Проводя референдум, мы надеялись на воссоединение с Россией - Цеков

30 лет назад крымчане своим выбором подтвердили намерение вернуться в родную гавань

20 января 1991 года состоялся референдум о государственном и правовом статусе Крыма. В последний год существования Советского Союза, когда страну уже зашатало от парада суверенитетов, крымчане определились однозначно - им не по пути со сторонниками развала и пьянящей независимости.

30 лет назад крымчане своим выбором подтвердили намерение вернуться в родную гавань
фото Леонида Берестовского

Сенатор Российской Федерации от законодательной власти Республики Крым Сергей Цеков считает, что референдум 1991 года тоже по сути был «за Россию».

- На тот момент мы все остро почувствовали, что СССР на грани разрушения, - говорит Сергей Павлович. - Мы тогда впервые столкнулись с неадекватным проявлением украинского национализма. Мы поняли, что нам нужно защищаться. Референдум 1991 года - общий прорыв, настроение всего крымского сообщества. Здесь пытаются некоторые театром это назвать, но я помню ту выборную ситуацию, поскольку баллотировался в депутаты СССР и Украины, участвовал в избирательных кампаниях конца 80-х - начала 90-х годов. И тогда уже поднимались вопросы восстановления крымской автономии. Автономия была защитой нашей от украинского национализма. Мы считали жизненной необходимостью проведение референдума о воссоздании крымской автономии - имелось в виду в составе РСФСР. Но нам не дали возможности это осуществить. Но зато при всех проблемах, с которыми сталкивалась автономия, при всех наших удачах и неудачах, она нам многое дала. Прежде всего, крымская автономия сформировала вот такую общность - народ Крыма. И он сумел сохранить русский язык, культурные и духовные традиционные ценности, сохранить историческое наследие и, главное, - любовь к России.

фото Леонида Берестовского

- Почему в украинский период в Крыму звучали упреки в «бумажной автономии», построенной на стремлении к власти местных депутатов?

- Конечно, слышал такие разговоры: «Ну, что вам дала эта крымская автономия»? Отвечу: прежде всего, в международно-правовых стандартах хороший рычаг для самоопределения. И он был реализован в 2014 году. А то, что она была слабая, не наполненная, - это да. Но мы были автономией. Фактически русским анклавом с элементами государственности за пределами России. Было активное сопротивление украинизации от представителей организации российских соотечественников. Потом движение «Русское единство» сформировалось. Но основная масса крымчан, не будучи членами организации российских соотечественников, всегда сохраняла российский настрой.

Юрий Мешков, фото Леонида Берестовского.

- Был ли у нашего региона шанс вернуться в состав России после референдума 1991 года?

- Шанс вернуться был в 1991-1992 годах. Распадался Союз, а Украина как государство до конца не сформировалась, была слабой: у нее еще не было атрибутов власти. Проводя референдум, мы надеялись на воссоединение. Это был первый шаг. Но не получилось. Те, кто на первом этапе создавал автономию, имели другую тактику. Когда в 1994 году президентские выборы в Крыму выиграл Юрий Мешков и в Верховном Совете победу одержал блок «Россия», мы снова были с мыслями о возвращении. Но Украина уже окрепла... Был у нас в Крыму свой президент, был парламент из пророссийских депутатов, но милиция, СБУ, нацгвардия, банки и прочие госорганы нам не подчинялись. Мы уже ничего не могли сделать. Но автономия у нас была. А в нюансы многие уже не вникают...

Референдум 1991 года был прологом в исторический 2014 год - Форманчук

Не было бы Референдума 1991 года, не было бы и Крымской весны - Георгий Капшук

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Репетиция возвращения