Удивительный Крым: тайна Чоргуньской башни

За впечатлениями необязательно отправляться в дальние края - Крым может удивлять бесконечно

26.01.2019 в 17:04, просмотров: 2436

 В низовьях Чернореченского каньона есть удивительная живописная тропа, вполне пригодная для похода выходного дня. В село Черноречье (оно же - Чернореченское, чудеса современной топонимики) из Севастополя можно приехать на рейсовом автобусе с 5-го километра Балаклавского шоссе. Конечно, можно и на своей машине добраться, но тогда придется к ней возвращаться по уже пройденной тропе. А рейсовый автобус позволит завершить поход либо в Морозовке, либо в Родном...

Удивительный Крым: тайна Чоргуньской башни

Только гипотеза

Раньше село Черноречье называлось Чоргунь. Это самое позднее название, дошедшее до наших дней. Возле конечной остановки автобуса есть каменная башня высотой более 12 метров. Необычность этого сооружения заключается и в его форме - снаружи оно выглядит как двенадцатигранник, изнутри - круглое. Толщина стен из тесаного и бутового камня на растворе составляет от 1,5 до 2 метров. А вход в башню располагался на высоте третьего этажа. Попасть в нее можно было либо по наружной приставной лестнице, либо из внутренних помещений стоявшего рядом деревянного дома высотой не менее трех этажей. Спорным остается период строительства башни - от XIV до XVII веков.

По своему географическому положению при ранних годах строительства башня вполне могла быть построена феодоритами для защиты караванных путей от Мангупа до крепости Каламита в устье реки Черной и морского порта Авлита (ныне - город Инкерман). Княжество Феодоро активно вело торговлю, и караваны представляли весьма желанную добычу для разбойников. Чоргуньская башня стояла на кратчайшем пути, и гарнизон ее мог контролировать перемещение товаров. Но это только гипотеза. Не исключено, что турки после захвата Крыма построили на берегу реки добротный дом, а при нем высокую башню на случай военных действий. Нижний этаж предназначался для хранения запаса воды на время осады. Цистерна наполнялась постоянно речной водой по глиняным трубам и в течение длительного времени обеспечивала водой гарнизон башни. Остальные этажи были жилыми и в мирное время. Оконные проемы обрамлены тесаными известковыми блоками, но неоднократно закладывались до ширины бойниц и реконструировались. Внутри башни есть следы от массивных брусьев межэтажных перекрытий и деревянных лестниц. В стенах предусмотрены каминные ниши и дымоходные трубы. К сожалению, не сохранилось никаких рисунков или описаний деревянного дома-дворца, он исчез без следа, как и не было его.
Чоргунь около Сардинского лагеря.1855 год

Исар Бибикова

Село Чоргунь (точнее два села - Верхний Чоргунь и Нижний) возникло не на пустом месте. На берегу реки Черной в 1884 году русский военный инженер, археолог и историк Александр Бертье-Делагард описал таврские каменные ящики с разобранными крышками. В 1930 году археологи обнаружили стоянки эпохи бронзы, связанные с Кизил-Кобинской культурой. В имении Врангеля найдены склепы с украшениями римского периода.

Такой Симпсон увидел Чернореченскую долину с вершины горы, где позже итальянское кладбище было (ныне - гора Гасфорта)
При строительстве Гасфортовского дробильно-обогатительного комбината Балаклавского рудоуправления им. Горького в конце прошлого века было открыто небольшое готское поселение ориентировочно VI-VIII веков. К тому же периоду относятся и исары на вершинах окрестных гор. Эти укрепления строились на кромке отвесных скал и позволяли местным жителям укрываться в них при набеге врагов. На одной из скал исследователь Сергей Бибиков в 1938 году описал исар XIV-XV вв., который и получил впоследствии его имя. Высота стены из бута - до 2,5 метров. Есть ворота, но тропа подводит нападающего воина правой рукой к оборонительной привратной башне. Под исаром в отвесной скальной стене в 1936 году был найден грот, а в нем - останки мужчины и женщины. Грот получил название «Мурзак-Коба». А захоронение датировано IX-VI тысячелетием до нашей эры. Так что место это было популярным многие тысячелетия.
После присоединения Крыма к России имением в Чоргуне с 1787 года владел Карл-Людвиг (Иванович) Габлиц, вице-губернатор Крыма, сенатор, ученый и исследователь полуострова. Отсюда и другое название села, упоминаемое в старых источниках XVIII - XIX веков, - Карловка. Карл-Людвиг за свои заслуги в изучении Крыма был удостоен титула «Таврический», как и князь Григорий Потемкин. Он объехал Крымские горы и в декабре 1784 года отправил Потемкину «Физическое описание Таврической области по ее местоположению и по всем царствам природы». Вскоре книга была издана за казенный счет.
Гора Чирка-каясы. Вид с вершины горы Гасфорта
Побывал здесь в 1794 году и еще один авторитетный исследователь Крыма Петр Симон Паллас. Немецкий ученый-энциклопедист состоял на русской службе с 1767 года. «Природный немец, родом пруссак, отдавший всю жизнь России, Паллас отличался широтой своих научных интересов, попытками научного, глубокого творчества в области искания обобщений в наблюдательных науках, колоссальной работоспособностью и точным владением вечными элементами научного метода», - сказал о Палласе В.И. Вернадский. Такому определению можно верить. Паллас так описал увиденное в Чоргуне: «Высокая, крепко сложенная из тесаных камней башня в Чоргуне, по преданию, была построена жившим здесь турецким пашой для защиты близлежащих деревень от разбойников. Я, однако, решаюсь утверждать, что это здание принадлежало или корсунским грекам, или генуэзцам». Паллас высказал только предположение, ничем его не обосновывая. Да и форма башни не напоминает генуэзские постройки в Судаке или Балаклаве. И удаленность башни от моря не характерна для генуэзцев. Может, и не столь романтичной остается признаваемая сейчас версия Бертье-Делагарда о турецком происхождении башни.
Справка МК

