40 лет "Пиратам ХХ века": две истории стармеха - киношная и реальная

40 лет назад в Крыму сняли самый успешный фильм советского кино, который мы разобрали с реальным механиком, оказавшимся в плену у пиратов

07.12.2019 в 11:45, просмотров: 5027

40 лет назад в Крыму сняли самый успешный фильм советского кино, который мы разобрали с реальным механиком, оказавшимся в плену у пиратов

40 лет
В плену у нигерийских пиратов. Фото из архива В. Драпова.

По официальным данным, в первый год проката фильм Бориса Дурова по сценарию Станислава Говорухина «Пираты ХХ века» посмотрели 87,6 млн зрителей, а на стенде киностудии им. Горького висел лист с информацией дирекции - 103 млн! Этот рекорд будет вечным... Успех первого советского боевика был ошеломляющим и спровоцировал в стране массовое увлечение восточными единоборствами. В полуподпольные секции карате валом валила молодежь, а во дворах мальчишки отрабатывали удары судомеханика Сереги и боцмана Матвеича, сопровождая движения выкриками пирата Салеха «И-й-а»! Впервые на нашем экране советские герои жестко били негодяев не только по лицу... Для Николая Еременко, Тадеуша Касьянова и Талгата Нигматулина эти роли стали по-настоящему звездными. Зрители увидели впечатляющий пример того, как простой советский парень, отслуживший в советской армии, может справиться с целой бандой жестоких отморозков...

Крымская экзотика

В фильме Бориса Дурова советский сухогруз «Нежин» из порта некой страны Юго-Восточной Азии (предположительно Индонезия или Филиппины) с грузом опия для советских фармацевтов направляется во Владивосток. «Этот опий нужен заводу как воздух! - поясняет представителю иностранной фирмы после приемки 10-тонного контейнера капитан «Нежина». - Большой стране нужно много лекарств». Собеседник Ивана Ильича является агентом под кодовым именем Лотос. Он связан с международной бандой морских грабителей и передает им сведения о советском корабле. В водах Тихого океана «Нежин» попадает в пиратскую западню… По словам Станислава Говорухина, идею этой истории он почерпнул из газетной заметки. Наш корреспондент-международник в «Известиях» сообщал в 1977 году о вопиющем факте пиратства: в Южно-Китайском море на итальянский сухогруз напали морские бандиты, расстреляли команду и захватили вместе с судном 200 тонн урановой руды.

Сухогруз класса река-море "Фатеж" Азовского морского пароходства переиминовали в "Нежин", который снимали в акватории Мариуполя (тогда ещё - Жданов), кадр из фильма.

За экзотикой тихоокеанских злоключений советских моряков режиссер Борис Дуров и его команда отправились в Крым. Картину снимали на базе Ялтинского филиала киностудии им. Горького с апреля по август 1979 года. Два судна: сухогруз класса река-море «Фатеж» и теплоход «Адмирал Лунин» (тогда порт приписки - Жданов), задействованных в картине, кинематографистам в помощь выделило Азовское морское пароходство. «Фатеж» сценаристы переименовали в «Нежин», а «Адмирал Лунин» стал пиратским кораблем «Меркурий». И первые кадры фильма в порту с погрузкой опиума на борт «Нежина» сняты в Мариуполе, а не в Ялте. Перегонять такой мощный корабль к берегам Крыма смысла не было, поэтому эффектную панораму с «Нежиным» в открытом океане снимали в водах Азова, так же как и сцены, где боцман-каратист Матвеич (Тадеуш Касьянов) на палубе разбивает ногой доску, а потом и взятие пиратами сухогруза на абордаж. Смуглолицых полицейских в «зарубежном порту» сыграли ученики Тадеуша Касьянова, среди которых были и индийские студенты, и наши казахи с узбеками.

Стармех Сергей (Николай Ерёменко) и боцман Матвеич (Тадеуш Касьянов), какдр из фильма.

К берегам Крыма из Жданова пришел уже только пиратский теплоход. Остров туземцев с бухтой, где укрывался «Меркурий», снимали на восточном побережье полуострова. Декорации деревни ловцов жемчуга - с бутафорскими пальмами и тростниковыми крышами - замечательный художник-постановщик Ялтинской киностудии Борис Комяков выстроил на берегу Тихой бухты, недалеко от поселка Орджоникидзе.

Деревня аборигенов, которую придумал художник Ялтинской киностудии Борис Комяков, кадр из фильма.
Тогда там был военный городок с режимной зоной, и поэтому съемочный объект легко ограждался от туристов-зевак. А первое знакомство советских моряков с «островом» происходит в 15 км от «деревни» - на Карадаге, в районе хребта Карагач, как раз там, где проходит экологическая тропа от биостанции в Коктебель. Пиратский же теплоход киношники прятали в Голубой бухте возле Нового Света, это уже за Судаком. Поклонники отдыха в этих местах легко узнают не раз мелькающий в фильме профиль горного массива Караул-Оба. Дозор пиратов, с которым лихо разобрались боцман Матвеич и матрос Стеценко (Виктор Жиганов), располагался в этой же бухте на мысе Капчик. Здесь же в скальных расщелинах прятались буфетчица Маша (Наталья Хорохорина) и библиотекарь Айна (Майя Эглите).
На пляже Тихой бухты, рядом с посёлком Орджоникидзе, кадр из фильма.

Кораблекрушение в бассейне

К природе экзотического острова добавлены и черты западного побережья Крыма. Эпизод с выходом «Меркурия» из бухты и всплытием мин снимали уже на Тарханкуте.

Матрос Стеценко (Виктор Жиганов) и Сергей Сергеевич (Николай Еременко) в тоннеле Малого Атлеша на Тарханкуте, кадр из фильма
Рабочий момент съёмок на Малом Атлеше, фото из архива В. Павлотоса.
"Пираты ХХ века" бороздят морские просторы у Тарханкута, кадр из фильма.

- В тот год наша Ялтинская киностудия была загружена как никогда, - рассказывал мне о съемках Валерий Павлотос. - На нас свалилось сразу три суперпроекта. Кроме «Пиратов ХХ века», мы уже работали над «Акванавтами» (1979) и готовились к съемкам картины «Через тернии к звездам» (1980). Мы договорились, что подводную натуру со всплывающими рогатыми минами снимем в конце их экспедиции у нас на мысе Тарханкут, где находился базовый лагерь «Акванавтов». И в середине лета съемочная группа на игровом судне отправилась из Нового Света к атлешскому побережью Тарханкута. Переход мимо Севастополя и Евпатории занял почти сутки. Ночью теплоход попал в шторм, а наутро выяснилось, что волной с палубы смыло одну из бутафорских мин. Мина-то бутафорская, но для тех, кто об этом не знает, - она выглядела как настоящая! И съемочной группе пришлось давать курьезную радиограмму, извещать Черноморский флот, что потеряна мина, но она не представляет опасности!

Валерий Павлович Павлотос конструировал подводные декорации в бассейне гостиницы "Ялта-Интурист", фото М. Львовски.

Там же, на западе Крыма, сняты красивая картинка со сквозным 98-метровым тоннелем Малого Атлеша, по которому проходит пиратский катер, и эффектные прыжки с «Меркурия» Николая Еременко и Тадеуша Касьянова.

Захватывающий подводный эпизод на тонущем сухогрузе «Нежин» снимали в обычном плавательном бассейне гостиницы «Ялта-Интурист». Старший механик Сергей (Николай Еременко), рискуя жизнью, проплывал по затопленным коридорам, чтобы спасти девушек - буфетчицу и библиотекаршу, которых пираты заперли в судовой библиотеке. И как раз декорацию интерьера судовых помещений «Нежина» создавали под руководством Валерия Павлотоса.

Актриса Наталья Хорохорина в декорациях затонувшего теплохода, фото из архива Н. Хорохориной.

- Все наши конструкции мы выстроили в той части бассейна, где находится глубокая прыжковая чаша, - вспоминал Валерий Павлович. - Не обошлось без курьеза. Когда мы заполнили ее подогретой морской водой, сразу же всплыли все двери. Постановщики закрепили надежно все предметы, а вот о том, что надо прикрутить дверные петли наоборот - просто забыли. И поэтому из обычного положения петель двери под давлением воды выскочили. После устранения этой проблемы за дело взялся наш оператор-подводник - профессиональный водолаз Владимир Карпичев, неизменно руководивший с 1977 года подводными работами всех без исключения кинопроектов с участием Ялтинской киностудии. Благодаря его мастерству, а также отличной работе под водой Николая Еременко, эти кадры спасения в фильме получились очень выразительными.

Николай Еременко в декорациях в бассейне "Ялта-Интуриста", кадр из фильма.

Вердикт Брежнева

Премьера «Пиратов ХХ века» планировалась на конец 1979 года. Но после контрольного показа ответственным лицам из ЦК ВЛКСМ картину с ярлыком «идеологически вредной» отложили на полку. Комсомольцы были в шоке от обилия опиума и зубодробительных драк, хотя в Госкино к режиссеру особых претензий не нашлось.

Но как уже не раз бывало до этого (например, в случае с «Джентльменами удачи»), картину для народа спас главный киноман страны - генсек Леонид Ильич Брежнев. Ему на дачу отвозили все копии, в том числе и «отложенных» отечественных новинок. От «Пиратов» Леонид Ильич был в восторге, и картина вошла в число его избранных лент, которые он пересматривал во время отпуска в Крыму. Как рассказывали сотрудники госдачи в Нижней Ореанде, генсек частенько засыпал перед экраном и терял нить сюжета, а просыпаясь в момент какой-нибудь драки, переспрашивал: «Это наш его …бнул?» А те, кто был с ним рядом, подтверждали: «Наш, наш, Леонид Ильич». И генсек удовлетворенно бурчал: «Молодец, Коля».

Киноафиша 40-летней давности. Автор плаката - художник Михаил Нахманович Хазановский.

Идеологи вынуждены были запустить картину в прокат... До распада СССР, пока велась такая статистика, число зрителей, посмотревших этот фильм, превысило 250 млн - условно всё население страны. При скромном по тем временам бюджете - всего 470 тыс. рублей - картина принесла государству почти 150 млн долларов. Но никому из творческой группы от «пиратского золота» ничего не перепало. Как не раз в интервью рассказывал Николай Еременко, он купил себе на гонорар от фильма - ковер и цветной телевизор, но зато снискал любовь зрителей. Голосованием читателей журнала «Советский экран» он был признан лучшим актером СССР за 1980 год в придачу к премии Ленинского комсомола!

«За роль Сореля в фильме «Красное и черное» лучшим не признали, а сыграл судомеханика Серегу - называют», - сокрушался Еременко. Он, кстати, мечтал снять продолжение этой истории. Но его планам не суждено было сбыться - сначала в 1985 г. трагически погиб его друг Талгат Нигматулин, а потом от инсульта в 2001-м возрасте 52 лет умер и Николай…

Пираты ХХI века

40 лет назад история, рассказанная создателями фильма, о захвате советского судна морскими головорезами для зрителей казалось фантастичной, хотя и была основана на реальном случае - единичном, но вопиющем и диком. Сегодня же сообщения о захвате судов «пиратами ХХI века» общественностью уже воспринимаются как обычное ЧП - если это не касается их родных и близких. За последние несколько лет в плену у вооруженных корсаров побывали десятки российских моряков, которые могут на своем опыте сравнить киноисторию с реальностью. Старший механик - как и герой в исполнении Николая Еременко - севастополец Валерий Драпов пробыл 63 дня в плену на западе Африки - у нигерийских боевиков «Движения за освобождение дельты Нигера». Его история в 2008 году закончилась хеппи-эндом, и уже в Севастополе он рассказывал с улыбкой о своих приключениях.

Стармех Валерий Драпов дома в Севастополе после возвращения из плена, фото М. Львовски.

- Фильм «Пираты ХХ века» раньше много раз видел и сейчас, если в программе будет - пересмотрю с интересом, - говорит Валерий. - Но то, что в кино и на самом деле - две большие разницы. В моем случае сопротивление оказать было сложно, потому что кроме меня на «пароходе» из европейцев был только старый капитан, а остальная команда - вся из темнокожих, еще 11 нигерийцев. Договориться по-русски, чтобы не поняли пираты, - не с кем, а английский они хорошо знают. А так, конечно же, был порыв что-то сделать - но шансов на хороший исход при этом немного. И потом в таких случаях останавливает то, что заложников берут не для того, чтобы потом их расстрелять. Я даже потом общался с теми, кто захватил наш «пароход», и они говорили, что еще ни разу не убивали своих пленников.

9 сентября 2008 года в личном календаре Валерия Драпова отмечен как «черный вторник». Вместе с командой британского судна «H/T Blue Ocean» он оказался в заложниках у боевиков MENDа (Movement Emancipation Niger`s Delta) - «Движения за освобождение дельты Нигера». В новостях официальные источники сообщали, что причина захвата остается неизвестной. Мотив нападения не совсем ясным был и для самих боевиков.

На переднем плане дремлет капитан Роберт Хьюз, фото В. Драпова.

- Мы ведь в тот день вообще никуда выходить не планировали, - вспоминает Валерий Драпов. - Сидели, баклуши били. И тут распоряжение - надо сменить экипаж на «Коммандере», который обслуживает нефтяные платформы «Шелла», и забросить им запасы топлива, воды и провианта. Думали, часов за 12 обернемся. На борту, кроме нашего экипажа - 13 человек (60-летний капитан-англичанин Роберт Хьюз, я - старший механик и 11 нигерийцев), еще 13 человек смены (три водолаза - один англичанин и два белых парня из ЮАР и нигерийцы остальные). Мы были уверены, что покинули зону риска - вышли из дельты реки, удалились от берега миль на 15 и расслабились. Автоматные очереди я услышал у себя в каюте - где-то в 21:15, стемнело уже. По суете на палубе понял - мы попали под расклад! И попали всерьез - стало ясно, когда один из этих клоунов начал палить с мостика по палубе - пули пробивали потолок у меня в каюте, осколки летели в голову и руки. Я подумал: «Надо выходить, иначе пристрелят вот так - по глупости, случайно». Разложили нас лицом вниз, руки на затылке - белых отдельно, черных отдельно. Пока мы лежали под стволами, другие бойцы пошли по каютам - тащили всё, что им было интересно. Мой рундук прошили очередью, когда замок сбивали, - там на вешалке рубашка висела, а в кармане очки оставались - пули разбили и стекло, и оправу титановую. Позже, когда нас на лодках в лагерь сепаратистов привезли, я узнал от бойцов, что они совсем на другой пароход охотились. Но у них уже заканчивалось топливо, и тут подвернулись мы. Как говорят англичане: оказались не в то время и не в том месте. Тогда я и предположить не мог, что задержусь у них на два месяца.

Вооружены и непредсказуемы

Первую неделю Валеру вместе с товарищами по несчастью каждую ночь перевозили из лагеря в лагерь. Базы повстанцев затеряны на многокилометровых просторах джунглей, разрезанных мелкими речками. Сориентироваться там непросто даже аборигенам. А для поисковых групп обнаружить заложников вообще представлялось делом безнадежным.

Матрас для белых с антимоскитным балдахином, фото В. Драпова.

- Ребята они незлобные, но совершенно непредсказуемые, - с юмором рассказывает о своих злоключениях стармех. - Молодые пацаны беспрерывно курят марихуану, курят по-страшному! Количество выкуренной человеком марихуаны за день нашего миллионера разорило бы. На поднос высыпают гору травы - подходи, бери, сколько надо забить. Обычный европеец от такого количества травы упал бы и умер, а они же при этом еще весь день двигаются, что-то делают. Трава местного посева, но они говорят, что индийского происхождения. Перемкнуть в такой обкуренной голове может в любой момент по непонятной для нас причине - так что напряжение сохранялось.

За людей с «Blue Ocean» сепаратисты поначалу запросили у компании-судовладельца 25 млн долларов.

- Это не стихийная кучка отморозков, - говорит Валерий, - а отлаженная организация с хорошим менеджментом. Их боссы достаточно образованные люди и понимают, чего они хотят. Бойцы как-то хвастались, что у них армия численностью не меньше 10 тысяч стволов. Вооружены все в основном автоматами Калашникова - разных стран производства - есть и наши, и Китай, и Румыния. Видел я бельгийское и английское стрелковое оружие, наши РПГ, которые они называют «ар-пи-джи». Проходящие корабли они атакуют на моторных лодках «Yamaha» с двигателями по 75 лошадиных сил. Скорость у них до 60 км/ч. Для сравнения наш пароход шел максимум 20 км/ч... Я очень благодарен Майку Вуду - английскому джентльмену с большой буквы, который всё это время был в контакте с сепаратистами и оставался в Нигерии. Он очень колоритный дядька, весь в морских татуировках, и до нюансов знает, как вести переговоры с пиратами. Кстати, компания «Hydrodive» была готова с первого дня заплатить за нас деньги - но этого делать нельзя было, расценили бы как пособничество мировому терроризму. Майка даже арестовали местные власти за попытку передать для нас через сепаратистов продукты и лекарства.

Время в плену севастополец коротал в компании с моряками из ЮАР и Великобритании, фото из архива В. Драпова.

Жить в плену стало «веселее», когда Валеру с двумя англичанами и троих непростых нигерийцев из лагеря боевиков перевезли в рыбацкую деревню под покровительство семьи Чифа - старшего из трех братьев. В деревушке недалеко от океана местных было всего шесть хижин и 12 человек.

Валера, как механик экстра-класса, починил в деревне всё, что было выведено из строя. Запустил генератор, перебрал двигатели для лодок. Говорит, что сами работу искали, потому что без дела сидеть было тоскливо.

- Ну, в генераторе мы сами были заинтересованы, - поясняет он. - Это же свет, телевизор. У них, правда, антенны нет, они по DVD-плееру фильмы смотрят. И нам всё свои нигерийские комедии подсовывали - смешного для нас там немного, но смотреть от нечего делать приходилось. При этом у них полная коробка нормальных дисков была - с ограбленных кораблей. Из голливудских фильмов - «Анаконда» у них в почете, вместе с ними и мы несколько раз его смотрели. И потом мы надеялись от генератора зарядить мобильный телефон. Мне же чудом удалось свой прихватить с «парохода». На камеру я даже несколько кадров в деревне снял...

Валера с мамой в день встречи после его злоключений, фото И. Драповой.

Все эти 63 дня возвращения тогда 39-летнего Валерия в Севастополе ждали жена Ирина вместе с 13-летним сыном Антоном и маленькой 9-месячной дочуркой Олесей. Что она пережила в душе - большинству из нас приходится только догадываться. О себе и своих чувствах мне она рассказывала уже сдержанно, даже шутила.

- Впервые после захвата он позвонил домой через месяц, - вспоминает Ирина. - Как-то уговорил хозяина деревни, чтобы ему предоставили такую возможность. Пытался говорить, что всё с ним нормально, скоро приедет. А на самом деле он же и сам не знал, когда отпустят, - те пираты только и твердили: «Скоро, очень скоро». Тогда было очень страшно за него. Это он дома всё весело рассказывает, как будто побывал в Диснейленде. Но чем это «приключение» для всех нас могло обернуться - даже думать не хочу… Но я верила. А потом он снова позвонил - ночью, в воскресенье, и сухо как-то, без эмоций сказал: «Меня освободили». Это был его второй звонок...


|