Установлено имя лётчика, самолет которого нашли в Керченском проливе

В одном из материалов газета «МК» в Крыму» рассказала о том, как два года назад в Керченском проливе был обнаружен и поднят с морского дна погибший самолет.

Ничего не было известно о его летчике. И вот на днях усилиями научных сотрудников ГБУ РК «Черноморский центр подводных исследований» Павла Андреевича Горбунова и Виктора Васильевича Вахонеева эта тайна раскрыта. Ученые поделились добытыми фактами с редакцией нашей газеты.

В одном из материалов газета «МК» в Крыму» рассказала о том, как два года назад в Керченском проливе был обнаружен и поднят с морского дна погибший самолет.
Со дна Керченского пролива поднимают самолёт Николая Крайнего.

В годы Великой Отечественной войны в акватории Керченского пролива, являвшегося зоной интенсивных боёв, затонуло множество судов и самолётов. В период с 31 октября по 11 декабря 1943 года здесь развернулась знаменитая Керченско-Эльтигенская десантная операция - одна из крупнейших в годы Великой Отечественной войны. В ней с советской стороны  участвовало более 130 тысяч бойцов, свыше 250 кораблей, больше тысячи самолётов. По масштабам с ней может поспорить только Керченский десант 1941 года. Участвовали в боях практически на всем советско-германском фронте также истребители "Кёртисс Р-40". Один из них обнаружили уже в мирное время археологи.

   Произошло это в апреле-мае  2017 года в Керченском проливе, где работала большая поисково-исследовательская подводная экспедиция. Она являла собой совместный проект Региональной общественной организации «Историко-культурный досуговый центр «Батарея 29-БИС», Общероссийского «Поискового движения России», а также Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Черноморский центр подводных исследований». Её участники обследовали несколько затонувших судов и самолётов, погибших во время боевых действий.

   Завершающим аккордом стала операция по подъёму на поверхность самолёта – истребителя американского производства Кёртисс P-40 (англ. Curtiss R-40), известного как «Киттихок». Самолет был обнаружен на дне Керченского пролива ещё в 2014 году. Объект располагался в 9 км от Крымского берега в районе озера Тобечик, и в 6 км от Таманского берега в районе косы Тузла. Ширина пролива в этом месте составляет около 15 км. Самолёт лежал  на глубине 9 метров.

Самолет Kittyhawk в полете.

   В апреле 2017 года археологи во время предварительных погружений, непосредственно перед началом операции по подъёму отметили хорошую сохранность корпуса и цельнометаллического фюзеляжа. На крыльях виднелась жёлто-зелёная камуфляжная расцветка. У самолёта была сильно повреждена консоль левого крыла. Из повреждений также зафиксировано отсутствие обшивки моторного отсека в носовой части самолёта, сдвижной части фонаря кабины пилота, а также винта.

   Следует обратить внимание, что в данном районе в последние годы образовалась стоянка больших сухогрузов, следующих через Керченский пролив. Самолёт мог быть повреждён якорями стоящих на рейде судов. Этот фактор также был одним из основополагающих, обусловивших необходимость подъёма самолёта на поверхность. Он оказался сильно заилен. Поэтому несколько дней его отмывали при помощи брандспойтов. В дальнейшем были определены точки крепления, подготовлены промоины под фюзеляжем самолёта для специальных строп-полотенец. Крепить стропы решили в местах, обозначенных в штатной схеме. Первоначально планировали поднимать самолёт посредством надувных понтонов и специальных парашютов. Но на заключительном этапе помощь оказали строители Крымского моста через Керченский пролив, выделившие большой плавучий кран.

   Сразу после подъёма приступили к расчистке кабины пилота. Был обнаружен целый ряд артефактов: фрагмент парашюта лётчика с номером 142, остатки аптечки с бинтом и пузырьком спирта, кислородная маска, многочисленные технологические шильды (специальные информационные таблички с серийными номерами, относящимися к изделию). В кабине частично уцелела приборная доска и радиостанция. К нижней части фюзеляжа самолёта была прикреплена авиационная фотокамера советского производства, из чего следует, что боевое задание было связано с разведывательными целями. Обнаруженные внутри камеры незначительные фрагменты фотоплёнки не подлежали реставрации. Сохранилось вооружение истребителя– шесть встроенных в крылья пулеметов «Браунинг» калибра 12,7 мм с полным неизрасходованным боекомплектом. Все вышеуказанные находки пополнили фондовую коллекцию Музея  Черноморского центра подводных исследований.

   Планируется, что после реставрации корпус самолёта выставят как экспозиционную модель на одной из мемориальных исторических или музейных площадок Керченского полуострова. Первоначально фигурировавшая в средствах массовой информации версия о том, что пилотом истребителя являлся младший лейтенант Владимир Иванович Авдеенко, не вернувшийся с боевого задания 29 ноября 1943 года, не подтвердилась. Расшифровка обнаруженной технологической шильды с серийным номером самолёта дала возможность получить достаточно полную информацию. По материалам архивов мы узнали, что данный самолёт числился в 3-й авиационной эскадрилье 30-го Отдельного разведывательного авиационного полка Военно-воздушных сил Черноморского флота. Пилотировал его младший лейтенант  Николай Семёнович Крайний.

