Гриша Ванюшкин: в Крыму меня вдохновляет всё, что нас оздоровляет

Уютный разговор в слякотном Симферополе с композитором, пианистом, гитаристом, исполнителем своих песен...

30.12.2018 в 13:57, просмотров: 1592

Музыкант, родившийся на берегу Черного моря и покоривший Петербург. Он ежегодно дает концерты в Крыму, а его многогранный опыт – это и участие в Sofar Show, и игра на улицах, и многочисленные выступления в театрах и кафе («Миракл», «Несуществующий Этаж», арт-пространство «Книги и Кофе», современный театр Д.О.М. в Симферополе).

Гриша Ванюшкин: в Крыму меня вдохновляет всё, что нас оздоровляет

- Расскажи о себе и о том, как стал музыкантом.  

Я стал музыкантом, потому что меня воспитала мама, а маму воспитала бабушка и тоже в традиции музыкальной. И вообще у меня была довольно музыкальная семья, и это привело к тому, что музыка мне близка с детства.

- С какими трудностями сталкивается начинающий автор (в контексте твоего опыта)?

- Я, например, столкнулся с недостатком самоуверенности, поэтому мне необходимо было искать подтверждение, что я могу творить. Таким образом, это – самая главная проблема, которая заставляет искать поддержки. Нужен человек, который скажет тебе: «Ты – музыкант». А когда я достиг того уровня, что мне уже достаточно этих слов, я начал задумываться о музыке в профессиональном плане.

- Каким было твое первое выступление, когда и где оно состоялось и какие эмоции ты при этом испытывал?

Оно состоялось в ДКП, в Симферополе. Мне было пять лет, и я вышел и прочитал стишок о том, что у нас в квартире холодно, и мы зажгли костер, и как жаль, что паркет сгорел. Эмоции были потрясающими, передо мной была совершенно черная аудитория, где совершенно непонятно, кто что делает, но зато потом мне подарили плюшевого кота, и я очень успокоился.

- В одном из интервью ты произнес такую фразу: «Я пытаюсь приблизиться хотя бы к тому, как это делала моя мама». Твоей маме нравятся твои песни?

Что значит «нравится, не нравится»? Это – мама, а мама по определению относится к нам положительно.

- А что тебе нравится/не нравится в современной музыке? Есть тенденции, которые тебя раздражают?

- Я вообще слушаю не очень много музыки, поскольку достаточно увлечен собственной. Но когда слушаю, это должно совпадать с моментом. То есть я достаточно просто отношусь к тому, чтобы послушать дурацкую музыку, но все-таки, на мой взгляд, самое прекрасное, что в музыке есть – это классическая музыка, и люди, слушая ее, получают возможность приобщиться к прекрасному во всех его смыслах, потому что в классической музыке, особенно в живой, есть такие фантастические глубины, перспективы и возможности, которые в современной музыке лишь адаптированы под наши быстро сменяющиеся эпохи.

- А чем ты занимаешься, помимо музыки? Как зарабатываешь на жизнь?

Зарабатываю музыкой. А чем занимаюсь еще? Тем же, чем и все нормальные люди – стараюсь не скучать. Например, мне очень нравится отдыхать на море, нравится трудиться, помогать людям другим, общаться с интересными людьми, дружить мне нравится, одеваться.

- Типичный день из твоей жизни.

Я просыпаюсь. Потом я, например, читаю или играю, или что-нибудь пишу.

- Ты говорил, что Петербург – культурный город, культурная столица. Симферополь тоже столица, а вот культурный ли это город?

Ну, мне кажется, в каждом городе есть плюсы и минусы. Мне очень нравится Симферополь и то, что он претерпевает, на мой взгляд, качественные изменения. Мне нравится здесь природа, атмосфера. Она мне близка. А что касается культуры, то нужно сказать «спасибо» тем людям, которые несут знамя культуры в данный момент. Я не имею в ввиду Украинский музыкальный театр. Я имею в виду тех, кого мы знаем лично. Вот этих людей надо поддерживать, потому что людям культуры всегда непросто, имейте это в виду.

- В чем наш крымский менталитет выражается наиболее ярко и чем он отличается от менталитета жителей Петербурга?

У нас в Крыму есть множество нюансов, за которые люди, приезжающие из других городов, любят ругать крымчан. В каком-то смысле с ними можно согласиться, потому что есть в нас некая неприветливость. Несмотря на то, что мы достаточно курортное место, люди жалуются, что у нас нет культуры, которая помогала бы нам с достоинством презентовать богатства нашего природного «континента». С другой стороны, мы так настроены, якобы «вы нам должны», вы приехали к нам, но не мы рады вас видеть, а это вы должны были приехать, и теперь должны оставить нам денег».

- То есть как хозяева относимся?

