Отель "Чистый воздух": как Кондулайнен и Мишулина "развели" в Крыму

два дня назад в 06:34, просмотров: 3013

В 2002 году судьба свела меня со съемочной группой фильма под рабочим названием «Отель «Чистый воздух». На экраны комедия Бориса Мирзы вышла уже как «Курорт особого назначения». А началось это знакомство со странного звонка от совершенно неизвестного мне человека.

Отель
А брови-то брежневские у Спартака Мишулина накладные...

Оказывается, в тот момент я уже успел прославиться в узких кругах деятелей, близких к искусству, как знаток крымской природы и необычных ландшафтов.

В пользу Балаклавы

Вот этот мой скромный талант, не замеченный большинством окружающих, и был востребован. А заодно и мой «Москвич ИЖ-412», на котором мне предложили встретить в симферопольском аэропорту продюсера Валерия Кречетова, проконсультировать его по возможным местам съемки. Он ехал на рекогносцировку, но Крыма практически не знал. Встретил гостя у стойки выдачи багажа, проводил его в ближайшее кафе, где после тяжелого перелета Валерий сделал глоток коньяка. Попивая кофе, мы разговорились. И задача стала приобретать вполне конкретные силуэты. Сценарий будущего фильма написал Андрей Чернышев. Собственно говоря, это была дипломная работа выпускника вуза. Валерий прочитал сценарий и остался им доволен. Работа закипела. Для участия в картине пригласили известных актеров Спартака Мишулина, Елену Кондулайнен, Анатолия Журавлева, Игоря Яцко, Георгия Дронова, Юлию Михайлова, Романа Радова, Анну Попову, Игоря Ветрова... Группу операторов возглавил Александр Алешников, музыку взялся писать композитор Виталий Салтыков. Дело стало за малым - найти место для съемки. Наша беседа продлилась чуть более 30 минут, Кречетов живо описал свое видение съемочной площадки и попросил отвезти его в Ялту на киностудию. Еще 10-15 минут свою точку зрения я мотивировал столь убедительно, что Валерий согласился ехать сразу в Балаклаву. Мы успели засветло добраться до западного берега бухты, подняться к основанию скалы Мытылино и осмотреть рощицу фисташки у батареи Драпушко. Продюсер призадумался, взял тайм-аут на двое суток. Уж очень настойчиво его зазывали ялтинские коллеги по цеху на площадки киностудии.

Сцена на севастопольском вокзале.

Уже через сутки раздался телефонный звонок из Ялты: «Владимир, ты был прав. Возвращаюсь в Балаклаву. Подыщи нам человек на 10 жилье в Балаклаве». А через неделю часть актеров уже поселилась в пансионате «Чембало», а часть - отправилась в гостевой дом вблизи Херсонеса.

А теперь можно сказать и о сюжетной лини фильма, который «Синемаскоп Студия» замышляла как трехсерийный телесериал. В поисках легких, но рискованных денег искатель приключений актер-неудачник Веня Колпаков (Георгий Дронов - сегодня звезда сериала «Воронины») попал под влияние аферистов Илоны (Юлия Михайлова) и Миши (Игорь Яцко). Веня помогает набрать группу отдыхающих в несуществующий санаторий. И назван этот санаторий «Чистый воздух», поскольку ничего кроме воздуха он не содержит. Клиенты подбираются по совершенно разным критериям. Все они страдают теми или иными психическими недугами. Как развивалась эта авантюра, мне становилось ясно только по ходу съемки.

Зеленый оазис Максимовой дачи был признан идеальным местом для нескольких сцен с купанием в прудах. Благо в тот момент популярное место отдыха было очищено от мусора. Три дня работали на руинах усадьбы городского головы Максимова.

Тушенка для Бобра

Актеры прибывали в Севастополь точно к назначенному дню съемки. График их работы очень плотный, и каждый лишний день нахождения в городе был сопряжен с большими проблемами. Съемки начались незамедлительно по мере прибытия актеров. Сцену приезда в южный город сняли на площади железнодорожного вокзала в Севастополе. Слово «Крым» ни разу не прозвучало в фильме, но герои в руках вертят карту полуострова. На привокзальной площади гостей никто не встречал. И Веня вынужден арендовать автобус тут же на площади. Долго реквизит искать не пришлось. На рынке, где улица Ревякина примыкает к улице Героев Севастополя, шла бойкая торговля овощами с полей совхоза «Севастопольский». Совхозный автобус «Кубань» был так перемазан грязью с полей открытого грунта, что оставалось только открутить напрочь одну фару, снять с петель водительскую дверь, пассажирскую закрепить в открытом состоянии и подать транспорт на съемку.