   Он был сбит огнем зенитных орудий противника 15 ноября 1943 года при выполнении боевого задания во время прохода над посёлком Эльтиген. Снаряды немецких зенитных орудий «Эрликон» попали в мотор самолёта. Пилот повернул в сторону моря, и протянув насколько было возможно через пролив, посадил машину на воду. Покинув тонущий истребитель, летчик воспользовался надувной спасательной шлюпкой, входившей в табельное снаряжение. Спасла Николая Крайнего команда катера. Однако теперь известна одна важная деталь: не обошлось без фронтовой дружбы.

   Дело вот в чем. Служили в третьей эскадрилье два верных друга. Одного вы уже знаете. А второго звали Александр Дмитриевич Карпов. Они были «земляками», оба из Ставропольского края, однокурсниками по Ейскому авиационному военно-морскому училищу. Когда распределяли их по чстым, попросили руководство не разлучать их. Просьбу уважили.

Герой Советского Союза Александр Дмитриевич Карпов.

   В тот день 15 ноября 1943 года друзья получили разные задания. Крайний улетел на разведку в один район, Карпов в другой. Чем закончился полет Николая, мы уже знаем. Александру тоже пришлось несладко. На тот момент советский десант в Керчи по ночам блокировали с моря корабли противника, и наша авиация никак не могла обнаружить их место базирования. Это задание и поручили Карпову. То ли ему повезло, то ли проявил молодой пилот свою выучку, но сумел он уже в первом  вылете  обнаружить в порту Камыш-Бурун 12 немецких быстроходных десантных барж, хотя накануне там стояла лишь пара сейнеров. По летевшему на небольшой высоте самолёту гитлеровцы открыли огонь из многочисленных зенитных орудий. «Киттихок» получил повреждения, но дотянул до аэродрома, и лишь при посадке у самолета отвалился хвост.

    Карпову разрешили  пересесть на Р-40 и повести группу флотских Ил-2 для уничтожения обнаруженных целей.  Операция прошла успешно. Но едва  летчик приземлился, ему сообщили: над Керченским проливом только что сбит его лучший друг Николай Крайний. По данным постов наблюдения, пилот не погиб, он на резиновой шлюпке медленно дрейфует к берегу, занятому противником. Карпов без отдыха добровольно вызвался пойти в третий раз на взлет для поиска товарища и координирования действий спасательного катера. Пролетая галсами над проливом, пилот  обнаружил яркую оранжевую лодку Николая, и тотчас навел спасательный катер, благополучно подобравший лётчика на борт.

    В общем контексте описываемых событий интересен тот факт, что спустя пять месяцев, уже при освобождении Крыма 18 апреля 1944 года Н.С. Крайний был сбит во второй раз. В разведывательном полёте над вражескими кораблями его истребитель P-40 был сильно повреждён огнём зенитных орудий. Двигатель начал давать перебои, потерял мощность, и самолёт стал терять высоту. Пилот отвернул в сторону берега и пошёл на посадку, приводнившись в пятнадцати километрах западнее мыса Тарханкут. История повторилась. Для спасения выслали катер, а найти Крайнего снова поручили Карпову. В свою очередь и гитлеровцы хотели захватить советского лётчика, послав для этого летающую лодку– гидросамолёт BV 138G-1, известную как «Гамбург». Сделать немецким  асам задуманное помешали Александр Карпов и его ведомый Алексей Гавриш. Их атака оказалась фатальной для врагов – лодка рухнула в воду. Вскоре подоспела команда спасательного катера: матросы не только подняли нашего летчика на борт, но и взяли в плен пятерых немецких авиаторов.

   В биографической справке Николая Крайнего указано, что он родился в 1921 году в городе Минеральные Воды, Ставропольского края. В мае 1942 года прошёл обучение в учебной авиаэскадрилье ВВС ЧФ, в 1944 году стал командиром звена. Лётчик был удостоен трёх орденов Красного Знамени,  медали «За оборону Кавказа», ордена Отечественной войны 1-ой степени. В выданных ему характеристиках написано: бесстрашный лётчик-истребитель, летающий в любых условиях дня и ночи, талантливый воздушный разведчик, отлично владеет техникой воздушного боя,  участник освобождения Крыма и Одессы. Наряду с выполнением задач военной разведки, пилот не упускал возможности штурмовать  вражеские объекты, в том числе катера, самолёты и поезда.

   Отдав многие годы жизни военной авиации, подполковник в отставке Н.С. Крайний перешёл на работу в гражданскую авиацию. Умер и похоронен в городе Минеральные Воды в 1991 году.

Памятник Карпову в Крыму, фото: shukach.com/Eduard

    Еще выше оценены заслуги А.Д. Карпова. 6 марта 1945 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны продолжил служить в морской авиации. В запас вышел в 1972 году и проживал в Ленинграде. Умер и похоронен в Санкт-Петербурге в 1996 году. Бюст Александра Карпова установлен на Аллее Героев в посёлке Новофёдоровка Сакского района Республики Крым.