Крым готов напоить всю Россию

Хлебнул портвейна и на гальку...

По итогам всероссийского опроса в соцсетях выяснилось, что дегустировать вина и посещать тематические винные фестивали россияне предпочитают на нашем полуострове. За Крым отдали свои голоса более 60% опрошенных туристов. Случайно это или закономерно? «МК в Крыму» заглянул в прошлое винодельческих районов полуострова, чтобы ответить на этот вопрос.

Хлебнул портвейна и на гальку...

Как Судак напоил Москву

Судакский регион именуют «колыбелью крымского виноделия». И это не просто красивая метафора. Ее еще надо было заслужить. Многочисленные письменные источники и результаты археологических исследований подтвердили: в Судакской долине виноградная лоза культивировалась с глубокой древности. Потом, говорят, во время турецкого господства, виноделие здесь на триста лет пришло в упадок. Однако этому заявлению историков противоречат отзывы иностранных туристов XVIII века. В частности, путешественник Де-ля-Монтрей, посетивший полуостров в 1711 году, с большой похвалой отзывался о судакских винах и даже сравнивал их по цвету и вкусу с бургундскими. Немецкий ученый Иоганн Эрик Тунман в своей книге, вышедшей в 1784 году (то есть написана она было до присоединения Крыма к России), отмечал: «Судак был самым знаменитым торговым городом Крыма… Вино, которое здесь делают, лучшее в Крыму…»

Однако, всё-таки именно присоединение Крыма к России сделало лицо крымского виноделия. Россияне образца 1783 года, когда в свет вышел знаменитый екатерининский Манифест, сыграли роль действенного катализатора в формировании феномена под названием «крымское вино». С конца XIX века для винодельческой отрасли полуострова наступает эпоха, которую по праву можно сравнивать с итальянским Возрождением искусства. И Судака преобразования на теперь уже окончательно и бесповоротно русском полуострове коснулись в первую очередь, поскольку именно этот город светлейший князь Григорий Александрович Потемкин предполагал сделать столицей.

Этим планам не суждено было осуществиться. Зато Судак стал официальным центром садоводства. В 1784 году по распоряжению светлейшего сюда прибыл первый директор казенных садов Таврической области француз Иосиф Бланк. С 1785 по 1787 год под началом Бланка было приготовлено более тридцати тысяч ведер вина из судакского винограда и около трехсот ведер ратафии (коньяка). А еще для оптимизации доходной части с легкой руки Бланка решено было строить завод по производству водки из виноградных выжимок «добротою против французской» и ликеров.

Из донесения директора Судакской экономии фавориту Екатерины II В. А. Зубову известно, что на исходе XVIII века вина, производимые в Судаке, «…предпочитаются в рассуждении их крепости и прочности всем прочим и вывозятся в довольном уже количестве в другие губернии и даже до Москвы». А известный знаток Крыма Е. Марков свидетельствовал в конце XIX века: «Мы, русские, знаем исключительно один судакский виноград».

Но и это не было пределом. При академике Петре Симоне Паласе стало еще лучше, еще масштабнее - в его бытность на территории Судакской долины были заложены обширные плантации винограда, выделены деньги на покупку оборудования, проведена вода из источника на горе Ай-Георгий, построены виноподвалы.

А в 1804 году в урочище Ачиклар открылось первое в России казенное училище виноделия. В 1825 году это учебное заведение посетил Александр I. Говорят, император подолгу стоял на балконе, любуясь видами.

Алушту подняли столичные инвесторы

В 1830 году на небольшой площади лучшей части Алуштинской долины в двух верстах от Алушты появилось виноградно-винодельческое хозяйство помещика Петриченко. Этот господин преследовал вполне определенную цель - он хотел создавать высококачественные сухие вина. Однако не учел старой истины - «вино продукт местности». Вина получились хорошие по качеству, но тяжеловатые на вкус. Однако, как оправдывали его потомки, «направление было задано».

После смерти Петриченко его имение «Романовка» приобрел торговый дом И. Ф. Токмакова и О. Я. Молоткова. Как свидетельствуют сохранившиеся документы, с переходом к новым хозяевам винопроизводство в Алуштинской долине «стало расширяться и совершенствоваться».

Господа Токмаков и Молотков постоянно жили в столичном Петербурге, но ежегодно в дни «бархатного» сезона отдыхали в своем имении, а заодно проверяли, как тут хозяйничали в их отсутствие. А вели хозяйство, надо сказать, что надо - из Франции, Германии, Испании рачительные виноделы завезли прекрасные европейские сорта винограда, оснастили завод современной техникой. А еще в имении построили двухэтажный дом с подвалом - резиденцию главного винодела, в полномочия которого входило раз в неделю устраивать дегустацию, способствующую популяризации выпускаемой продукции среди местного населения и гостей курорта.

И в конце концов на заводе Токмакова-Молоткова всё получилось. Сергей Алексеевич Кашин, руководивший предприятием с 1897 по 1917 год, довел таки алуштинские вина «до кондиции». Именно при Кашине молва о здешних винах дошла до столицы Российской империи, где наивысшим спросом стали пользоваться рислинги, семильоны, каберне, саперави и, конечно, вина типа бордо, послужившие прототипом нынешнего всемирно известного красного столового «Алушта». Именно столовое красное типа бордо «Токмаков-Молотков» в 1899 году на дегустации в Париже было удостоено серебряной медали, а в начале ХХ века собрало целый «иконостас» наград по всей России.

Большая Ялта с разнообразием «продуктов местности»

Территория южнобережного поселка Даниловка (до 1948 года Ай-Даниль) в средние века была предместьем Горзувиты. Здесь в конце XIX века еще виднелись живописные руины двух церквей. И, возможно, одна из них была посвящена святому Даниилу, откуда и пошло название Ай-Даниль.

