Взрывоопасные тайны штолен в Советской балке Севастополя

Как город-герой встретил начало Великой Отечественной войны

28.06.2019 в 01:34, просмотров: 2199

Валерий Иванов, заместитель директора по науке Военно-исторического музея фортификационных сооружений, писатель, историк-исследователь, уже многие годы принимает участие в различных конференциях на тему Великой Отечественной войны. И всегда он старается сопоставлять события разных масштабов в одно и то же время и динамику событий в каждой конкретной ситуации.

Взрывоопасные тайны штолен в Советской балке Севастополя
Взорванный массив скал, 1945 г.

Действительно, к 22 июня 1941 года война шла уже давно. Советские войска получили огромный опыт в Финской кампании, были боестолкновения на Дальнем Востоке. Границу от Ленинграда нужно было отодвигать любыми способами. Кампания показала неготовность наших войск к ведению боевых действий в зимних условиях, но ошибки исправлялись по ходу действия, и Финская война оказалась разминкой перед встречей с гитлеровскими полчищами. Фактор внезапности начала гитлеровского вторжения нельзя вырывать из контекста.

Первые дни войны

 Валерию Борисовичу много о войне рассказывал его отец - участник обороны Севастополя и его освобождения, одним из первых вернулся в город после войны. Так вот - жители Севастополя о начале войны не говорили как о чем-то неожиданном. Конечно, все готовились, но не знали наверняка, когда полетит первая бомба. Севастопольцы знали, что Черноморский флот накануне 22 июня вышел в море. Разведка докладывала об активизации войск на румынском побережье, концентрация техники и пехоты. В районе Констанцы собралось огромное количество авиации противника. Командование флота уже с точностью до дня могло предполагать атаку на главную базу. Подводные лодки Черноморского флота постоянно находились в боевом дежурстве у берегов Румынии, Болгарии, Турции. Другое дело, что руководство Советского Союза делало всё возможное для того, чтобы оттянуть начало войны. Потому и не афишировали эту вполне прогнозируемую неожиданность. Не стоит преувеличивать «внезапность», о которой знали все, от Сталина до солдата срочной службы, от генерала до колхозника. Не стоит забывать и о пакте Молотова-Риббентропа, о настойчивом продвижении германской армии к границам Советского Союза. В этих условиях страна вынуждена была вступить на территорию Польши. Германия к тому моменту уже подчинила себе практически все европейские страны. Ее войска уже стояли в Польше, Румынии, Болгарии, готовы были войти в Латвию, Эстонию и Литву. Пришлось и нам двигать границу навстречу потенциальному врагу. Всё было сделано совершенно правильно.

О боевой готовности кораблей Черноморского флота и зенитной артиллерии говорит тот факт, что налет немецких самолетов не застал их врасплох. Из рассказа участника тех событий рулевого-сигнальщика подводной лодки Владимира Морозова следовало, что боекомплект на лодке был далеко не учебный, но боевой. Лодка стояла в сухом доке Севморзавода. И с первыми снопами прожекторных лучей, поймавших в небе над городом немецкие бомбардировщики, открыла по ним огонь. Так и весь флот стал отражать налет немецкой авиации еще до начала войны. По сигналу командования весь Севастополь погрузился во мрак. В городе не горел ни один фонарь, ни одно окно. Враг оказался в замешательстве, выйти для прицельного бомбометания не мог. Только луна, отражаясь в глади бухты, выдавала местоположение города. Зенитчики сорвали планы точечной постановки морских мин, бомбы и мины сброшены были хаотично, и задачу блокировать фарватер Севастопольской бухты немцы выполнить не смогли. Черноморский флот - единственный в Советском Союзе, который встретил войну в полной боевой готовности.

 Родители Валерия Иванова рассказывали, что в первые дни войны жизнь в городе почти не менялась. Просто военные чаще уходили на учения, чаще проводились стрельбы. Отец почти не бывал дома. Неразбериха началась только тогда, когда пришло время говорить об эвакуации. Командиры всех воинских частей получили приказ формировать эшелоны из семей офицеров и мичманов личного состава. Сутки дали на сборы, погрузили в машины, привезли на вокзал, и эшелоны ушли в Керчь на переправу. После переправы эвакуированных отправили в Очамчиру, где они и оставались до окончания войны.

Писатель Валерий Иванов.

