Вокруг Чуфут-Кале: на каждом шагу загадка, за каждым поворотом тайна

За впечатлениями необязательно отправляться в дальние края Крым может удивлять бесконечно

16.10.2019 в 03:15, просмотров: 3374

Пасмурным дождливым утром выдалась возможность посетить окрестности города-крепости Чуфут-Кале в районе старого Бахчисарая. Уже в Староселье выяснили, что день для посещения городища мы выбрали не очень удачно. Экскурсоводы и охрана отдыхают, ворота на замке. Но в отчаяние впадать было рановато. Водитель внедорожника, встретивший нас на парковочной площадке перед входом в Успенский монастырь, пообещал не менее интересную экскурсию вокруг древнего города. Большое видится издалека...

Вокруг Чуфут-Кале: на каждом шагу загадка, за каждым поворотом тайна

И вот мы уже проезжаем на УАЗе по узким улочкам Бахчисарая, минуем ханский дворец и взбираемся на гору, с которой открывается чудесный вид на Староселье и дворец с западной стороны. На вершине горы сосновая роща возрастом 50-60 лет. На склоне царит редколесье можжевельника. Следы пребывания человека замечаем практически на каждом шагу. Наверное, это место очень популярно среди отдыхающих. Но явных массовых свалок здесь нет. Эта колесная дорога под названием Айланма-Йол ведет от Хан-Сарая вверх на нагорье мимо дачного поселка, источника Юсуф Чокрак. Это основной транспортный путь к Восточным воротам с многовековой историей.

Интересная версия

Водитель машины неустанно рассказывает нам историю Бахчисарая, от классических экскурсионных канонов почти не отходит. Он подкованный специалист туристического бизнеса. По раскисшей грязи машина идет плавно, почти без пробуксовки. Преодолели парочку луж, через которые городские паркетники перебраться не смогли бы. Вторая остановка была уже за массивом сосновых посадок. Дорога проходит по краю скалы, обрывающейся на запад. Смотровая площадка оборудована симпатичной скамеечкой. Наш гид-водитель говорит, что это его коллеги установили здесь скамейку, чтобы романтически настроенных туристов возить. Затрат на копейки, результат на тысячи рублей. Погода неустойчивая. Вчера был дождичек, сегодня из лесных ущелий тянутся облака. Свежий ветерок их закручивает и стремительно уносит на восток. Мы уже на высоте более 500 метров над уровнем моря, видимость местами до горизонта.

Водитель продолжает излагать историю края, упоминая сармато-аланов, проникших в Крым в начале нашей эры. Но 7 тыс. лет назад здесь уже жили люди. Археологи склонны считать достоверной информацию о наличии таврского поселения в Ашлама-Дере уже за тысячу лет до новой эры. Первые письменные источники греков, турок, арабов подтверждают наличие здесь аланов. Арабский географ XIV века Абульфеды писал, что в XIII в. в Чуфут-Кале жили аланы самое могущественное из позднесарматских племен, проникшие в Крым во II в. н. э. Племя это имело иранские корни, но в Крыму приняло христианство, став добрым соседом Византии. Они довольно решительно и быстро ассимилировали и смешались с местным населением тавро-скифов и греков. Значительно позже в Крым пришли готы, но и они растворились в местном населении (или растворили его в себе). В VI-VII веках Византийская империя опиралась на эти народы как на союзников.

Название города Чуфут-Кале относительно молодое и переводится как иудейская крепость. Ранее XIV века, когда здесь поселились караимы, оно возникнуть не могло. Более вероятно начало XVI века. Самое раннее официальное название города, дошедшее до нас, Кырк-Ор (Кырк-Ер), или Сорок укреплений, относится к XIII веку. Однако есть и другая версия происхождения названия от иранского топонима «керкери» крепость для защиты тыла. Более ранних названий мы уже не узнаем. Хотя ряд исследователей склонен отождествлять упоминаемый во многих рукописях город Фуллы, возникший в 576 году, с Чуфут-Кале. Фуллы построен был во времена императора Юстиниана I в интересах Византийской империи. Есть сведения, что именно из Фуллы была вывезена в Александрию прадревняя скито-таврийская библиотека. Вот только достоверно не могут историки и археологи определить, где этот город находился. Версия отождествления двух упомянутых городов как одного остается только очень интересной версией.

