Форт "Сталин" в Севастополе: высота непобедимых

Три бойца этой легендарной зенитной батареи были удостоены звания Героя Советского Союза.

03.02.2019 в 20:45, просмотров: 3414

На вершине холма к югу от железнодорожной станции Мекензиевы горы стоит скромный памятник. Рядом можно увидеть остатки железобетонных укреплений. Это - легендарный форт «Сталин». Множество легенд ходит о его защитниках в годы Великой Отечественной войны и о его командирах. 

Форт

 365-я зенитная батарея является единственной за всю военную историю батареей, среди бойцов которой трое удостоены звания Героя Советского Союза.

 На протяжении многих лет над позицией батареи шефствует Севастопольское объединение поисковых отрядов «Долг». По крупицам собирали историю батареи поисковики под руководством Александра Павловича Запорожко и Марины Николаевны Гавриленко. Им удалось определить местонахождение орудийных двориков, командного пункта, блиндажей...

Боевая готовность

 «Батарея № 365 была сформирована в Севастополе 1 июля 1941 года и входила в состав 114-го зенитного дивизиона вместе с батареями № 364 и № 366, - уточнял позже в своей книге первый командир форта, а тогда еще младший лейтенант Николай Воpобьев. - Через три дня после создания дивизиона он был направлен в Сарабуз для прикрытия от атак с воздуха находящегося там аэродрома. 30 октября началась Героическая оборона Севастополя. Ввиду приближения противника аэродром и прикрывавший его зенитный дивизион покинули Сарабуз и были переведены ближе к Севастополю. Новым местом дислокации для батареи была определена высота с отметкой 60,0 недалеко от железнодорожной станции Мекензиевы горы. Высота господствовала над стратегическим объектом - железнодорожной станцией, и батарея могла обстреливать пролегавшие рядом железную и шоссейную дороги. Ночью, не зажигая огней, с большими предосторожностями батарейцы устанавливали зенитки, монтировали «ПУАЗО-1» (прибор управления зенитным огнем), укрепляли в двориках орудийные тумбы, накатывали стволы и загружали боезапас. К утру 1 ноября батарея была приведена в полную боевую готовность».

 Командир понимал, что придется бороться не только с самолетами противника, но и с его пехотой и танками. 365-я батарея не могла похвастать новейшими орудиями. Вооружена она была зенитными пушками системы «Лендера» образца 1915 года калибра 76,2 мм. Надежда на успех возлагалась только на сноровку, быстроту действий и слаженность работы расчетов. Учебный процесс дал свои результаты. Уже после первых реальных боев немецкое командование полагало, что батарея вооружена новейшими автоматическими зенитными орудиями. Все орудия батареи были намертво закреплены в двориках, но их неподвижность компенсировалась хорошей маскировкой. Это орудие было разработано в 1914 году русскими конструкторами артвооружения Францем Лендером и Василием Тарнавским. «Противоаэропланная» пушка имела угол возвышения до 75 градусов и скорострельность до 12 выстрелов в минуту. Высота поражения цели достигала 8 тыс. метров. Пушка могла стрелять всеми боеприпасами от дивизионных 76-мм пушек. К ней был разработан ряд специальных снарядов, содержащих в качестве поражающих элементов не только шаровые пули, но и стержни различной формы и веса. В части снарядов такие элементы были попарно соединены стальным тросом, что позволяло увеличить степень поражения самолета.

Командир 365-й батареи младший лейтенант Воробьев читает бойцам политинформацию.

 «По состоянию на 1 ноября 1941 года батарея представляла собой бетонированный командный пункт с открытым дальномером, вокруг которого располагались 3 каменных блиндажа и 4 открытых круглых дворика для зенитных орудий, - описывал свою батарею Николай Андреевич. - Позиция была обнесена проволочным и минным заграждением. Вокруг батареи были разбросаны полевые опорные точки, 20 пулеметных и снайперских гнезд, а также 4 пулеметных ДОТа».

 Рассматривая фотографии авиаразведки, командование противника приняло остатки земляных укреплений времен Первой мировой войны за мощные современные оборонительные сооружения. Так родилась легенда - немцы прозвали батарею «Форт «Сталин». Под этим грозным уважительным названием она и фигурировала в сводках и приказах вермахта и до сих пор известна в западной историографии.

Второй штурм

 Начиная с 17 декабря 1941 года бои приобрели ожесточенный характер. Выдержки из донесений 22-й пехотной дивизии вермахта, наступавшей в 4-м секторе обороны Севастополя: «…чтобы подавить огонь ДОТа, находившегося северо-восточнее форта «Сталин», который сопротивлялся 2 дня в условиях полного окружения, пришлось одного за другим уничтожить всех его защитников».

 27 декабря 1941 года немецкие войска заняли железнодорожную станцию Мекензиевы горы. С этого момента батарею обстреливала не только артиллерия, но и минометы.

 Фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах «Утерянные победы» вспоминал: «В боях за упорно обороняемые противником долговременные сооружения войска несли большие потери… острие наступающего клина приблизилось к форту «Сталин», взятие которого означало бы, по крайней мере, овладение господствующим над бухтой Северной наблюдательным пунктом для нашей артиллерии».