 Первый штурм, попытка немцев взять город схода окончилась для вермахта неудачей. В Севастополе паники ни было. Все знали, что идет война, что нужно готовиться к тяжелым боям. Готовился и тыл. Паники не было даже тогда, когда немцы подошли на дальность выстрела полевой артиллерии. Город мужественно встретил начало боев на подступах и держался 250 дней и ночей. Не зря даже немецкие генералы называли Севастополь самой неприступной крепостью мира...

Подземный комбинат.

Взрывоопасные тайны

 Книги-исследования Валерия Иванова на основе архивных материалов, как советских, так и германских, потому и получаются вполне достоверными и объективными. Прошли через его руки и крымские архивы НКВД 1941-1944 годов. Там подробно день за днем позволили воссоздать полную картину боевых действий в Крыму в годы Великой Отечественной войны.

Низовья Каменоломного оврага в начале ХХ века.

Отдельное внимание Валерий Борисович уделил штольням в Советской балке (Каменоломный овраг). Всего в этой балке было 27 штолен. В западных подземных выработках размещались подземный спецкомбинат №2 по производству мин и гранат, а также госпиталь. В южных штольнях был арсенал. В семи выработках хранилось более 400 (по другим источникам - 500) вагонов снарядов, унитарных выстрелов и пороховых зарядов. Емкость арсеналов измерялась именно объемами вагонов. Грузовой вагон нес до 40 тонн боеприпасов. Многочисленные источники информации подтверждают, что на 30 июня 1941 года в западных штольнях под землей находилось около 10 тыс. человек. Часть из них успели покинуть подземелье и уйти в Севастополь. Но большая часть погибла при подрыве арсенала. Взрыв был такой силы, что столб пыли поднялся в небо на километры и виден был из любой точки города. Взрывной волной выдавило внешние стены и ворота спецкомбината и госпиталя. Спастись от столь высокого давления находящимся там людям было крайне сложно. Жертв было много. Это одна из трагических страниц истории, связанной с последними днями обороны Севастополя. И она еще ждет своего исследователя, хотя свидетелей тех событий уже среди живых не осталось.

Взорванные штольни, 1988 г.

 В 1987 году взорванные штольни были обследованы специалистами, большую часть входов удалось заложить камнем и залить бетоном. Но полностью прекратить несанкционированный доступ в этот подземный хаос не удалось, чем пользовались севастопольские любители приключений. Щели между скальными блоками размывало дождями. Образовывались новые лазы. Чтобы найти обратную дорогу, искатели пользовались медным моточным проводом с катушек трансформаторов или даже магнитофонной лентой бобинных магнитофонов. В происках оружия и тола они часто находили свою погибель среди подвижных обломков скалы. Медный провод и магнитофонные пленки спасатели часто находили уходящими под захлопнувшиеся скальные ловушки, в щели толщиной не более лезвия ножа.

Площадка сбора взрывоопасных предметов, 2010 г.
Под землей сталкеры даже ухитрились несколько площадок оборудовать для выплавки взрывчатого вещества из боевых снарядов. Охрана сохранившихся в ведении флота соседних штолен иногда слышала подземные взрывы. Либо взрывался выплавленный на костре тол, либо детонировали снаряды и унитарные выстрелы. Позже была разработана программа по утилизации оставшихся боеприпасов, но до конца она реализована так и не была. Были пробиты три вертикальных ствола для доступа к хранилищу, через которые деминеры поднимали на поверхность снаряды. Боеприпасы вывозились для уничтожения на взрывное поле у села Хмельницкого. Но и сегодня объект остается особо опасным, несмотря на то, что в нем проделана огромная работа по укреплению взорванных стен и сводов штолен железобетонными конструкциями.
Вид с Каламиты на штольни, 2009 г.

 Очередную свою книгу Валерий Иванов посвятил истории Второй мировой войны от момента зарождения фашизма до подписания капитуляции Японией в 1945 году. Книга хорошо иллюстрирована, имеет ссылки на источники и на 250 страницах повествует о самых значимых событиях тех лет. Особое внимание уделено боям за Севастополь, его обороне и освобождению. До типографии книга пока еще не дошла и существует только в виде макета. Но автор многочисленных книг и альбомов по истории Севастополя уверен, что в этом году и эта книга выйдет из печати.

Валерий Иванов в программе Владимира Илларионова.


|