Крымский поход выходного дня: к пустельге на Мангуп

За впечатлениями необязательно отправляться в дальние края - Крым может удивлять бесконечно

19.01.2020 в 20:02, просмотров: 1189

В первый поход после встречи Нового года мы своей компанией решили отправиться на Мангуп-Кале. И не потому, что мы там давно не бывали, а потому, что в новогодние праздники там не многолюдно и очень тихо. Из Балаклавы добрались до Терновки, поднялись на перевал к селу Залесному...

Крымский поход выходного дня: к пустельге на Мангуп
Вид на Сосновый мыс с Хаджи-Сала.

К Сосновому мысу

Невероятно долго мы поднимались к Мангупскому монастырю у основания южной стены. Поставили свечи, испили воды из источника. Справа от монастыря стальная лестница вывела нас на плато горы Баба-Даг. Ни души! Тишина. Самое время откупорить термосы с чаем и насладиться благоуханием заваренных крымских трав.

Мангуп с юга.

Наша цель - Сосновый мыс, самый западный из всех отрогов горы-крепости. Снег еще не выпал на плато, тропинки хорошо читаются, трава чуть пожухла и полегла под осенними дождями. Из зелени - вечнозеленые можжевельники и невероятно красные кусты терна. Зимняя листва терна не удивляет. Невероятен оттенок этой листвы. На верхушках давно одичавших яблонь и груш - невзрачные салатово-желтые ветви омелы. Растение-паразит будто стесняется своей роли в пищевой цепочке зеленого братства и старается особо не выделяться. Радует обилие спелого шиповника. Часть ягод птицами уже использована по назначению, часть собрана в ноябре туристами, часть еще ждет своего часа. Ягоды после заморозков стали мягкими и сладкими.

Поляны по обе стороны от тропы к Сосновому мысу будто плугом перепаханы. Кабан явно работал и за себя, и за того парня. Перевернуты все камни, выворочены корни кустарника и редких цветов...

Хозяин плато

А вот и хозяин пустынного плато - пустельга. Замечаем ее на вершине лиственного дерева метров за 300. Вторая - висит чуть в стороне над обрывом. Летом эту птицу редко можно заметить в лесах Крыма. Зелень деревьев ее хорошо маскирует. Зимой среди голых ветвей она явно выделяется своим бурым окрасом и массивной внешностью. С голубем не спутаешь. Во время охоты на грызунов пустельга парит навстречу ветру или зависает в одной точке, используя крылья в частом взмахе (трепещущий полет), как подруливающее и стабилизирующее устройство. Пустельга - равноправный член рода соколов, обитающих по всему миру. Океаны им не преграда, либо появились они на Земле еще до разделения общей суши на континенты. На постсоветском пространстве орнитологи признают два вида пустельги - обыкновенную и степную. Когда читаешь описание внешнего вида пустельги - дух захватывает от восторга: «Это маленький красивый сокол с гордо посаженной головой и гармоничными формами, широкими крыльями и длинным закругленным хвостом».

Изящный хищник.

У пустельги крупные круглые добрые и очень зоркие глаза (говорят, что птица в три раза зорче человека), аккуратный элегантный крючкообразный клюв (а не шнобель) и темно-желтые лапы с черными когтями (без маникюра). Пустельга видит и в ультрафиолете, что позволяет ей замечать следы жизнедеятельности грызунов. Размеры тела птицы - до 38 см при весе до 0,2 кг и размахе крыльев до 0,76 м. О названии птицы специалисты не спорят. Пустое это дело. Скорее всего, пустельга пасется - высматривает. Вот от пастуха, пастбища и присмотра и произошло это название. Самки носят однородный буро-коричневый наряд. Самцы позволяют себе светло-серые головы. Снизу на фоне неба пустельга выделяется светлым оперением крыльев, хвоста, подбрюшья.

Вид на Залесное и Красный Мак.

В горах Крыма пустельга питается мышами-полевками, мелкими птицами (воробьи, синицы). Годятся в пищу ящерицы, дождевые черви, кузнечики, жуки. Ежедневный рацион - четверть веса самой птицы. За день - до десятка мышей. Охота начитается с засады (птица неподвижно наблюдает со столба, верхушки дерева). Трепещущий полет - вторая фаза (охотник работает против солнца и невиден жертве). Охота с лета характерна для синантропной (городской) пустельги при нападении на стаи мелких городских птиц. Среди долгожителей пустельги есть и особи в 16-18 лет. Но «детская смертность» высока из-за отсутствия кормовой базы (до 50%). После года ставшая на крыло птица сама себя надежно обеспечивает пищей.

