Молодая крымчанка в Сирии получила ранение и потеряла троих детей

09.09.2019 в 05:45, просмотров: 6866

С мая 2019 года родители Екатерины Шматовой не знают ничего о состоянии здоровья дочери, получившей ранение в голову. Так вышло, что молодая женщина оказалась в госпитале лагеря для беженцев «Аль-Холь» на территории воюющей Сирии. Спасаясь от боевиков вместе с тремя маленькими детьми, Катя бежала из города Багуз. В хаосе боевых действий малыши нашей землячки бесследно пропали, а сама она оказалась между жизнью и смертью.

Молодая крымчанка в Сирии получила ранение и потеряла троих детей

- Мы очень надеемся, что найдется общественная организации, которая поможет нам вернуть дочь, - верит в счастливый исход мама Екатерины. - Катя - гражданка России, она не должна быть брошена на произвол судьбы. Думаю, она пожалела обо всем, что привело ее в чужую страну, лишило семейного счастья и радости материнства.

Восточные сказки

Излом на жизненном пути Екатерины Шматовой случился в период украинской принадлежности Крыма. После окончания учебы в Таврическом национальном университете им. Вернадского она стала дипломированным специалистом в сфере туризма. Казалось бы, все замечательно, но возможности найти работу и зарабатывать на нормальную жизнь у девушки не было.

- Мы очень старались трудоустроить Катю, но ничего не получалось, - вспоминает Татьяна Шматова. - Дочь оказалась в подвешенном состоянии и, чтобы не скучать в одиночестве, часто приходила на работу к старшей сестре. Это был магазин по продаже мобильных телефонов неподалеку от конечной остановки маршруток, курсирующих в Ялту.

Точка по продаже мобилок была облюбована водителями, и с одним из них Катя познакомилась. Молодой человек восточных кровей очень заинтересовал Екатерину, а семья девушки не увидела в этом ничего плохого.

- Мы привыкли жить в мире и дружбе с представителями разных национальностей, - признается Татьяна Анатольевна. - Среди наших друзей много людей с различным говором и разрезом глаз. Тревоги за дочку из-за симпатии к парню другой веры у нас не возникло.

Рассуждения мамы совершенно верны, но подвох крылся не в вероисповедании нового друга Кати, а в его принадлежности к опасному псевдорелигиозному течению. Сестра молодого человека быстро навела мосты «дружбы» с Екатериной и четко обрисовала перспективы общения с братом: примешь ислам - возьмет в жены. На этом этапе, казалось, появился шанс изменить ход событий. Семья девушки постаралась и помогла ей поступить в аспирантуру одного из харьковских вузов.

- Я проводила дочь на вокзал в Симферополь, - вспоминает Татьяна Анатольевна. - Там ее встретили друзья. Было очевидно, что они исповедуют ислам. Тревоги в душе у меня не возникло. Была надежда на то, что учеба пойдет Кате на пользу.

Но чуда не произошло. Катя сдала экзамены в аспирантуру и вернулась в Ялту. На голове ее был повязан мусульманский платок. Катя объявила родителям, что приняла ислам.

Чужой мир

- Интерес к новому увлечению у дочери был большой, - вспоминает мама Екатерины. - Платки просто наводнили нашу квартиру. Но я не видела в этом беды: казалось, что Кате нравится новый образ. Она делала фотоснимки, на которых явно красовалась, как любая нормальная девушка в ее возрасте. Постепенно в дочери появилась какая-то отрешенность. И в определенный момент у мужа сдали нервы - он захватил и выбросил платки, которые так полюбила Катя.

Большая чистка гардероба толку не принесла. С Катей работали специалисты по промыванию мозгов - она всё глубже погружалась в чужой мир.

- Новые друзья познакомили Катю с будущим мужем - Сергеем, - восстанавливает хронику событий Татьяна Анатольевна. - Примечательно, что Сергей, как и Катя, не был восточным человеком. Он имел высшее юридическое образование, но это не спасло его от вербовки в чужой лагерь.

Молодые люди очень быстро приняли решение о вступлении в брак. Родители с обеих сторон не видели смысла в такой спешке, но молодые четко заявили, что их семья благословлена, другого исхода быть не может. Силы, стоявшие за спинами Кати и Сергея, имели заинтересованность в появлении детей у родителей, попавших под пресс идеологической обработки.

