Тайны Севастополя: как появилась "Буря" за 16 сталинских миллионов

Как в Севастополе еще до Победы началось создание батареи №330

Как только отгремели бои за освобождение Севастополя от немецко-румынских войск, специалисты приступили к восстановлению береговой обороны главной базы Черноморского флота. Генерал-майор Моргунов с комиссией осмотрел руины главных береговых батарей. Комиссия приняла решение восстановить бронебашенную батарею №30, на которой железобетонный блок выдержал все удары войны.

Как в Севастополе еще до Победы началось создание батареи №330
2001 год: что осталось от батареи №330

Батарею №35 из-за сильного разрушения решили не восстанавливать. Петр Алексеевич, как командующий береговой обороной, сумел доказать в Москве необходимость строительства новой батареи на мысе Феолент. Генерал понимал, что в любой момент союзники могут стать врагами. Они либо Германию развернут в наступление на Советский Союз, либо сами вступят в войну в новом качестве. Батарея была необходима. И уже в конце 1944 года началась разработка и согласование проекта 180-мм 4-орудийной башенной батареи (объект «Буря»). Инженер-майор Балицкий составил проектное задание, а 10 октября 1944 года в Военном Совете ЧФ был согласован формуляр позиции батареи №330, которая по замыслу командования должна была прикрывать дальние подступы к главной базе флота с юго-западного направления.

Петр Моргунов.

Огневая позиция

Уникальный проект специально разработан для ЧФ по заданию 8-го отдела Инженерного управления ВМФ от 19 февраля 1945 г. Но в основу разработки положен типовой проект автономного орудийного блока (АОБ) «ТО-110 (р)», выпущенный Центральным проектным бюро еще в 1941 г. Практически заново рассчитаны силовая и компрессорная установки, отопление и вентиляция. Стоимость строительства составляла 16,5 миллионов рублей.

Вход в блок.

Батарея занимала очень большую площадь, ее части были расположены на значительном удалении друг от друга. Сама огневая позиция строилась в двух километрах севернее мыса Феолент в отроге балки Бермана. Командный пункт - на вершине мыса Феолент над морем (на позиции бывшей батареи №18) с удалением от центра батареи в 1648 метров. Проект предусматривал три боковых наблюдательных пункта: первый - в районе Языковой балки, второй - на правом командном пункте батареи №35, третий - на позиции бывшей батареи №21 на вершине горы Кая-Баш над Балаклавой. Прожекторные посты также были разнесены: первый в 2,5 км северо-западнее мыса Феолент, второй - в 500 метрах западнее Георгиевского монастыря. Директриса стрельбы - 270 градусов. Огневая полузакрытая позиция находилась на возвышении и имела непоражаемое (мертвое) пространство 37 кабельтовых (около 7 км).

Артустановка на острове Кильдин.
Вооружена батарея была двумя 2-орудийными башенными установками МБ-2-180. Расстояние между башнями - 364,8 метра. К тому времени в СССР такие орудия использовались и на береговых стационарных позициях, и на кораблях (с некоторыми изменениями). На каждую башню имелось по 408 снарядов и по 840 пороховых полузарядов. В штат батареи входили 12 офицеров, 73 мичмана, 184 рядовых, для проживания которых был построен военный городок. Жилые дома одновременно маскировали огневую позицию со стороны Камышовой бухты. Были предусмотрены и маскировочные сети на всех сооружениях с легкосъемными каркасами. Озеленение территории применялась повсеместно, позиция обсаживалась деревьями, чтобы скрыть башни от посторонних глаз. С этой же целью был отсыпан грунтовый бруствер. На батарее стояли два стереодальномера ДМС-8б с базой в 8 метров. Ночью противника помогали засечь теплопеленгаторы. Вес бронебойного и осколочно-фугасного снаряда артустановки - 97 кг, дальность стрельбы - 38 км.