Пустельга нашего соседства не потерпела и улетела на другую сторону оврага, где и мышей побольше, и туристов поменьше. А мы продолжили путь к Часну-Бурун.

Приятнейший город

В 1395 году иеромонах Матвей написал такие строки в своем дневнике: «Путешествуя как-то и осматривая местность, я увидел город приятнейший, весьма вознесенный, вокруг имеющий горы, вблизи же равнины… Стоит город чудом ужасающим и странным… Как стол шестиугольный посредине равнины, стены небом кованы, без рук обтесаны. Сразу как взглянул и увидел его внезапно, я сделался вне себе, совсем немым стоя, чтобы удивляться»… Так вот это Матвей о Мангуп-Кале написал. А подъехал он к этому городу по долине реки со стороны современного села Красный Мак, первым контуром увидел Сосновый мыс, поднимался по ущелью Табана-Дере.

Калитка в Цитадели.

Княжество Феодоро и его столица на вершине горы и сегодня хранит тысячи загадок. Были такие же загадки и в прошлые века. Без малого 20 миллионов лет тому назад океан покинул эту часть суши (или суша покинула океан). Есть версия, что при движении земной коры подземные моря хлынули на поверхность, пропилив Качинский и Бельбекский каньоны. Но вопрос очень спорный и выходит за рамки нашего экскурса. Заселенность этого района Крыма также вызывает ряд вопросов: «Кто здесь жил, когда и кого сменил? Кто эти народы сменил в свою очередь»? Ученые могут спорить до хрипоты, мы будем к их мнениям прислушиваться. Но от сомнений уже не избавимся никогда.

Квадратная башня.

Можно ли называть пещерными городами те объекты, которые с таким упорством показывают современным туристам наши экскурсоводы? Едва ли. Города были вполне «наземными». Улицы были и дома, площади и скверы. А пещеры - это всё, что от них осталось после разрушения наземных построек. Мангуп-Кале занимает по площади 90 га (самый большой «пещерный город») и имеет всего лишь 77 пещер. Тепе-Кермен при 244 пещерах в трех ярусах имеет всего лишь 2 га. Эти цифры я привожу только лишь для того, чтобы каждый турист, отправляясь на плато Мангуп-Кале, еще на подходе к вершине задумался о том, как этот город выглядел 200-300 лет назад.

Завораживающие вертикали

На самом кончике Соснового мыса можно увидеть необычные картины ущелья, по которому проходит дорога от Бахчисарая. Можно взглянуть на три другие мыса горы Баба-Даг. Они хорошо просматриваются со скального уступа. Напротив, к северу видны обрывы горы Чардаклы-Баир, не менее впечатляющие, чем скалы Мангупа. Между ними долина Джан-Дере с живописной дорогой. Уже на обратном пути с мыса мы долго любовались вертикалями массива Шулдан-Бурун. Тропа петляла по полянам, привела нас к квадратной башне крепостной стены, защищавшей город от противника со стороны Соснового мыса. Башня и стена имеют облицовку из тесаного камня и забутовку диким камнем на известковом растворе. О роли этой части укрепления в обороне Мангуп-Кале написано немало. Но остается много загадок и по сей день.

Благовещенский пещерный монастырь.

Казалось, что в этот день мы на вершине одни. Три часа хода и ни одного человека. Но, увы, это была только видимость одиночества. К цитадели мы подошли уже к 14 часам, когда многочисленные джиперы, исполняя волю своих седоков, взвезли на Мангуп сотню туристов. Деньги решают всё. Граждане, взлетевшие на вершину на УАЗике, безусловно, получат некоторые впечатления от посещения крепости. Но могли бы получить больше, поднявшись пешком. Это их выбор.

Вид с Соснового мыса на восток.

От цитадели хорошо просматривался Орлиный Залет и занесенные снегом скалы горы Бойко у Большого Каньона Крыма. Озеро за селом Новоульяновка явно обмелело и белело пустынными берегами не в лучшем своем виде. Горные дороги и тропы хорошо читались с такой высоты. Да и весь Севастополь лежал как на ладони от Балаклавы до мыса Херсонес, Любимовки и Качи. Потолкавшись среди гомонящих туристов, мы ушли вниз по старой колесной дороге под Дырявым мысом (Тешкли-Бурун). И не пожалели. Картинка необычная. Наши фотоаппараты щелкали постоянно. Оказалось, что мы про Мангуп знаем еще далеко не всё. Намечаем очередной поход.