В начале XIX века эти земли принадлежали человеку, охарактеризованному прославленным градоначальником Одессы, генерал-губернатором Новороссийского края Дюком де Ришелье как «чиновник, известный по своим сведениям в естественной истории», директору Никитского ботанического сада Христиану Христиановичу Стевену. Потом Ай-Даниль перешел во владение графа Воронцова. В 1826 году здесь появились первые посадки виноградных лоз, и не прошло и десятилетия, как общая площадь занятых под виноградниками земель составила 15 гектаров. Подводилась вода, был сооружен каменный фонтан, донесший до ныне здравствующих крымчан и гостей полуострова память о тех славных летах. «1835» - отчетливо видна на каменной стене фонтана дата.

Правда, дальнейшее расширение виноградных плантаций потребовало от хозяина имения капитальных затрат на очистку территории от зарослей и камней. И Воронцов принял соломоново решение - передал непригодные для садоводства земли четырем землевладельцам, обязав их произвести расчистку и посадить виноград. Необходимые работы были проделаны, а участки вновь оказались соединенными в одном имении. В имении Воронцовых.

В 1888 году Александр III совершил двухнедельную инспекционную поездку на Северный Кавказ и в Закавказье. По пути в Баку император осмотрел удельные имения с хорошо организованными винодельческими хозяйствами: Абрау-Дюрсо, Напареули, Цинандали, Карданахи. Во время поездки Александр, видевший цель своего правления в укреплении экономической мощи страны, встретился и долго беседовал с единомышленником, главным виноделом Удельного ведомства, доказавшим, что «будущее богатство России - это русское виноделие», князем Л. С. Голицыным. О содержании их разговора можно судить по действиям Удельного ведомства, предпринятым по прямому указанию императора.

В 1889 году Удельное ведомство приобрело у наследников графа Воронцова имения «Массандра» и «Ай-Даниль» за два миллиона рублей. Для получения большого количества высококачественных вин по совету князя Л. С. Голицына было решено соорудить центральный подвал для выдержки столовых, шампанских и десертных вин.

Вскоре, вследствие оползней, старый Ай-Данильский подвал пришел в негодность. Новый, сохранившийся до наших дней, предназначенный для первичной переработки и хранения вина, в имении Ай-Даниль построили в 1912 году. С утверждением в Крыму советской власти Ай-Данильское имение национализировали. Затем хозяйства Ай-Даниля и Гурзуфа объединили и создали на их базе крупнейший на всем Южнобережье виноградарско-винодельческий совхоз «Гурзуф».

Самое знаменитое вино этой местности Пино-гри Ай-Даниль - признанный шедевр виноделия. Родилось это вино в 1888 году. Из имеющихся в массандровской энотеке образцов пино-гри Ай-Даниль наивысшей оценки специалистов-виноделов удостоились образцы 1927, 1944 и 1946 годов.

В Большой Ялте родился и русский портвейн. Это было первое крепленое вино, произведенное в Российской империи. Портвейн родился в 1879 году на небольшом заводике показательного виноградно-винодельческого хозяйства Никитского ботанического сада «Магарач». И хотя и лицо, и характер выдавали клановую принадлежность новорожденного вина, его тем не менее нарекли «Никитским крепким». Русские виноделы посчитали, что заимствование иностранного имени может привести к тому, что их детище не получит должного признания на международных дегустациях - вдруг эксперты не найдут в новом русском вине всех признаков классического португальского портвейна и все как один занизят оценки.

Надо признать, русский портвейн действительно отличался от классического португальского, прежде всего отсутствием сильной терпкости и более высоким содержанием сахара. К тому же в нем допускалось наличие цветочных тонов во вкусе.

С 1902 года в прейскуранте Магарачского подвала стали появляться крепкие вина под номерами (от 21-го) с названием «Магарач». Выпустили на рынок свои высококачественные крепкие вина также удельные имения Массандра и Ливадия. А толчком для прогресса местной винодельческой мысли послужил предвкушаемый всей родовитой знатью России и Европы юбилей свадьбы августейшей четы.

Тогда, в 1891 году, крымские виноделы удивили именитых гостей Ливадии белым и красным крепкими винами типа портвейна, приготовленными из винограда сорта Каберне. Массандровские эликсиры сохранили номера на этикетках, но удостоились именоваться родовым именем - «Портвейн». Именно эти, отличные от португальских, южнобережные портвейны стали образцами (зачастую недосягаемыми) для всех иных-прочих производителей крепких вин Российской империи.

Но самым легендарным шедевром винодельческого искусства Большой Ялты принято считать Мускат белый Красного камня. О нем рассказывают следующее, мол, давным-давно массандровские виноделы заметили, что из винограда, выращенного в поселке Краснокаменка близ скалы, называемой Красный камень, получается вино, отличное от других (еще одно доказательство старой истины: вино - продукт местности). В 1944 году выдающийся винодел Александр Александрович Егоров дал указание специалистам артековского подвала отделить краснокаменский виноград от другого. Пробный купаж подтвердил - вино из этого винограда отличается аристократичностью, нежностью и изысканностью, но главное в нем присутствуют цитронные тона, напоминающие аромат цветения мандариновых и апельсиновых деревьев, изумительный привкус лимонной корочки, а иногда легкий лимонный оттенок. С тех пор Мускат белый Красного камня по праву считается королем мускатов. Именно этот мускат некогда отправляли в дар английской королеве.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №46 от 7 ноября 2018

Заголовок в газете: Хлебнул портвейна и на гальку...