Стратегическое сырье

И в ходе войны, и после ее окончания качественный цемент считался стратегическим сырьем. Но для строительства «Бури» (так была зашифрована батарея) цемента не жалели. Да и щебень возили не балаклавский (мраморовидный известняк), а партенитский диорит (временное сопротивление раздроблению = 1200 кг / кв. см). Для основания жесткого барабана шел бетон марки 500. Для фундаментной плиты - марки 250. Армирование было 20-мм прутом с шагом в 30 сантиметров. Такая конструкция защищала блок от прямого попадания 203-мм снаряда или 250-кг авиабомбы.

Схема артустановки.

Гнезда орудийных башен в каждом блоке были окружены двухэтажными сооружениями. В верхнем этаже были входные сквозники с тамбуром, снарядный погреб и силовая станция. Здесь же был кубрик личного состава на 10 коек, топливохранилище, вентиляторная, баллоны воздуха высокого давления. В нижнем этаже были зарядные погреба и аккумуляторный отсек. Гальюн, котельная и трансформаторная электроподстанция находились в заглубленных пристройках в тылу блоков.

Батарея могла работать автономно от своего дизель-генератора «Ruston and Gornsby» (Великобритания) постоянного тока мощностью 90 кВт, напряжением 220 В. Для топлива были построены две емкости по 2 тысячи литров и расходный 220-литровый бак на 6 суток непрерывной работы генератора. Потребление воды блоком обеспечивалось артезианской скважиной и подземным резервуаром в 50 кубических метров.

Замок орудия.

За ходом разработки проекта генерал Моргунов следил постоянно. Так, 9 ноября 1945 года он подписал акт на строительство командного пункта на месте 4-орудийной 152-мм батареи №18. Практически в дело пошел весь массив бывшей батареи, который для маскировки обсыпали грунтовым бруствером. Предусмотрены санпропускник с медпунктом, офицерский и матросский кубрики, котельная со складом топлива, трансформаторная, фильтровентиляционная установка и другие помещения. Для автономного электроснабжения использовались два дизель-генератора «Hill Diesel Company» (США) постоянного тока мощностью по 20 кВт. Запас дизельного топлива - на трое суток непрерывной работы.

Стволы батареи пошли на иголки.

Украинские иголки

Береговые артустановки МБ-2-180 впервые в Советском Союзе были введены в эксплуатацию в 1936 году на острове Кильдин (батарея №11). Первые экземпляры стволов Б-1-П для МБ-2-180 были изготовлены скрепленными, впоследствии стали применять лейнированные стволы с мелкой, а затем с глубокой нарезкой. Проектированием башенных установок руководили А.А. Флоренский и Н.В. Богданов. Заводские испытания первой башенной установки были закончены 31.12.1935 г. (дата подписания протокола). К началу ВОВ таких башен в строю было 16. На Балтике - 6, на ТОФе - 2, на Северном флоте - 8. На ЧФ таких батарей не было. Еще шесть башен оставались на складах и смонтированы не были. Общая масса артустановки - около 240 тонн, вращающейся части - 86 тонн. Скорострельность - 4 выстрела в минуту.

2001: Михаил Чепель хотел спасти батарею, но силы в борьбе за неё были не равные

Строительство батареи началось 25 сентября 1946 года, а 17 ноября 1951 года эта батарея была реорганизована в 330-й отдельный артиллерийский башенный дивизион...

В 1996 г. дивизион был передан Украине. В 2001-м огневая позиция батареи была порезана на «иголки». Орудийные стволы и броню башен сдали в утиль по цене дешевого лома. К лету 2020 года осмотру доступны только заброшенные и заваленные мусором подземные сооружения огневой позиции. Подъехать можно на рейсовом автобусе по Монастырскому шоссе, ведущему от поселка Кальфа к Георгиевскому монастырю. Ориентироваться можно по садоводческим товариществам «Дубок» и «Милосердие». Командному пункту «Бури» на мысе Феолент повезло больше. Сейчас он находится под охраной и используется в интересах Министерства обоpоны РФ.

Тайны Кино-Крыма: как в Массандре ждали прибытия поезда

Смотрите видео по теме

Крым великолепный: поход выходного дня в урочище Таш-Джарган

Крым великолепный: поход выходного дня в урочище Таш-Джарган

Смотрите фотогалерею по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №25 от 17 июня 2020

Заголовок в газете: "Буря" за 16 сталинских миллионов