 Участник боевых действий Евгений Андреевич Игнатович в своей книге «Мы защищали небо Севастополя» писал: «28 декабря радиоразведка Приморской армии, оборонявшей Севастополь, перехватила немецкий приказ, переданный в эфир открытым текстом: «Ударом с воздуха и с земли уничтожить батарею противника на отметке 60,0».

30 декабря усилия немецких артиллеристов увенчались успехом - два крупнокалиберных снаряда почти одновременно попали в орудийные дворики батареи, в результате чего два ее расчета погибли полностью. Удалось выжить лишь командиру одного из орудий, сержанту Ивану Стрельцову, находившемуся в это время на КП. Его зенитка получила повреждение - был пробит ствол». (Именно это орудие сейчас экспонируется во дворике музея Черноморского флота в Севастополе - прим. авт.)

Зенитка 365-й батареи во дворике Музея ЧФ в Севастополе.

 О подвигах 365-й батареи написано множество статей и книг. Форт «Сталин» сбил 5 самолетов, уничтожил 6 вражеских танков, отразил полтора десятка атак. Почти все воины батареи пали смертью храбрых. Хрестоматийной стала история боя 31 декабря 1941 года, когда батарейцы в ходе отражения атаки подбили три танка. А лейтенант Воpобьев воспользовался военной смекалкой и из трофейной ракетницы немецкого корректировщика вызвал огонь вражеских батарей на их же позиции. В тот же день немцы вновь предприняли штурм зенитной батареи. Когда враг был уже на территории батареи, Воpобьев приказал всем уйти под землю в укрытия и вызвал огонь советских батарей на себя. За этот и другие подвиги Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 июня 1942 года лейтенанту Воpобьеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Звезда Героя имела номер 859.

Третий штурм

 В своей книге Евгений Игнатович описывает последние дни батареи: «Третий штурм Севастополя батарея встретила в трехорудийном составе (ей были переданы две зенитки расформированной 364-й батареи). Форт «Сталин» свой последний бой принял без старшего лейтенанта Воpобьева. Командир 7 июня 1942 года был тяжело ранен в голову и эвакуирован в Новороссийск. 8 июня командование принял лейтенант Ефим Матвеев, но ненадолго - 9 июня, во время боя, прямым попаданием снаряда было разрушено перекрытие, под которым он находился. Когда лейтенанта извлекли из завала, он ничего не слышал и очень плохо видел. Санинструктор Пономаренко перочинным ножом без наркоза ампутировал командиру руку из-за опасности гангрены. Ефим Матвеев был отправлен в тыл».

 10 июня командование батареей принял старший лейтенант Иван Пьянзин, прибывший на высоту вместе с двумя матросами. 13 июня 1942 года настал последний день 365-й зенитной батареи. Начиная с 3:00 она подвергалась массированным атакам пехоты и бронетехники противника. Командир батареи Иван Пьянзин лично подбил три вражеских танка и уничтожил до взвода гитлеровцев. К полудню все орудия батареи вышли из строя, однако защитники батареи продолжали вести неравный бой.

Железо найдено на батарее.

 Об их героизме говорит содержание последних телефонных переговоров Пьянзина с командованием:

«12:03. - Нас забрасывают гранатами, много танков, прощайте, товарищи, встречайте победу без нас!»

«13:07. - Ведем борьбу за ДЗОТы, только драться некому, все переранены!»

«16:10. - Биться некем и нечем, открывайте огонь по компункту, тут много немцев!

- Не спешишь, Иван?

- Нет, - открывайте огонь, немедленно… Вызываю огонь на себя!»

Иван Пьянзин погиб вместе с боевыми товарищами под огнем своих же батарей. Ему было 22 года.

Бой после боя

 В книге «Моя севастопольская страда» Александр Запорожко собрал информацию о героях батареи, продолжавших борьбу после падения форта «Сталин». Краснофлотец Петр Липовенко, которому удалось выйти живым с позиции 365-й, погиб в бою на соседней батарее. Оставшись в живых один, боец продолжал стрелять из зенитной пушки по противнику. Окружив храбреца, фашисты закололи его штыками. Краснофлотец Петр Липовенко удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно).

Александр Запорожко.

 Когда немцы уже занимали позиции батареи и собирали своих убитых, из-под разрушенного блиндажа открыл огонь чудом уцелевший расчет пулемета. Руины блиндажа были забросаны гранатами, и немцы решили, что добили всех. Но ночью из-под обломков выбрались командир отделения Иван Шелег и краснофлотцы Михайлов, Марченко, Ванюшенко. Им удалось ползком пробраться к своим, а спустя сутки бойцы одного из наблюдательных постов нашли и вынесли с батареи окровавленного, но еще живого сержанта Ивана Стрельцова...

 Более 20 лет поисковики ведут работу на позиции батареи. Первые работы на этой позиции начались в 1996 году. В ходе Вахты памяти поисковики обнаружили останки батарейцев. По ордену Красной Звезды опознан краснофлотец расчета второго орудия Цыкалов.

