Гойко "Чингачгук" Митич: "Мы обязательно встретимся в Крыму!"

Самый известный в мире индеец о съемках на полуострове, Пyтине и своем тотеме

06.11.2015 в 14:05, просмотров: 3564

Корреспондент «МК в Крыму» побывал на VI Международном фестивале коренных народов Северной Америки «ТИПИФЕСТ- 2015» в, чтобы встретиться и поговорить с легендарным актером.

Гойко

Фестивальной площадкой под открытым небом был «Этномир» - самый масштабный в России этнографический парк-музей. Гости погрузились в атмосферу приключений на Диком Западе с верховой ездой, стрельбой из лука, метанием томагавков. Но главным событием, конечно же, стало появление  неувядающего Чингачгука, который уделил время читателям нашей газеты.

- Чем Вы сегодня занимаетесь?

- С 1975 года работаю в театре. Из последних театральных работ - индеец в спектакле «Полет над гнездом кукушки», роль в мюзикле «Алекс Сорбас». С середины 80-х годов и до сих пор играю роль Виннету на ежегодном театрализованном фестивале Карла Мая в Бад-Загеберге под Гамбургом. В настоящее время снимаюсь в немецком сериале для детей «Виннету» по романам Карла Мая. По возрасту играю, конечно, уже не Виннету, а его отца. Думаю, сериал выйдет уже к концу этого года.

- За столько лет Вы наверняка уже успели стать своим для настоящих индейцев?

- В самом начале съемок индейской саги – еще в 60-х - у меня была встреча с индейцами. Мы сказали, что в Европе о них снимаются фильмы. Они не могли поверить, что такое возможно, а когда увидели картины сами, дали им высшую оценку: «Да, это наша история». На что мы ответили: «Это была наша цель – показать вашу историю». Безусловно, фильмы с моим участием смотрели по всему миру, даже в индейских резервациях США. В этом я смог убедиться, когда не так давно посетил индейцев из племени дуанов недалеко от Сиэтла. В аэропорту наш вертолет встретили боем барабанов и песнями. Меня обнял вождь племени и сказал, что рад встретить брата, который создал такие правдивые образы их предков. Потом меня приняли в племя и дали новое имя. В один из вечеров возле костра старый вождь попросил закрыть глаза, сосредоточиться и представить себе, что я  - животное. При этом нельзя было диктовать своему подсознанию образ, все должно произойти само собой. Я увидел себя... волком, но вслух не произнес, а лишь подумал про себя. Я был изумлен, когда вождь....произнес: «Ты - Волк!» Так я получил это имя. Так что теперь я уже не киношный, а самый настоящий индеец. Мне доводилось встречаться с настоящими индейцами дважды. Очень жалко, что их культура уничтожена, и никто не сможет это восстановить - это уже история, а историю пишет победитель...

      - Вы - актер с мировым именем, на фильмах которого выросло не одно поколение    благодарных зрителей. А какие фильмы любите смотреть сами?

- В основном те, что несут добрый, психологически эмоциональный посыл, когда после их просмотра в сердце остается теплое чувство, и оно не покидает еще долго-долго. К сожалению, современный кинематограф делает ставку совсем на другие картины, в приоритете фильмы, в которых культивируются насилие и жестокость. Но в них нет души, поскольку американцы, культивирующие такое кино, в каждом видят врага, с которым потом борются всеми возможными способами. К сожалению, мы в состоянии сами истребить себя, поскольку относимся к миру, в котором живем, потребительски и жестоко.  

  

- Есть ли роль, которую Вы еще не сыграли, но очень хотели бы?

- Я реалист и не живу несбыточными мечтами. Если что-то со мной происходит, значит, так тому и быть. Если суждено появиться такой роли – я пойду к ней навстречу, но не буду намеренно искать ее сам. Определенно скажу лишь одно: когда такая роль появится, я сделаю все, что в моих силах, чтобы сыграть ее на высшем уровне.

- В советское время Вы с успехом снимались не только в Крыму, но и в Узбекистане...

- Те незабываемые годы я помню до сих пор – в Крыму снимали «Текумзе», в Узбекистане – «Ульзана» и «Апачи». Помню, как аксакалы в самую жару сидели в теплых ватных халатах (чапанах) и пили обжигающе горячий зеленый чай из национальных чашек – пиал. Они и меня научили это делать. Помню огромные арбузы, сложенные целыми пирамидами – они свободно продавались на каждой улице. Помню, как седовласый старец сделал строгое замечание моему партнеру по фильму, ходившему в шортах: мол, так поступать нельзя, на вас же смотрят женщины, поэтому одевайтесь скромнее. Кстати о скромности. Под Самаркандом была оборудована мексиканская пустыня Чиуауа, а в индейской массовке преобладали лица узбекской национальности из местного колхоза «Навои» (Ургутский район). Как-то раз понадобилась скачущая на лошадях массовка. Пришлось обратиться за помощью в соседний кишлак. С большим трудом уговорили «апачей» из колхоза  раздеться по пояс. А потом еле угомонили: они так хохотали глядя друг на друга!