Бобер вглядывается в карту Дронова.
Роль водителя машины, человека трудной судьбы (ЧТС) пригласили сыграть актера театра им. Луначарского Анатолия Бобра. Его одели в кожаные брюки и берцы, в кожаную куртку и летный кожаный шлем с очками. В тени платанов у автобуса, сидя на бордюрном камне, Бобер штык-ножом ел армейскую тушенку прямо из жестяной банки. Вот тут его и уговорил Веня взять пассажиров. Сидений в автобусе не было, вместо них стояли ящики из-под капусты и кабачков.
Расстояние на карте Крыма в половину штык-ножа.
Сделали три дубля. В каждом Анатолий штыком открывал новую банку консервов и «с плохо скрываемым аппетитом голодного человека» ел тушенку. Третья банка была явно лишней и просилась обратно. Бобер едва доиграл роль. Кто бы из окружающих знал, что вечером он должен был хороводить застольем на дне рождения дорогого ему человека. На еду он еще пару дней смотреть не мог.

Мирская слава

На этой же площади было снято несколько дублей выхода из дверей вокзала всей группы. Пока операторы выставляли камеры, выжидали ухода облаков, закрывающих солнце, мы со Спартаком Мишулиным мирно беседовали, сидя на ступеньках вокзала. Мимо пробегали стайки севастопольских школьников, ожидающих своего автобуса для поездки на ЮБК. Они подходили к нам с открытками, купленными в газетном киоске, и просили дать автограф. Ирония судьбы - Спартак Васильевич подписал 10 открыток, а мне ребята подали штук тридцать. Увы, «Белое солнце пустыни» эти ребята уже не смотрели, как и «Кабачок «13 стульев». И Карлсона с пропеллером в исполнении Мишулина им увидать не довелось. А Севастопольское телевидение смотрели каждый день. И новости, и спортивные программы, и приключенческие передачи. Кстати, в разговоре со мной Спартак Васильевич высказал убеждение, что «Белое солнце пустыни» - лучший фильм советского кинематографа!

На паперти вокзала - Спартак Мишулин и Владимир Илларионов.
Комедийный жанр фильма позволил Бобру сыграть еще несколько ролей в том же гриме. После водителя автобуса он неожиданно стал пилотом самолета Ан-2 и лодочником. Поездка на дребезжащем овощном автобусе (его вел настоящий водитель) закончилась на серпантине над Мраморным пляжем в Балаклаве. Герой Спартака Мишулина был загримирован под типаж «а-ля дорогой Леонид Ильич».
Неподражаемый Спартак Мишулин.
Вот он и спросил водителя: «А как та свадьба, что вы, молодой человек, везли»? Роль Бобра была крайне малословная. Молча он остановил машину, сверкнул злыми глазами на пассажиров и выбросил их чемоданы на дорогу. Здесь в кадр, в качестве транспортного средства, вошел ослик из севастопольского детского экопарка «Лукоморье». Георгию Дронову даже пришлось с десяток раз на нем прокатиться.

А теперь «горбатый»...

Отрицательные герои фильма решили к отелю лететь на самолете. Пилот в кожаном шлеме остервенело курил беломорину, высунувшись в окно пилотской кабины. Мимо стоящего на спортивном аэродроме в Юхариной балке кукурузника с вращающимся вхолостую винтом проносились облака (создаваемые фальшфейером). Это был единственный в фильме пиротехнический эффект. Вновь человеку трудной судьбы был задан вопрос про свадьбу. В ответ из пилотской кабины в салон Бобер выбросил рюкзаки с парашютами. Дескать, прошу всех вон! До сих пор не знаю, была ли сцена с самолетом в первоначальном сценарии или это импровизация режиссера и продюсера, навеянная рассказами большого любителя кинематографа, местного предпринимателя Игоря Лукашова.

Игорь Лукашов готов был сыграть с Еленой Кондулайнен хоть в шахматы, хоть в шашки...
У Игоря было множество прыжков с парашютом, налетаны часы на самолетах, а знакомство с актером Анатолием Журавлевым он высоко ценил. Приглашая Игоря на съемочную площадку, я не подозревал, что он до конца съемок забросит свой бизнес и всюду будет сопровождать новых друзей. Для съемок фильма он предложил свой кабриолет лимонного цвета, изготовленный из старого горбатого «Запорожца».
Актеры изучают Зап-кабриолет...
Уникальная машина после переборки ходовой части и капремонта движка вела себя очень надежно. А яркий кожаный салон привлекал внимание любителей современного тюнинга. Снимали «горбатого» много, но в фильм он так и не попал.

День флота

Следующую сцену Бобер играл на лодочной арест-площадке в Балаклаве. В канун Дня флота на причале выложили сети, установили старый примус. На примусе варилась «рыбацкая похлебка». Для яркости красок в эту булькающую «уху» бросили три банки томатной пасты, пару селедок и довели ее до кипения. В той же кожаной одежде, что и в первый день, Анатолий изнывал от жары, изображая из себя лодочника (сцена на причале в окончательный вариант фильма не попала). В поисках отеля аферисты нанимают рыбацкий баркас (от других местных плавсредств он отличался зеленым цветом корпуса). Снова прозвучал вопрос о свадьбе, и назойливый пассажир Миша летит за борт. Несколько сцен было отснято на гальке пляжа Василевой балки. И нежное море с идиллической картинкой купания, и бурные волны начинающегося шторма и драматическими устремлениями разочаровавшейся в жизни героини. А тут случилось «чудо».