К вершине Бешик-Тау

Над окружающими ущельями и долинами плато Чуфут-Кале возвышается почти на 200 метров, при высоте вертикальных скальных стен до 50 метров. Идеальное место для строительства крепости. В середине XIV века крепость становится резиденцией Крымского ханства. Здесь правили первые крымские ханы Хаджи-Гирей и Менгли-Гирей. Но на вершине горы, продуваемой ветрами, жить не очень уютно, и столица ханства перекочевала в Бахчисарай. На горе остались армянская община и караимы, как носители доталмудического иудаизма.

Турецкий путешественник ХVII века Эвлия Челеби упоминает еще одно малоизвестное названии города Гевхер-Кермен Крепость Драгоценностей. После вывода христиан из Крыма в 1778 году на Чуфут-Кале остались одни караимы. Путеводители утверждают, что последний житель покинул город в конце ХIХ в. Это был караимский ученый, известный собиратель древних рукописей Авраам Самуилович Фиркович (1786-1874). Это не совсем верно. На плато жили люди и в первой половине XX века. Конечно, это было лишь несколько семей. От города остался маленький хутор и множество пустых домов. Наш водитель пересказал воспоминания своих родственников, которые наблюдали начало Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года с высоты этой горы. Наша машина достигла вершины Бешик-Тау, искусно объезжая лесные шлагбаумы по замысловатым тропам. Эта гора расположена южнее древнего городища и с высоты 511 метров позволяет увидеть соседние пещерные города Тепе-Кермен (544 метра над уровнем моря) над селом Кудрино и Кыз-Куле над селом Машино. Это уже долина реки Качи, и на упомянутые горы туристы предпочитают ходить с юга.

У Восточных ворот

От Бешик-Тау мы проехали еще пару километров по лесным дорогам на восток и посетили вершину горы Чуфут-Кале на уровне 565 метров над морем. К одноименному пещерному городу спуск по лесной дороге занял минут десять. С востока к городищу идут пологие дороги, легко проходимые и пешими путниками, и верховыми. И повозки спокойно преодолевали здесь подъемы из долин.

Во времена своего расцвета Чуфут-Кале был не только административным центром или военным поселением, но и местом концентрации ремесленников и торговцев. Условно плато Чуфут-Кале можно разделить на три территории. В центре был Старый город с мощной оборонительной стеной на востоке, отделяющей крепость от пологих горных склонов. Западнее Старого города есть поля, ныне покрытые дикими травами, на которых можно было и сады разводить, и стада животных держать, и население из окрестных долин укрывать в случае военной опасности. В первые годы XV века караимские торговцы и ремесленники начали строить дома восточнее главной оборонительной стены. Город разрастался, и пришло время подумать о его безопасности. Вот тогда и была построена вторая оборонительная стена, защищавшая до поры Новый город от врагов. Сегодня перед дубовыми воротами Биюк-Капу (Большими, или Восточными, воротами), окованными железными полосами, остается большая пустующая площадка. Когда-то ее занимал шумный базар, где можно было купить выделанные кожаные изделия, сбрую для лошадей, упряжь для осликов, вино, зерно, украшения и наконечники для стрел. Один из таких наконечников нам попался прямо на площади. Вдосталь наигравшись им, повертев в руках и сфотографировав, мы оставили его там, где нашли. А гвозди от подков здесь вообще не редкость. Убедившись, что ворота надежно заперты изнутри, мы не стали штурмовать неприступные стены крепости, а только заглянули в щель ворот, убедились в том, что весь знакомый нам по прежним визитам антураж на месте. От площади у Восточных ворот начинаются дороги на север в ущелье Ашлама-Дере и на юг в ущелье Мариям-Дере к Успенскому монастырю. По Ашлама-Дере проходила оживленная дорога Ашлама-Йол (она же Араба-Йол) из Салачика (Староселье) вдоль подножия крепостного плато, затем вверх направо через Богаз (Горло). Еще лет 80 назад по этой дороге можно было спокойно въехать к Восточным воротам, но сегодня она превратилась в тропу на участке северо-восточного склона.

