте. Я очень люблю города, расположенные недалеко от моря, ведь я и сам родился в таком же райском уголке – в греческом городе Солоники.

- Приезжайте к нам с концертами – скажете эти добрые слова крымчанам лично. Тем более что и железнодорожное сообщение уже налажено. Кстати, символично, что первый пассажирский поезд через Крымский мост прибыл в Севастополь именно из Санкт-Петербурга, который лично для Вас является «лучшим городом Земли».

- С воодушевлением воспринял эту новость. Я обязательно приеду! До новых встреч, дорогие мои слушатели!