Александр Львович Бертье-Делагард родился в Севастополе в 1842 году в семье деда, французского дворянина, бежавшего от Французской революции. Он окончил Брест-Литовский кадетский корпус и Военно-инженерную академию в Петербурге. После Крымской войны восстанавливал Севастополь. Под его руководством были восстановлены Лазаревское адмиралтейство, спроектирован и построен Приморский бульвар. В Херсоне молодой инженер познакомился с Обществом истории и древностей, «своими руками разобрал, очистил и исправил в 1873 году безвестно брошенную могилу Потемкина, переложив его кости». Как указывал сам Бертье-Делагард: «Это и было начальной точкой увлечения моего вопросами истории и археологии». В 1897 году Александр Львович ушел в отставку в чине инженер-генерал-майора. Он поселился в Ялте и вплотную занялся научной деятельностью. Объектом его ученых интересов стали история, археология и нумизматика Крыма. На свои средства он привел в порядок генуэзские крепости в Алуште, Балаклаве, Судаке и Феодосии. В 1900 году им была исследована Инкерманская крепость. С августа 1917 года он голодал, а в 1919-м у него случился инсульт. О последних днях его жизни доподлинно ничего не известно. Похоронен был вблизи Ялты, могила не сохранилась.

Новейшая история

 Говоря о новейшей истории башни, нельзя обойти стороной обстрел русскими орудиями английских позиций с ее верхней площадки в ходе Крымской войны. Не зря башня попала на цветную гравюру В. Симпсона «Чернореченская долина. Вид на север». Писал Симпсон наброски к своей работе с вершины горы, ныне носящей имя Гасфорта, на которой уже после Крымской войны располагалось Итальянское кладбище. В левой части гравюры темнеет Телеграфный холм. Во время Великой Отечественной войны, зимой 1942 года, разведчики 7-й бригады морской пехоты полковника Жидилова укрылись в башне от огня немецких орудий, отбили несколько атак и благополучно вернулись на свои позиции.Сегодня село Черноречье живет и хорошеет. Проложена асфальтированная дорога, есть электричество и магазин. Участки под индивидуальное строительство пользуются спросом. Есть автобусное сообщение с городом. На конечной остановке в селе благоустроен колодец. (Правда, воду из него путник достать не сможет из-за отсутствия ведра.) От автобусной остановки улица, а потом и грунтовая дорога ведет на холм, поросший можжевельником. На вершине этого холма уже слышен шум реки. По правую руку расположен гидроузел №2 Севгорводоканала. Отсюда из накопителя с небольшой дамбой и гидрозадвижками в трубы забирается большая часть речной воды для снабжения города и подается на «фабрику чистой воды» - гидроузел №3 в поселке Штурмовое ниже по течению реки. Грунтовая дорога временами сужается до тропинки, потом снова расширяется, но постепенно спускается с холма к реке.

Чоргуньский мрамор

 Уже возле самой воды по левую руку путник может заметить сколы скального склона, следы работы перфоратора. Да, действительно в первой половине прошлого века здесь был карьер, в котором добывали мраморовидный известняк для облицовки станций метро в Москве. Историки метростроя так описывают ситуацию: «Крымские горы дали метрополитену желтовато-коричневые и желто-розовые мраморизованные извест­няки месторождений Биюк-Янкой, Кадыковка и Чоргунь. В них нежно и гармонично сочетаются желтые, коричневые и розоватые тона, сменяющиеся светлыми раковинами моллюсков и кораллов. В стыках соседних участков - угловатые полупрозрачные выделения кальцита, похожие на тело медузы. Биюк-янкойский камень использовался в облицовках станций «Площадь Революции», «Аэропорт» и др. Светло-желтый кадыковский мраморизованный известняк украсил колонны станций «Парк культуры», «Библиотека имени Ленина», «Комсомольская» и др. Желтовато-розовый чоргуньский мраморизованный известняк - то однородный, то слоистый - придал нарядность колоннам станции «Комсомольская».