Без смотрителя

А наш путь лежит в Иосафатову долину, хотя она больше напоминает ущелье, к караимскому кладбищу Балта-Тиймез. Название его переводится как «не коснется топор». Возможно, речь идет о дубах, которые нельзя рубить.

На площади около 4 га находится более 5 тысяч могил разных веков. Можно смело утверждать, что это кладбище появилось не позднее XIII века и активно использовалось до конца XIX. Специалисты утверждают, что форма надгробий и язык эпитафий отличаются от традиций классического иудаизма. Надписи выполнены иудейским алфавитом на караимском языке. А форма камней менялась в зависимости от новых традиций и изобилует многообразием исполнения. Есть на кладбище несколько очень старых дубов, возраст которых исчисляется сотнями лет. Но основной покров молодой грабовый дикорослый лес 10-20 лет. Уже у входа на кладбище замечаем совершенно свежие обелиски. Неужто здесь и сегодня хоронят караимов? Оказалось, что перед нами кенотафы, напоминания о тех, чей прах предан земле за тысячи километров отсюда. Так, командир 7-й роты Квантумского флотского экипажа Марк Тапсашар 16 октября 1904 года пал смертью храбрых в неравной схватке с превосходящими силами врага при Порт-Артуре. Японцы похоронили его с почестями, а саблю передали российскому командованию.

Есть и более свежие обелиски. У некоторых мы заметили цветы. Значит, кто-то здесь бывает, поминает своих родственников или предков. Но дожди и ветра внесли свою лепту в облик кладбища. Вода вымыла грунт из-под камней. Некоторые из них покосились или съехали по склону, другие упали на бок. Смотрителя у кладбища нет, как нет и расположенного рядом поселения. Ухаживать за могилами некому. Даже пригодный для отопления валежник здесь никто не собирает.

Интересно, что ряд ученных усомнился в публикациях Фирковича. По их мнению, Фиркович подделывал даты на надписях, изменяя буквенное обозначение цифр, тем самым делая надпись древнее на 600 лет, а также зачастую дописывал надписи, изобретая параллельные существующей у евреев системы летосчисления (например, «эру изгнания»). Проведенные в последние годы исследования показали, что почти все даты, отнесенные Фирковичем к периоду до XIV в., фальсифицированы. Но это спор ученых, и для туристов, посещающих Чуфут-Кале, он особого значения не имеет.

Дорожная колея

Среди спорных, но не менее интересных версий есть и теория нашего современника Александра Колтыпина об образовании дорожной колеи на Чуфут-Кале в период 10-15 миллионов лет назад, когда поверхность горы была еще покрыта влажным известняком. Вот тогда, дескать, колесный транспорт и продавил сохранившуюся до наших дней колею. Потом дорога застыла под палящими лучами солнца. А наземные постройки и дома в средневековье люди строили уже по границам доисторической дороги. Косвенным подтверждением этой теории может служить дорога к Сюйереньской крепости у села Мало-Садового. Крепость является ровесником Чуфут-Кале, но… дорога к ней совершенно ровная и гладкая, как бетонная взлетно-посадочная полоса аэродрома. Колеи на ней нет! Несмотря на активное движение колесных повозок к этой крепости. Так что стоит особо внимательно присмотреться к дорогам на вершине горы Чуфут-Кале.

Завершая путешествие на УАЗике, мы поднялись на гору северо-восточнее Староселья и увидели массив Чуфут-Кале с очень необычного ракурса. Там же на границе рукотворного соснового леса, высаженного во второй половине прошлого века, нам удалось прогуляться по каменным сфинксам, результатам причудливой работы ветра и дождя среди отложений известняков древнего моря. Головокружительный спуск в долину у северных стен крепости и возвращение на автостоянку в Староселье. Вся прогулка вокруг крепости заняла около 4 часов и позволила увидеть городище в новом свете.