 За эти годы установлены новые факты, обнаружены и захоронены у подножия памятника останки шестидесяти четырех без вести пропавших в период Героической обороны Севастополя батарейцев. Семнадцати из безымянных вернули имена. По архивным документам установлен практически весь личный состав. Каждый год новые имена и находки оставляют всё меньше «белых пятен» в истории форта «Сталин».

Памятник зенитчикам легендарного форта "Сталин".

 Судьба одного из героев обороны, бойца легендарной зенитной батареи на Мекензиевых горах, стала известна совсем недавно.

 18 октября 2016 года во время укладки электрического кабеля были обнаружены останки трех бойцов. На месте находки поисковики отряда «Память» подняли из земли фрагменты металлической печки, ящика с инструментами, скорее всего для обслуживания и ремонта орудий, ложки, котелок. Но главной находкой стала обнаруженная медаль «За боевые заслуги», по номеру которой было установлено имя награжденного - Пономаренко Степан Филиппович. Тот самый старшина-санинструктор, который спас жизнь командиру Матвееву. А награжден был Степан Пономаренко, как стало известно из архивной справки, за то, что «в декабрьские бои вынес из-под огня 13 человек раненых своих товарищей и оказал им соответствующую медицинскую помощь». За годы войны такой медалью были награждены 5 млн 210 тыс. человек.

Александр Запорожко со школьниками на 365-й батарее.

 Учащийся 8-го класса школы №31, поисковик Егор Дума в своей исследовательской работе пишет: «Случайна ли эта находка, обнаруженная за несколько дней до даты 75-летия Героической обороны Севастополя? Или это напоминание нам, ныне живущим, что еще не время забывать о событиях и героях Великой Отечественной войны и стирать с лица Земли такие места, как позиция зенитной батареи № 365. Мы не зря затронули вопрос сохранения исторических мест нашего города. К сожалению, и сегодня батарея продолжает сражаться. Только уже не с фашистами, а с равнодушием и черствостью современных граждан. На батарею наступает частное строительство, идет вырубка леса, сбрасывается бытовой мусор. Всеми усилиями мы стараемся сохранить батарею и отвоевать ее у «благодарных потомков». Наш класс неоднократно принимал участие в уходе за территорией батареи и братскими захоронениями у подножия памятника, высаживает декоративные деревья и кустарники. А год назад нашему руководителю, Гавриленко Марине Николаевне, удалось добиться присвоения 365-й зенитной батарее статуса вновь выявленного объекта культурного наследия».

 Ежегодно 13 июня, в день гибели батареи, поисковики «Долга» проводят митинг памяти героев-батарейцев.

Герой и его драма

 Среди имен Героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за оборону и освобождение Севастополя, нанесенных на гранитную плиту в центре города, нет одного имени. А это имя заслуженно там должно было быть. Речь идет о командире 365-й зенитной батареи, лейтенанте Николае Воpобьеве.

Герой Советского Союза Николай Воробьев.

 7 июня 1942 года в тяжелом состоянии Воpобьев был отправлен на Большую землю. В послевоенные годы Николай Воpобьев в звании майора служил в Севастополе начальником школы сержантов ПВО. Его все уважали. Он открывал все парады в Севастополе. Но у него к тому времени были и очень сильные завистники. Им удалось сломать судьбу Героя. По сфабрикованному делу военным трибуналом Воpобьев был 30 октября 1952 года осужден к 6 годам исправительно-трудовых лагерей (без лишения наград! - прим. авт.). Лишь в 1954 году враги дожали и смогли лишить его звания Героя, орденов и медалей. Он вторично наказан за несовершенные деяния.

 Годы в исправительно-трудовых лагерях подорвали здоровье. Умер Николай Воpобьев 1 мая 1956 года после тяжелой болезни на сороковом году жизни. В это время за окном проходила первомайская демонстрация. Похоронен без воинских почестей на городском кладбище на улице Пожарова. Воpобьеву грозило забвение, безвестность. Но в бой за честное имя Героя вступились его однополчане, ветераны ПВО. Удалось добиться расследования по уголовному делу. Дело «об изнасиловании несовершеннолетней» лопается, как мыльный пузырь. Нет и не было ни заявлений потерпевшей или ее матери, ни свидетельских показаний, ни вещдоков. Семья «потерпевшей» исчезла из города в день ареста Николая Воpобьева, и с тех пор о ней больше ничего не известно. Есть только злая воля завистников. И ветераны ПВО добиваются заключения следователя по особо важным делам Н.Б. Сухомлинова: «Приговор военного трибунала ЧФ от 30 октября 1952 года об осуждении Героя Советского Союза, майора Воpобьева Николая Андреевича отменить. Уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях Воpобьева состава преступления». Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но в высоких чиновничьих кабинетах процесс забуксовал. И по сей день нет окончательного шага по восстановлению высокого звания Героя Советского Союза. Имя Героя так и не занесено на полагающееся ему место...