Вице-адмирал: я его от перископа отбрасываю, а там уже - тьма...

Севастополец Николай Клитный стал вице-адмиралом после Бакинской спецшколы

11.08.2019 в 20:38, просмотров: 6079

Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов всемерно заботился об укреплении Военно-морского флота страны. В 1943 году он издал директиву о создании Бакинского подготовительного училища подводного плавания на базе Бакинской спецшколы и других спецшкол. А таких спецшкол по всей стране было немало. 4 января 1944 года в группе своих сверстников в училище принял присягу и курсант Николай Клитный.

Вице-адмирал: я его от перископа отбрасываю, а там уже - тьма...
Николай Гаврилович на погрузке торпеды в носовой ТА.

Следующие наборы парней, не достигших 18 лет, числили воспитанниками, а не курсантами. Николай окончил училище в 1946 году уже в Ленинграде, куда был переведен по болезни. И поступил в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе. Факультетов тогда в училище не было. Курсанты говорили, что их учили чему-нибудь и как-нибудь. В 1950-м выпустили ребят с дипломами «Офицер корабельной службы». Николай Клитный, еще будучи курсантом, собрал группу единомышленников, мечтающих служить на Камчатке. И сам не может объяснить, откуда такая мечта пришла. Может быть, мальчишеские фантазии стали казаться реальностью. Но распределили молодого офицера вопреки его желанию в Кронштадт - на минный заградитель (он же - учебный корабль) «Урал». На нем и прошла служба до августа 51-го. Мечта о Камчатке не проходила. Николай Клитный продолжал бомбить Управление кадров Военно-морского флота письмами с просьбой о переводе на Камчатку.

Мечта сбылась

И вот долгожданное назначение на подводную лодку Б-10 командиром рулевой группы в экипаж капитана второго ранга Бондаревского. Так началась служба Николая Гавриловича на Камчатке в подводном флоте. Служба, по его мнению, удачная. Хотя сверстники и однокашники по училищу уже были командирами боевых частей. Некоторые до помощника командира дослужились. Через три года Николай начал штурманскую службу на подводной лодке Б-12 под командованием Леонида Гавриловича Осипенко. Это боевой командир, всю войну прошедший на подводных лодках. В 1955 году он принял командование первой атомной лодкой проекта 627. В 1959-м ей присвоен номер К-3 («Ленинский комсомол»). В июле 1959-го Осипенко был удостоен звания Героя Советского Союза, первым из подводников после окончания Великой Отечественной войны. По образованию Леонид Гаврилович был минером, а потому и штурмана Клитного «драл, как мальчишку». Многому его научил в военной науке. В 1953 году массово строились лодки 613-го проекта.

В 1954 году Николай Гаврилович перешел на подводную лодку С-277 на должность старшего помощника командира. Таким образом, Клитный прошел весь традиционный цикл подводника. От обучения экипажа в полном составе в Баку в учебном центре до приема подводной лодки. Лодка предназначалась для службы на Тихом океане, но в то время ее оставили в Либаве - на Балтике. На должности старшего помощника Клитный не задержался и после командирских классов был назначен командиром лодки С-143. С Северного флота лодка пришла буквально разваленной. За полтора года удалось ее восстановить и ввести в строй. Лодка приобрела все необходимые качества боевого корабля. В период Карибского кризиса лодку отправили на боевую службу.

В 1957 году Николай Клитный поступил в академию, которую окончил в 1960-м. И пошел начальником штаба бригады подводных лодок в Совгавань. Довелось участвовать в перехвате тремя подводными лодками авианосной группы США во главе с «Эйзенхауэром». Вот в том походе Клитный и получил извещение о назначении командиром 90-й бригады подводных лодок. 613-й проект в тот период был самым прогрессивным. Он позволял решать многие задачи. Так Николай Клитный прослужил до 1960 года. А дальше?

Физзарядке на борту субмарины.

Командующий флотом дал направление на учебу в Академию Генерального штаба. Николай дал согласие на такое распределение и окончил академию в 1963 году. И пошел на Камчатку начальником штаба флотилии. Прослужил четыре с половиной года. Эта флотилия была очень хорошим флотским соединением. Служба была интересной и напряженной. Флотилия, большое соединение, была способна решать все боевые задачи по обороне Камчатки.

Совгавань

Следует назначение командиром Совгаваньской базы. Прослужил два года и вернулся на Камчатку. Судьба старшего офицера неисповедима. Командование решило Клитного перевести на Черноморский флот начальником штаба. С главкомом Горшковым спорить было бесполезно. Но адмирал Ховрин встретил такое назначение более чем прохладно. Он оценил такое назначение как подставу по возрасту. Удалось урегулировать все кадровые вопросы. Задачи стояли очень сложные. Средиземноморская эскадра была перепоручена штабу. А там проблем оказалось очень много. Штаб Черноморского флота со всеми проблемами справлялся. И был он на должном уровне. Нареканий в тот период не было никаких.

Личные отношения? Да, проблемы были с Хранопуло. Он был младше Клитного. Клитный считает очень конструктивной и плодотворной работу с Калининым. Однокашники по училищу. Однокашники по академии. Работали очень дружно и продуктивно. Но внезапно Калинин серьезно заболел. Главком назначил вместо него Хронопуло. С ним отношения не сложились. Хронопуло несколько раз серьезно подвел Клитного...

Возвращение ПЛС-11 с моря.

Пришло время уходить с флота. Приехал к Чернявину, обсудили варианты дальнейшей службы. Выбрали должность представителя в Болгарии. Братушки адмирала знали хорошо по предыдущим учениям. Приняли его с добром. Три года прослужил Клитный в Болгарии, но Союз развалился и службу пришлось менять.

Вернулся в Севастополь и был тут же уволен в запас. Возраст давал знать о себе. Работал в коммерческой фирме. Был советником в штабе. Довелось и в научном флотском центре поработать.

Командир-продавец

По ситуации появилась необходимость продать две подводные лодки в Египет. Корабли в Ленинграде основательно отремонтировали и предложили вниманию покупателей.

- Отработали первую задачу, вторую начали отрабатывать, - вспоминает Николай Гаврилович. - А командиром лодки назначили бывшего начальника судоремонтной мастерской. В Средиземном море всплываем на перископную глубину. Командир что-то бормочет. Я его от перископа отбрасываю, а там уже - тьма. Договоренность с египтянами серьезная и строгая. Если раздается команда на русском языке, то выполняется она неукоснительно и сразу. «Погружение»! Ушли под воду. Русский экипаж-дублер на всех местах стоит. Всплывает лодка. А над ней едва прошел израильский транспорт тысяч на 20 тонн. Едва не расшибли лодку в лапшу. Египтяне растерялись. Опыта нет никакого. Акустики ничего не слышат, штурман опыта не имеет. А боцман египетского экипажа в рули вцепился мертвой хваткой, не оторвать добрым словом. Пришлось кулаком дублировать и аргументировать команду. Но лодку спасли...

Подводные лодки в Балаклаве.

Наша встреча с вице-адмиралом Николаем Клитным состоялась только благодаря настойчивости и инициативе капитана первого ранга Владимира Бабенко. Он считал, что его старший товарищ обладает необыкновенной харизмой. Сам достойно и честно служил, встречал и провожал подводные лодки на боевую службу. Николай Клитный в судьбе Владимира Яковлевича сыграл весомую роль. Редко когда с такой теплотой офицер говорит о своем начальнике. И для того есть веские причины.

Вице-адмирал Николай Клитный.

19 июля 2019 года вице-адмирал Николай Клитный отметил 90-летний юбилей.


|