Как крымский винодел "подправил" репутацию тверских мошенников

Два Кашина

Иногда один человек способен искупить грехи целого города. Иногда и всей страны. Поспособствовать отдельно взятой личности в этом нелегком деле может высокий профессионализм и вера в то, что помочь себе можем только мы сами.

Два Кашина
Жерар Депардье в Крыму. фото: М.Львовски

«МК в Крыму» узнавал подробности судьбы человека, которого без преувеличения можно назвать мессией отечественного виноделия

Кашинские вина

Весьма оригинальный бизнес процветал в одном из старейших городов Тверской области во второй половине XIX века. Городок именовался Кашин. Виноград здесь не выращивали, но вино делали. Каким образом? Об этом стоило спросить предприимчивых горожан - купца Терликова и братьев Зазыкиных. Обман пьющих граждан с целью личной наживы они грехом не считали. Не верили эти «Фомы» в этот грех. Считали: «что льется, то и пьется». Потому шли по пути наименьшего сопротивления. В южных краях, преимущественно в Астрахани, покупали плохо выбродившее вино (чихирь) и начинали творить… 

Город Кашин. фото: kuba.livejournal.com

«…И пила Мещера рублевые (на ассигнации) кашинские хереса, пила и похваливала. Сначала с этих хересов тошнило, но потом привычка и патриотизм делали свое дело. <...> Процесс выделки изумительно простой. В основание каждого сорта вина берется подлинная бочка из-под подлинного вина. В эту подлинную бочку наливаются, в определенной пропорции, астраханский чихирь и вода. Подходящую воду доставляет река Кашинка, но в последнее время дознано, что река Которосль (в Ярославле) тоже в изобилии обладает хересными и лафитными свойствами. Когда разбавленный чихирь провоняет от бочки надлежащим запахом, тогда приступают к сдабриванию его. На бочку вливается ведро спирта, и затем, смотря по свойству выделываемого вина: на мадеру - столько-то патоки, на малагу - дегтя, на рейнвейн - сахарного свинца и т. д. Эту смесь мешают до тех пор, пока она не сделается однородною, и потом закупоривают. Когда вино отстоится, приходит хозяин или главный приказчик и сортирует. Плюнет один раз - выйдет просто мадера (цена 40 к.); плюнет два раза - выйдет цвеймадера (цена от 40 коп. до рубля); плюнет три раза - выйдет дреймадера (цена от 1 р. 50 к. и выше, ежели, например, мадера столетняя). Точно так же малага: просто малага, малага vieux и малага tres vieux, или рейнвейны: Liebfrauenmilch, Hochheimer и Johannisberger, но ежели при этом случайно плюнет высокопоставленное лицо, то выйдет Cabinet-Auslass, то есть лучше не надо. Таковы кашинские вина», - писал в своей «Современной идиллии» мастер сарказма Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. А историки засвидетельствовали, что обороты производства вина Кашина были весьма значительны. Только один купец Зызыкин получал чистого дохода до 600 тысяч рублей в год от торговли подобным вином.

Однако, сколько веревочке ни виться, все равно конец будет. И это не вопрос веры. Это факт. Усовершенствование логистики внутри империи, то бишь развитие железнодорожного и речного сообщений, привели к упадку кашинского виноделия. В города России стали поступать качественные и при этом недорогие вина из южных регионов страны, в частности из Крыма. Вина эти вытеснили «шедевры» из Тверской области. И мало кто подозревал, что ему опять приходится пить вина Кашина.

Алуштинская долина

В середине XIX века два инвестора из Петербурга - И. Ф. Токмаков и О. Я. Молотков - приобрели имение помещика Петриченко «Романовка». И, как свидетельствуют сохранившиеся по сей день документы, с переходом к новым хозяевам винопроизводство в Алуштинской долине «стало расширяться и совершенствоваться». В полномочия главного винодела входило раз в неделю устраивать дегустацию, способствующую популяризации выпускаемой продукции среди местного населения и гостей курорта… 

Алушта, фото: М. Львовски

Все это, несомненно, прекрасно. Но какое отношение этот факт имеет к Кашину? Оказывается, самое непосредственное. Сергей Алексеевич Кашин более 30 лет проработал виноделом в этой самой алуштинской фирме.

Да, по странному стечению обстоятельств, славный винодел носил фамилию Кашин. Как город. И вина тоже делал почти те же, словно по одному, утвержденному совсем уж наверху, в далях заоблачных, списку. Только, в отличие от уроженцев города Кашина, Кашин-человек вина эти не фальсифицировал, а делал на совесть.

О его столовом красном типа бордо «Токмаков - Молотков», том самом, которое в 1899 году на дегустации в Париже было удостоено серебряной медали, а в начале ХХ века собрало целый «иконостас» наград по всей России, ходили легенды. Сергей Алексеевич очень старался, так старался, словно понимал, что его предназначение в том, чтобы искупить чужие грехи. Только вот грехи редко искупаются ударным трудом, искупление в страданиях. 