- Какой еще забавный случай можете припомнить?

- Как-то раз, на съемках в Болгарии, когда выдалось свободное время, наша съемочная группа отправилась пострелять в местный тир. Блестяще справившись с мишенями, я был удостоен специального приза за меткость. Но каково же было мое удивление, когда работница тира (не зная кто я ), пожилая женщина – вручила мне медальон… с моим собственным изображением!

     - Если бы можно было бы прожить жизнь заново, захотели бы Вы  что-либо в ней изменить?

- Этот вопрос очень философский. Назовите мне человека, который в своей жизни все делал правильно. То, что уже сделано, невозможно исправить, изменить. Конечно, кое-что я бы сделал иначе – например, оставил бы больше времени для общения с семьей, для себя.

- А что такое жизнь в понимании Гойко?

- Как говорят индейцы, жизнь – это вспышка светлячка в ночи, дыхание буйвола зимним утром, тень, которая скользит по утренней траве и исчезает на восходе солнца…

- Когда Вы смотрите теленовости, не появляется ли мысль о том, что если бы Вы были президентом – то очень многое сделали иначе?

- Такая мысль появлялась, и не раз. То, что сегодня творится в мире, стало возможным потому, что вокруг очень много неправды. Она везде, но особую «лепту» в искажение действительно вносят журналисты, однобоко трактующие современную реальность. Они, очевидно, думают, что люди глупы и ничего не понимают. К примеру, многое сегодня списывается на Ирак, но за всеми этими действиями стоят западные спецслужбы, развязавшие мировое противостояние. В Германии, где я живу, стало очень много беженцев – это настоящая катастрофа для каждого из них. Почему 1,5 миллиона человек должны бросать свой дом, жить на чужбине, в чужой среде? Кто создает такие ситуации, при которых люди в одночасье лишаются родины? Кому по силам оказалось столкнуть две ветви одной религии – суннитов и шиитов, кто сумел вбить клин противоречия между двумя братскими странами – Украиной и Россией?

Напрасно люди думают, что сами они ничего не могут изменить. Да, не все из нас политики и обладают достаточной властью, но каждый сам, на своем месте, может сделать многое. Поддерживать добрые отношения с соседями, не унижать людей, деля их на национальности и сословия, уважительно относиться ко всем без исключения.

Североамериканские индейцы считают, что «тот, кто чужую жизнь не воспринимает как свою собственную – становится убийцей. Человек иногда думает, что он властелин и правитель. Это не так. Мы всего лишь часть общего, наша задача – сохранить землю, а не уничтожить ее. У человека есть ответственность, а не власть, поэтому надо думать о каждом своем решении. Наша обязанность состоит в том, чтобы оставить еще не рожденным потомкам мир не хуже, чем он достался нам». С этой простой правдой трудно не согласиться.

- Как Вы восприняли вступление Крыма в состав Российской Федерации?

- Очень позитивно! С большой симпатией отношусь к президенту Владимиру Владимировичу Пyтину, верю, что у вашей страны большее будущее.  А вот за событиями в Украине слежу с тревогой - то, что сейчас в ней происходит, до боли напоминает мне родную Югославию. Если бы кто-нибудь раньше сказал мне, что в моей стране будет межнациональная война, межэтнический конфликт, я бы посчитал этого человека за идиота. Для меня эта очень больная тема. Война, увы, не пощадила многих: у меня она отняла мать. Когда начались бомбежки, мама от переживания перестала есть и медленно угасла от стресса. Я звонил ей каждый день. Однажды брат взял трубку и сказал, что ее больше нет. Я хотел приехать проститься, брат отговорил: тут бомбы НАТОвские, мост взорван, вокруг все очень плохо. Получилось приехать на могилу лишь через полгода... Поэтому я искренне надеюсь на то, что Пyтин справится с ситуацией и сумеет примирить два братских народа, по сути, составляющих одно целое.

- Какое пожелание Вы хотели бы передать нашим читателям?

- От всего сердца желаю всем доброго здоровья, веры в себя и в свои собственные силы, успеха на жизненном пути, благополучия и мирного неба над головой. Мы обязательно встретимся!


|