Веня Колпаков (Георгий Дронов).
На День флота традиционно закрывался рейд Балаклавской бухты, так как там стояла бригада катеров морских пограничников. Выход и заход гражданских судов и лодочек был запрещен. Кто-то проглядел выход в море киношников. Но вернуться им не позволили. Вот они и болтались на вечерней волне, жарились на солнце, изнывали без питьевой воды и пива. На причал в сумерках они с трудом поднялись из ялика, настроение у всех было никудышным. Да и болтанка нескольких актеров заставила «Ихтиандра звать»... От ужина в тот вечер отказались все.

Ориентиры Мишулина

Спартак Мишулин проживал в период съемок в гостинице возле Херсонеса. Однажды он слегка опоздал на съемку и пояснил это так: «Как всегда утром заказал такси и выехал вроде бы вовремя. Но если вчера ехал, ориентируясь по мусорным кучам, то сегодня заблудился в районе. Кто-то рано утром весь мусор вывез. Вот же незадача какая»! Скорее всего, Мишулин эту байку придумал по пути на съемочную площадку, чтобы развеселить публику. А необходимость в этом была. Жаркая погода, напряженный график порождали нервозность в отношениях всех участников съемки. Психовали актеры, забывавшие свои реплики. Нервничали операторы, поскольку импровизации режиссера требовали дополнительных усилий и необычных ракурсов. Иногда казалось, что атмосфера накалена до предела и сейчас кто-то сорвется в истерику. Спартак Васильевич ухитрялся вставить пару слов, после которых все либо откровенно хохотали, либо тихо смеялись. Но без улыбки его слушать было невозможно.

Дронов и Мишулин.

В течение всего дня Мишулин развивал бурную деятельность, постоянно находился на ногах. Позже стало понятно, что, присев на стульчик, он мгновенно засыпал. Актер стеснялся такого своего состояния и боролся со сном быстрой ходьбой и импровизациями в сценах. Охота с топором на своего однопартийца во второй части фильма - изобретение самого Мишулина. Он несколько дублей прополз по каменистому склону, размахивая топором и строя страшные гримасы. Герою Спартака Васильевича нужно было вспомнить, в каком банке и на каком счету он спрятал деньги партии. Актер мастерски сыграл свою роль, доводя ее до совершенства даже в мелочах.

Укус аборигена

Как-то вернувшись из Балаклавы, девушки нечаянно с собой прихватили в одеялах аборигена южных скал. Сколопендра никак себя не проявляла до 12 часов ночи, но, когда ее случайно в постели придавили ногой, атака была мгновенной. Укус сороконожки был столь болезненным, что в гостинице начался переполох. Вызвали надежного друга Игоря Лукашова. Осмотрев ногу пострадавшей, Игорь успокоил ее словами о том, что укус сколопендры для человека не смертелен. Но на всякий случай повез девушку в приемный покой первой горбольницы. Увы, в Севастополе сыворотки от таких укусов не было. Проведя доступные процедуры, врачи отправили страдалицу домой и прописали ей три дня покоя. На следующий день только и разговоров было про членистоногое. Травы и кустов все сторонились, но график съемки не нарушился. Режиссер-постановщик Борис Мирза был доволен.

Большая часть фильма была снята в Балаклаве на фоне Спящей Красавицы и мыса Айя. Пляж Васили снят без привязки к месту, но силуэт горы Кая-Баш угадывается на границе кадра. Можжевелово-фисташковая рощица над морем позволила отснять множество разноплановых сцен, проходок и диалогов героев. В некоторых кадрах в расфокусировке видны элементы фортификации батареи Драпушко. Операторы мастерски выбирали ракурсы с природными красотами. И каждый желающий без особого труда признает места съемки в Балаклаве.

Сегодня Георгия Дронова знают как звезду сериала "Воронины".

По фильму зло было в меру наказано, добро почти победило, любовь и дружба восторжествовали. Особо строго судить фильм не стоит. Он ценен своей натурной съемкой и искренней работой актеров. Съемка фильма была завершена в августе, а к декабрю его смонтировали и озвучили. Однако на телевизионный экран он так и не вышел. Причины неизвестны. В Сети можно найти хорошие копии фильма под названием «Курорт особого назначения», укороченного до двух часов. Увы, множество довольно интересных, по мнению дилетанта от кино, сцен в фильм не вошло. Но такова судьба отснятых материалов в кинематографе.