- Катя забеременела, практически одновременно со старшей сестрой - Мариной, в судьбе которой не было испытания сектой, - рассказывает Татьяна Анатольевна. - На какой-то период нам показалось, что история с исламом закончена. Катя и Марина радовались предстоящему материнству, мы тесно общались семьями, появилась надежда на счастье.

Но всё резко изменилось после того, как Катя родила сына - Микаэля. Мальчика назвали не обычным для наших мест именем, Катя и Сергей отстранились от близких людей.

- Мы с родителями Сергея сделали для молодых всё, что могли, - рассуждает Татьяна Анатольевна. - У Кати и Сергея было всё, что нужно молодой семье. Они ни в чем не нуждались. Когда проблема с сектантской зависимостью стала очевидной, мы с мужем привлекали психолога, ходили вместе с дочерью в православный храм. Все старания были тщетными, Катю и Сергея ничего кроме секты не интересовало.

Некоторое равновесие наступило, когда Катя ожидала второго ребенка. Те, кто оказывал давление на молодую семью, снова отступили. Родился сын - Адам, и ситуация зашла в штопор.

Крым - Сирия - транзит

- Мы не теряли шансов быть рядом, старались общаться, - вспоминает Татьяна Шматова. - Но наступил ужасный день, когда дети и внуки просто пропали. Они уехали, не простившись. Собрали вещи и исчезли вместе с Микаэлем и Адамом. Катя попрощалось со мной из Турции - их вывезли сначала туда. Потом она выходила на связь из Сирии - их новой страны. Вроде всё шло нормально: родился третий ребенок, девочка Ася. Дочь полностью погрузилась в хозяйство. Муж, дети - она не посвящала меня, где работает Сергей. А потом война, гибель Сергея, потеря детей и тяжелое ранение дочери.

Теряя сознание от боли, Катя слышала крики своих детей. Их вывезли в неизвестном направлении, и поиски успеха не дали. Состояние Кати в курдском лагере для беженцев стало ухудшаться. Рана начала гнить, возник абсцесс мозга.

- Дочь прооперировали два раза, - рассказывает Татьяна Анатольевна. - Но состояние ее очень плохое. Нас связывает ее подруга - присылает смс-сообщения. Последние известия приходили в мае. Катя не вставала с постели, пребывала в тяжелом положении. Помощь ей можно оказать только дома, в России. Шансов выжить в Сирии у Кати просто нет.

Татьяна Анатольевна не может вылететь в Сирию к Кате. Она находится в зоне, где не действуют международные нормы права. С мольбой спасти дочь она обратилась во все возможные инстанции, включая МИД России и лично к главе Чеченской Республики Рамзану Кадырову.

- К сожалению, на данный момент официальные власти Сирийской Арабской Республики, с которыми взаимодействует МИД России, имеют крайне ограниченные возможности для действия на территориях страны, занятых незаконными вооруженными формированиями, - пояснил заместитель директора консульского департамента МИД РФ Наиль Латыпов. - С учетом изложенного, полагали бы возможным вновь рекомендовать вам обратиться в Международную федерацию обществ Красного креста.

Обращение к главе Чечни, Герою России Рамзану Кадырову подарило семье Шматовых маленькую надежду. Судьбой Екатерины заинтересовалась чеченская правозащитница, член Совета по правам человека при главе Чеченской Республики Хеда Саратова. Комментируя судьбу крымчанки, пострадавшей в Сирии, Хеда Саратова отмечает пристальное внимание Рамзана Кадырова к судьбам соотечественников в подобных ситуациях и отмечает лояльность курдов, принявших участие в спасении Екатерины Шматовой.

***

Делясь жуткой трагедией, выпавшей на долю дочери, Татьяна Шматова напоминает о том, что это далеко не единичный случай. В лагерях для беженцев на территории Сирии находятся молодые женщины из различных уголков нашей страны. Наивность, излишняя доверчивость сыграли с ними жестокую шутку. Пострадали не только сами россиянки, но и их малолетние дети. Предупреждая молодых людей и их родителей об опасности религиозных сект, Татьяна Шматова не теряет надежды на возвращение дочери в Россию. Шансы на спасение Кати Шматовой еще есть...