фото: nashevino.ru

Кашин окончил Никитское училище садоводства и виноделия. Жил правильно - женился, построил дом, завел хозяйство, усыновил мальчика. Работал много - у Токмакова - Молоткова руководил рабочими, потом заведовал подвалами по выделке и выдержке вин. А потом попал в историю…

Тяжкий крест

В 1921-м, когда «красные» в очередной и последний раз взяли Крым, Кашину было 58 лет. Он не хотел уезжать, не мог, некуда было. И он вместе с супругой Капитолиной Федоровной и двумя сестрами, которые находились на его иждивении, остался в Алуште.

И тогда в бессмертной литературе написали и об этом Кашине. Иван Шмелев вспоминал о виноделе Кашине в своем проникновенно-душераздирающем романе «Солнце мертвых». У них, у писателя и винодела, было много общего друг с другом и с Богом. Все они потеряли сыновей, отдали на заклание неверной и метущейся толпе, принесли в жертву тем, кто считал себя утвердителями новых истин, единственно верных правд.

В книге И.С. Шмелева есть такие строки: «Кашина сына расстреляли в Ялте... виноделова. И отец помер от разрыва сердца. Мальчик был студент, славный мальчик. На войне был с немцами, а то все здесь жил тихо... рабочие любили... В приказе напечатано... на стенке».

Но умереть можно по-разному. Можно лечь в могилу. А можно остаться среди людей, по-прежнему выполняя свою работу, но чувствуя огромную дыру там, где раньше была душа.

У Кашина отняли не только сына и душу, у него, как у «эксплуататора пролетариата», экспроприировали всё. Но жизнь не отняли - пусть мучается подольше. Арестовывали дважды. Сначала в 1921 году, по доносу за уже упомянутую эксплуатацию. Потом в 1924-м. 

Массандровский винзавод, фото: М. Львовски

В тот раз особо рьяные «патриоты» посчитали его «недоразумением». Мол, старшим виноделом подвала в Алуште работает тов. С.А. Кашин, который имел арест, сын его опять же расстрелян как белогвардеец, и сам-то он наверняка неблагонадежен и имеет связь с заграницами. Уполномоченный ГПУ Крыма Кесельман отправил свое сообщение в Особое совещание при Коллегии ОГПУ в трепетной надежде выселить винодела за пределы Крыма, на Север. Тогда это означало то же самое, что при Сталине будет значить «десять лет без права переписки». Однако 5 декабря 1924 года Особое совещание решило: «Дело прекратить и Кашина из-под стражи освободить». Он вернулся в Алушту и продолжил работать виноделом.

Правда, у историков есть в запасе и еще одна версия судьбы Кашина. Согласно ей он отправился «на Север» еще в 1921-м…

Больше делать в Крыму «настоящую Францию» не удавалось никому. Даже французам.

МК Между тем

Как Крым не стал французским винодельческим регионом

Об успехах местных виноделов у нас часто и густо забывают. И, видимо, руководствуются расхожим «Нет пророка в своем Отечестве», ищут мессий за бугром. Так, на полуострове уже не раз и не два пытались препоручить развивать местное виноделие французам. Мол, у них все получится исключительно благодаря национальной принадлежности. 

Жерар Депардье в Крыму. фото: М.Львовски

Так, в 2016-м в Москве в рамках презентации Ялтинского международного экономического форума небезызвестный Жерар Депардье, продегустировав крымские вина, приготовленные на шести различных винодельнях, высоко оценил коллекционный мускат своего года рождения и стал владельцем виноградника из 10 виноградных лоз в селе Геройском. Об этом «событии» тогда в СМИ писали все кому не лень. Потом появилось скромное: «С винодельческим бизнесом в Крыму у Депардье что-то не срослось». Интересно почему? Может, потому, что, получив российское гражданство и приличную недвижимость в дар сразу в нескольких российских городах, Жерар так и не отказался от гражданства французского, а санкции, пардон, никто не отменял? От комментариев Депардье воздержался, чтобы в очередной раз не бросать слов на ветер.

Но Депардье еще не вся Франция. Их, французов, не счесть числа. И они, к слову сказать, были не только на презентации Ялтинского международного экономического форума, но и на самом ЯМЭФ. И опять очень жаждали помочь. На этот раз обещания посодействовать крымскому виноделию озвучивала президент партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. Тогда договорились, что, мол, во Франции в 2019 году пройдет салон крымского вина, а в Крыму будет открыт магазин вина французского. Дело было, когда Ле Пен официально вступила в президентскую предвыборную кампанию. Но, как всем сейчас прекрасно известно, во втором туре выборов, состоявшемся 7 мая 2017 года, она уступила лидерство Эмманюэлю Макрону. Слова опять оказались лишь словами...

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №1 от 29 декабря 2021

Заголовок в газете: Два Кашина

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру