День подводника: история севастопольца Гравия Егорова

Спасительный выстрел

19.03.2019 в 12:48, просмотров: 2385

19 марта - День моряка-подводника. В России праздник отмечают военнослужащие, ветераны и гражданский персонал подводных сил Военно-морского флота РФ. Поздравляя наших крымских, севастопольских ветеранов, вспоминаем историю службы одного из них...

День подводника: история севастопольца Гравия Егорова
Гравий Егоров.

   В послужном списке командира подводной лодки, капитана первого ранга Гравия Егорова есть спорная строка. Спорная для командира бригады, который и обязан своей жизнью командиру лодки. Гравий Семенович спас в мирное время подводную лодку со всем экипажем от неминуемой гибели. Лодка С-277 вышла на позицию для показательной стрельбы 13 ноября 1968 года. Произошло ЧП. Возгорание кислородной торпеды в носовом аппарате не давало времени на консилиумы с комбригом. Пламя било в подволок. Была ли возможность ликвидировать возгорание? Ответ не нашли тогда, не найдут и сегодня. Но вероятность взрыва горящей торпеды в аппарате была высока. Командир лодки дал команду «Пли!». Горящая торпеда ушла из торпедного аппарата мимо цели. Потом комбриг обвинил командира в трусости. А всего то и дел было, что стрельбы на призы главкома сорвали. Экипаж спасли. И комбрига вмести с ним. Он был на борту лодки.

Военное детство

         После окончания с отличием Второго Высшего военно-морского училища подводного плавания лейтенант Гравий Егоров прибыл на Черноморский флот. Служил в Балаклаве и Феодосии на лодках С-231, С-97, в Албании и в Лиепае на С-71, в Риге на С-282 и С-191. Командовал лодками С-177 и С-277. С 1971 по 1983 год служил начальником разведки соединения и отдела разведуправления штаба Балтийского флота. После выхода в запас работал инспектором портнадзора ГП «Контора капитана Севастопольского морского рыбного порта». За этими скупыми строками краткой биографии стоит сложная судьба человека, прошедшего нелегкие испытания. Впрочем, по порядку.

         Родился Гравий 4 сентября 1933 года в деревне Валяницы Кингисеппского района Ленинградской области в семье колхозников-рыбаков. Два дня спустя комсомольский вожак обсуждал в сельсовете имя для родившегося сына. Основное условие отца - имя должно было препятствовать крещению ребенка. В сельсовете не оказалось бланков свидетельства о рождении. Это не проблема. Взяли бланк свидетельства о смерти, от руки одной линией перечеркнули «Смерть, умер». С тех пор свидетельство так и не меняли восемь десятилетий. А нарекли младенца Гравием. И все годы это имя порождало всяческие недоразумения, шутки, дразнилки. Мама имела 4 класса образования, но уже во взрослом возрасте в 1938 году закончила в городе Ростове-на-Дону курсы мастеров подледного лова, будучи в это время беременной двойней.

         В июне 1941 года началась война. В начале августа этого года, когда немцы подошли совсем близко к Ленинграду, было объявлено об эвакуации семей коммунистов-активистов в глубокий тыл. Эвакуация проводилась быстро и скрытно. Ночью всех подгрузили в товарные вагоны с нарами и печкой-буржуйкой. Маршрут пассажирам назвали только приблизительно: Тюмень - Омск - Тобольск. Мама отъезжала в тыл с детьми и свекровью, находясь при этом в ожидании скорого рождения очередного ребенка.

         Провожая семью в эвакуацию на железнодорожном тупике, отец, сидя на поваленном дереве, делился горькими думами с мамой. Переживал, что дети забудут отца, если он не вернется с фронта.

Пора домой

         Летом 1944 года советские войска освободили малую родину. Получен приказ возвращаться из эвакуации. До Омска добирались колесным пароходом. Запомнился экзотический транспорт, красивая природа иртышских берегов, к которым пароход причаливал для погрузки дров. Дальше поездом до Ленинграда. Дом оказался целым с заколоченными ставнями, а соседних домов нет. На всю деревню осталось только восемь домов. Сожгли немцы. Соседние деревни сожжены дола. Мужчин в деревнях практически не осталось.

         Рыбачками стали женщины. Зимой рыбаки ловили рыбу неводом, который опускали под лед через отверстие, выдолбленное во льду. Вытаскивали невод с рыбой или без нее из другого отверстия. Работа очень тяжелая даже для лошади, а тем более для женщин.

          В эвакуации и в первые послевоенные годы главным воспитателем мальчика была бабушка. Учила грядки полоть, морковку выращивать, огород поливать. Матери не жаловалась на внука. Ремень в руки не брала, но тряпкой или полотенцем могла серьезную взбучку задать.   Начинался новый 1944-45 учебный год. Два учителя собрали ребятишек в две почти равные по количеству группы. В первой группе - дети первого и третьего класса. Во второй - дети второго и четвертого класса. Детей мало. Немцы перед отступлением угнали ижорцев в Финляндию.

         Время было такое, что мальчишки взрослели быстро. Комплекс малыша прошел. Учился выше среднего уровня, вел себя на общественных мероприятиях достойно. В школе уже было одноразовое питание, да еще родители чемодан копченой рыбы подбрасывали. Часть на еду, часть на продажу на рынке.

Среди курсантов Второго высшего военно-морского училища подводного плавания в Риге.

Из рыбаков в подводники

         Рыбак-колхозник не мог и мечтать стать штурманом-подводником. Перебирал варианты для поступления в военные училища: Мурманское ВМУ, Ленинградский технологический институт и т.д. Но поехал в Ригу. Доехали трое. Училище только создавалось. Через три дня старшина появился с амбарной книгой. С деловым видом в этой книге записал первых курсантов. Еще через неделю курсантов было около 40. Всех отправили на остров Мангель в палаточный городок. Поступила вводная: «Училище переводится в Архангельск». Курсанты свернули палатки и с чемоданами прибыли на причал. Внезапно появился начальник училища Константин Александрович Беспальчев и объявил, что в Риге училище все-таки будет. Но пока есть только он и курсанты. Здания и матчасти нет. Как нет и преподавателей. Якобы приказ Сталина уже есть. Палаточный городок вновь развернулся. А с наступлением холодов будущих курсантов заселили в спортзал и в библиотеку техникума на трехъярусные койки.

 В пустых аудиториях появились первые столы. Их было очень мало, на всех не хватало. Кто писал конспект за столом, кто-то на коленках, выставив ноги в проходе. Учебный процесс пошел с появлением первых преподавателей. В начале 1952 года прибыли две роты пополнения сразу на второй курс.

На параде.

 В те годы в Советском Союзе началось бурное строительство подводного флота. Нужны были и кадры подводников. Рижское училище перепрофилировали во Второе высшее военно-морское училище подводного плавания. Так Гравий Егоров без малейшего усилия со своей стороны стал подводником. И никогда он о том не жалел, всегда гордился своей службой. Специализация прошла совсем просто. Первая рота - штурманы. Вторая - минеры.

 В училище создавалась новая учебная база, новые учебные пособия. Пришли легендарные подводники-фронтовики. Среди них Кесаев Астан Николаевич, Грищенко Петр Денисович, Кабо Исаак Соломонович. Следующая морская практика прошла со штурманскими проводками на учебном судне «Эмба». Живое кораблевождение с астрономией и навигацией. Посетили множество портов, прошли по морям. Была стажировка штурманом и на подводной лодке С-45, одной из головных проекта 613.

Была стажировка штурманом и на подводной лодке С-45, одной из головных проекта 613.

Будни офицера

 Окончил Гравий Егоров училище с правом выбора места службы. Выбрал Черноморский флот. Перед отъездом на место службы мама поделилась с Гравием своими переживаниями по поводу учебы других детей. Второму сыну Павлу (из двойни он выжил один) родители тоже хотели дать среднее образование и определили в интернат в деревню Котлы. Дочь закончила седьмой класс и слезно просила родителей разрешить учиться дальше. Но семья не располагала средствами, чтоб учить платно сразу двоих. Решили, что мальчика надо учить, а девочке и семь классов достаточно. Выслушав всё это, Гравий сказал матери: «Пусть учится, раз хочет, я буду присылать деньги на ее учебу». Гравий выполнил свое обещание. Он помог своей сестре закончить среднюю школу, педагогическое училище.

Судьбоносный случай в жизни Егорова произошел на борту этой ПЛ С-277.

 После отпуска Гравий Егоров поступил в распоряжение командующего КЧФ в Севастополе. Получил назначение на подводную лодку С-231 (проект 613) в Балаклаву командиром рулевой группы. Экипаж лодки оказался дружным, боевым, организованным. Командир лодки Раис Шагалович Сулейманов - мастер торпедной стрельбы, в дальнейшем адмирал Управления боевой подготовки ВМФ. Старший помощник командира Макаров Константин Валентинович, впоследствии адмирал, начальник Главного штаба ВМФ. Командир БЧ3 старший лейтенант Юрий Голубчиков, в дальнейшем вице-адмирал, обладатель рекорда скорости АПЛ в подводном положении.

 Следующее назначение - командир БЧ1 ПЛ С-97. Служба проходила с подъемом, с вдохновением. Находясь на позиции в центральном участке моря, лодка семь суток не имела обсервации. На всплытие для определения места по звездам командир не шел. А радиомаяки - за пределами дальности обнаружения. Егоров предложил пеленговать излучение мощных береговых РЛС ПВО. Их координаты известны точно. Это позволило сориентироваться. Флагманский штурман высоко оценил такое решение, обеспечившее скрытность лодки на позиции.

Женщины в жизни моряка

 Место любви к женщине в судьбе моряка непредсказуемо. Уже в 9-м классе ритм жизни Гравия потревожила рыжая, скромная умница Маргарита. Стыдно было при ней не решить задачу или не ответить на уроке. Любовались друг другом, сидели за одной партой, ходили в кино, взявшись за руки. До поцелуев дело не дошло. Писали письма. Но во время практики после 2-го курса получил письмо: «Забудь меня. Я тебя не достойна. У меня другой». Удар был настолько неожиданный, что моряк потерял всякое доверие к женщинам. На танцы не ходил, ресторанов избегал. Но на третьем курсе судьба занесла в пединститут на праздник. Уже через неделю будущая учительница повела курсанта домой на смотрины. Отец ее был генералом и мечтал о зяте с дальнейшей военной карьерой. Юношескую влюбленность проверили десятимесячной стажировкой и перепиской. По возвращении из морского похода узнал Гравий, что его девушка уже подала заявление в загс с другим курсантом. Коварству нет предела! Уже в Балаклаве молодой лейтенант заприметил в библиотеке подплава скромную работницу. Стал активным читателем. Случай поговорить подвернулся накануне свадьбы товарища. С кем идти на свадьбу? Решил - с библиотекаршей. А тут и она навстречу идет по площади 1 Мая. От похода на свадьбу отказалась, но приглашение на свидание приняла. Подвергся моряк испытанию на свадьбе друга. Молодожены мечтали и Гравия женить, посадили рядом с ним симпатичную девушку, активно ищущую спутника жизни. Еле выскользнул из ее рук. А всё происходило в мае, когда Балаклава утопала в цветущих деревьях. Комнату лейтенант снимал в доме у вдовы с двумя детьми. Вот и первое свидание с библиотекаршей прошло, возвращается воин поздно вечером домой, а в его постели хозяйка дома расположилась. Но образ библиотекарши Нади был уже в сердце моряка. Ей остался верен. 29 декабря 1957 года загс Балаклавского района зарегистрировал брак, и муж в тот же день ушел в море. Вернулся домой в 16 часов 31 декабря, Новый год встречали вместе. Запомнилось подводнику и возвращение из Албании в Советский Союз. Лодка пришла в Лиепаю, и сразу после швартовки Гравий свою Надюшу заметил у решетки ворот базы. Первой прилетела из Севастополя встречать мужа. Так и прожили вместе 58 лет до последнего дыханья.

Надежда Егорова. Жена подводника - надёжный тыл.

А служба продолжалась

 Следующее назначение Гравий Егоров получил на лодку С-272 старпомом, но ненадолго. Следует перевод на С-191 под командование П.Г. Мартинсона. Командир хотел видеть в каждом подводнике интеллигентного, культурного человека, грамотного специалиста, мастера своего дела. В его лексиконе не было бранных слов и повелительного наклонения. Редкий для флота человек. Дальше командирские классы, где практика соединяется с современной теорией. Запомнилась формулировка: «Вероятность попадания торпеды в цель равна нулю только в одном случае, если ее не выпустить». Командир лодки отвечает за всё. Не скажешь, что торпеда прошла мимо цели из-за ошибки акустика. Это ошибка командира лодки. Он должен уметь сплотить коллектив ради попадания торпеды в цель. После окончания классов Егорова назначают командиром лодки С-177. Лодка после ремонта становилась в консервацию. Настроение упало, но приказы не обсуждают. Радость доставил перевод на С-277. Прошли инспекторские стрельбы - оценка «Отлично». Взят приз Главкома. Получен орден «Красной звезды» и личная похвала от командующего. Служба идет успешно - ни одного промаха в торпедных атаках, нет потопленных торпед и аварий.

С боевыми товарищами-подводниками.

Поздно идти в адмиралы

 Без высшего образования, которое дает академия, невозможно стать адмиралом. Возраст офицера стремительно подходил к рубежу службы. Рапорт не подавал и продолжал командовать лодкой. Предложили перейти в штаб дивизии начальником разведки. Размышлял Егоров два дня, но решил с подводной лодкой проститься. В разведке показал себя с лучшей стороны и был награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР».

Капитан I ранга Гравий Егоров.

 32 года безупречной службы на флоте пролетели как одно мгновение. На гражданке Гравий Егоров вернулся в Севастополь. Дачный участок приобрел на скале в противотанковом рву, свалку из этого рва вычистил, земли завез. Начал сад разводить. Вот все силы и уходили на подсобное хозяйство. Никогда не жалел о своем выборе доли морского офицера. Инoй судьбы Гравий Семенович и не представлял...

Воспоминания о службе командира лодки были записаны в январе 2014 года для авторского проекта «Рассказы подводников». В ноябре 2015 года командира лодки не стало.


|