 15 октября 1934 г., в 8 ч. 20 мин., на только что построенный участок линии на станцию «Комсомольская» вышел первый поезд, состоящий из двух вагонов. Однако для всеобщего пользования Московский метрополитен был открыт 15 мая 1935 года, в 7 часов утра. И сегодня пытливый взор посетителя станции «Комсомольской» увидит в материалах оформления стации аммониты (вымершие моллюски, жившие в спиральных раковинах 200 миллионов лет назад), губки (древнейшие примитивные многоклеточные животные, жившие 650 миллионов лет назад).

Станция метро Комсосольская
Известняк для отделки этой станции привезен с Чоргуньского месторождения. А добывали его на правом берегу реки Черной в низовье Чернореченского каньона.

Речной мир

Миновав остатки карьера, мы попадаем в мир реки с ее стремнинами и заводями, нависающими над водой скалами и пологими тропинками вдоль берега. Из растительности здесь преобладают граб и дуб, можжевельник и кизил. Можно встретить земляничник мелкоплодный и тис ягодный, сосну крымскую и судакскую. В подлеске огромное количество иглицы понтийской, зимой - подснежники. С первых теплых весенних дней пестрым ковром на полянах и вдоль тропинки расцветают самые разнообразные цветы.

Галина Юрасова у зарослей иглицы понтийской
Сделав несколько виражей вслед за рекой, тропа выводит нас на поляну, где вновь просматривается дорога. Но колесный путь здесь только один - вниз по течению. Время и река залечили дорожную рану, и сегодня ее следы теряются в зарослях леса между скалами. На поляне развал камней, которые раньше были стенами… мельницы. Старожилы Чоргуня рассказывали, что зерно возили на эту мельницу и на подводах, и на полуторках. Но потом необходимость в этом сооружении отпала. Его разобрали на строительный камень. А всё, что от него осталось, - поросло терном. Выше по течению реки на правом берегу наблюдается каменная изгородь и арык. Их предназначение выяснить пока не удалось.

Длина Чернореченского каньона составляет более 12 км. Пройти его за один световой день можно, но для этого нужно иметь соответствующую физическую подготовку и экипировку. Так что среднестатистическому путешественнику стоит разбить маршрут на 2 или 3 раза. Местом возврата в Черноречье может быть любая полянка или изгиб реки. Но лучше дойти до заранее намеченной цели и с чувством выполненного долга выходить на большую дорогу к автобусу или машине. Такой точкой может стать так называемый Немецкий мост, построенный в 1942 году для переброски техники от села Родного в Алсу. Мост был монументальным и позволял даже танкам преодолевать реку. Но уже в начале XXI века «черные металлурги» срезали все рельсы и балки, из которых был собран мост. Остались только два бетонных быка, которые сдать на металлолом не представлялось возможным.

Опора Немецкого моста
От Немецкого моста можно продолжить путь вверх по течению, придерживаясь правого орографического берега и выйти в Байдарскую долину между селами Широким и Передовым. Можно пойти на северо-восток через гору к селу Родному. А можно с левого берега ступить на накатанную крутую грунтовую дорогу в южном направлении и подняться через 30 минут в урочище Алсу. Здесь интересы могут повести путника к заброшенному запасному командному пункту Черноморского флота (но посещение объекта без опытного гида весьма опасно для жизни). Можно продолжить подъем на вершину горы Чирка-Каясы (250 метров над уровнем моря), откуда открывается прекрасный вид на Инкерман, Сапун-гору, долину реки Черной, на Балаклаву и Золотую балку. Здесь же на вершине горы можно осмотреть укрепленный загон IX-X веков размером 36х70 метров. Кладка стен толщиной до 2 метров сохранилась в высоту почти до метра. Внутри загона строений не было, или они не сохранились. Было ли это сооружение фортификационным и решало военные задачи или пастухи там прятали от непогоды свои стада - сказать трудно.
Кратчайший путь домой ведет в Морозовку и далее на автобусную остановку «Алсу» на трассе Ялта - Севастополь. Но при желании можно перейти через трассу, подняться к селу Оборонному и дойти до Балаклавы. Правильно рассчитайте свои силы, и прогулка доставит вам удовольствие.