- Да, чересчур...  Во-первых, нужно понимать, что у нас не так много людей, которые действительно исторически живут здесь долгое время. Во-вторых, надо как-то приветливей быть и все-таки адекватней, спокойней, потому что у нас нет принятия какой-то мультикультурной составляющей, когда люди стремятся к самовыражению, когда это не то чтобы поощряется, но хотя бы не осуждается. В этом смысле, конечно, надо протаптывать культурную дорожку. А во всех остальных смыслах, те изменения, которые здесь происходят, заставляют людей не костенеть, и это очень здорово.

- О каких положительных изменениях ты говоришь?

- Мне кажется, стало красивее в центре. Какие-то здания привели в порядок. Люди стали больше следить за собой. И психическая атмосфера в целом стала более здоровой. Возможно, это просто я изменился. Но мне кажется, что все-таки именно сам дух стал более открытым.

- На передаче «Утро» Оксана Куприянова спросила: «Повлияла ли жизнь в Петербурге на твое творчество». Ты ответил отрицательно. Я хочу задать обратный вопрос: как жизнь в Крыму отразилась на стиле твоей музыки? Все-таки большую часть жизни ты прожил в Крыму.

- Когда я приезжаю сюда, я испытываю совершенно особые чувства, которых нет в других городах, и эти чувства меня очень вдохновляют.  Например, море, горы и все, что связано с высотой, с простором, теплом. То есть меня вдохновляет все, что оздоровляет нас, и особенно – ощущение бескрайнего единения с природой, которую можно трансцендентно ощутить как связь с некоей высшей сущностью. И когда есть возможность перевести это в искусство, это всегда очень важно.

- Как ты можешь охарактеризовать свой стиль?

- Я бы сказал, что это попытка выйти за пределы какого-то формата, который раздражает. С другой стороны, это – попытка оставаться собой в музыке. То есть это – альтернатива.

- Тебя часто называют «неоромантиком», ты согласен с таким определением? Как ты понимаешь этот термин?

- Ну, это люди, которые в современных условиях продолжают романтически смотреть на мир. В этом нет ничего героического или требующего того, чтобы определять это как отдельный стиль. Это просто совершенно внешняя оценка, изнутри я себя таким не чувствую.

- А каким ты чувствуешь себя изнутри?

- Искателем, новичком. Потому что я еще толком ничего не сказал так, как хотел бы сказать.

- У тебя бывают периоды, когда «не пишется»?

- Конечно. Это совершенно нормально. В творчестве важно выстроить свое ремесло и понимать, что, если тебе не пишется, то все равно нужно писать. И пока ты балансируешь между сухой рационалистической тренировкой «мышцы» и ожиданием, когда на тебя нахлынут настоящие эмоции, которые вдохновят на музыку, – этот срединный путь и есть определяющий для того, чтобы оставаться в творческой форме.

- Почему определяющий?

- Потому что, если будешь склоняться к чему-то одному, тебя все равно «выведет» обратно, но этот процесс будет сопровождаться периодом творческого застоя. Потому что ты будешь слишком сильно давить в одну сторону и все, что сделаешь, получится одинаковым и скучным. Не будет в этом баланса, не будет жизни. Или наоборот, будет слишком много жизни и слишком мало искусства.

- Таким образом, если в период кризиса музыкант только и делает, что ждешь вдохновения, он стоит на мертвой точке?

- Да. Хотя это касается не всех музыкантов. Но мне кажется, что человек должен тренировать себя постоянной импровизацией, какими-то поисками своих внутренних состояний. Инструмент помогает погрузиться внутрь и найти себя – выйти из бытовой, повседневной жизни в более магическое состояние, в котором ты можешь проложить дорожку к себе глубинному, находящемуся за пеленой происходящих событий и наблюдающему за ними.

- То есть творческий «застой» – явление закономерное, это – период, когда человек ищет настоящего себя, чтобы достать его из собственных глубин, да?

- Не бывает так, что человек постоянно фонтанирует супергениальными произведениями, естественно. Для этого нужно переживать сильные эмоции, а если все время переживаешь сильные эмоции, ты либо быстро уйдешь в небытие, как Бродский, либо они сотрутся и превратятся в какую-то постоянную историю, которая перестанет быть сильной. 

- А что ты можешь сказать о театре Д.О.М.? Какое значение имеет появление этого современного театра для жителей столицы и для Крыма в целом?

- Ну, я не видел изнутри, что в нем происходит, но могу сказать, что для человека, живущего в Симферополе, возможность сравнивать, анализировать и посещать этот театр, при том, что это не требует серьезных вложений, очень расширяет жизнь, углубляет и придает ей больше красок.

- Большое спасибо за интервью. Напоследок два небольших вопроса из опросника Марселя Пруста. Твоя самая характерная черта?

- Занудство.

- Какова твоя мечта о счастье?

- О счастье нельзя мечтать. Счастье – это недостижимое состояние. Можно лишь думать об отключении всего, что определяет слово «счастье». Об отключении тех составляющих бытия, которые говорят нам, что мы либо счастливы, либо несчастны. 

- Какие из этих составляющих присутствуют в твоей жизни?

- Это может быть все что угодно. Душное помещение, например. Где для того, чтобы быть счастливым, нужно просто открыть окно.