Правда вымысла: в Москве издана книга крымских авторов о чекистах

Новый приключенческий роман крымских авторов о контрразведчиках был представлен на книжном фестивале «Красная площадь» в Москве

07.07.2019 в 19:30, просмотров: 1189

«Штормовое предупреждение» вышло в серии «Военные приключения» издательского дома «Вече». Роман написан на основе ранее не публиковавшихся документальных материалов по военной истории Крыма. Часть книг этой своеобразной серии была издана в предыдущие годы, правда не в хронологической последовательности, и только после выхода в этом году «Штормового предупреждения» серия как таковая сложилась.

Правда вымысла: в Москве издана книга крымских авторов о чекистах

Отчетливо выстроилась основная сюжетная линия, и определились главные герои - сотрудники контрразведки. От добровольца-офицера Первой мировой, пришедшего в ИНО ВЧК, к секретному агенту НКВД, направленному в 1939 году на Западную Украину в качестве «красного директора» с заданием по выявлению вражеской разведсети. От юного офицера-пограничника, переведенного накануне Великой Отечественной в разведотряд ЧФ, к жесткому опытному аналитику, избегающему, впрочем, поспешных обвинений. И проявился объединительный стержень серии: судьбы чекистов в разных мундирах и званиях, для которых, несмотря на невероятные по трагизму события первой половины XX века, служение Родине было превыше жизни. Что и отличало их от тех персонажей, жизненные приоритеты которых были мелкими и низменными, несмотря на яркую кумачовую обертку и громкие лозунги.

«Штормовое предупреждение»

Книга Елены и Юрия Иваниченко открывает серию. Основные события романа разворачиваются в двадцатые годы, с предысторией судьбы главного героя, Алексея Яновского, во времена Первой мировой и своеобразным эпилогом в канун Второй. Сотрудник ИНО ВЧК, в порядке подготовки к агентурной работе, принимает активное участие в разведывательных операциях (в частности, выявляет часть армейского архива ВС Юга России и личные дневники А.И. Деникина). В Севастополе 1921-22 гг. он осуществляет внедрение во враждебную среду, раскрывая контрреволюционный заговор, руководимый и вдохновляемый из Стамбула. Здесь, впрочем как и в «Мариупольском деле», важной части книги, нет ни искажений, ни преувеличений, только художественная реконструкция.

Взаимодействует он с реальными историческими персонажами - среди них и руководители ЧК, Артузов, Реденс, Емельянов, и лидеры Стамбульского белоэмигрантского центра, Алексей Чернов и граф Борис Орлов, а также названные по именам участники контрреволюционного монархического подполья.

В этом, равно как и в художественной обработке архивных документов, можно увидеть перекличку с творчеством Валентина Пикуля и Юлиана Семенова. Есть общие моменты с рядом произведений этих признанных мастеров - и в построении напряженной фабулы, и в том, что временные уклонения от главной линии повествования оборачиваются в конечном итоге успешным решением главной задачи. Здесь намечается и следующая сюжетная линия - внедрение агента в перспективный зарубежный научный центр с целью участвовать в военных разработках, передавать техническую информацию - и тем самым принести ощутимую пользу Родине.

«40 градусов по Маннергейму»

Эта книга Юрия Иваниченко в соавторстве с Вячеславом Демченко (как и все последующие) вводит новых персонажей и показывает новые театры боевых, то есть и разведывательных, и диверсионных действий, и непосредственно боев на суше и на море. В многочисленных, но кратких исторических справках, распределенных по тексту, приводятся данные из советских, финских, итальянских и американских архивов. А художественные эпизоды прямо не претендуют на достоверность, но - как в этом легко убедится всякий непредвзятый читатель - вполне соответствуют и обстоятельствам, и правде характеров, и общему ходу исторических событий.

Главный герой романа - «грек на снегу», крымчанин Сергей Хачариди на Финской войне. Просто рядовой, но прирожденный воин, «правильно» воспитанный отцом, егерем и ветераном береговой охраны, Сергей становится и разведчиком, и диверсантом.

Вкратце пересказаны предвоенные истории основных персонажей - Новика, Войткевича, Кравченко, Ортугая. Но есть в книге «40 градусов по Маннергейму» еще и своеобразный «роман в романе» - описание жуткого в своем якобы беспристрастном изложении кровавых событий столкновения судеб в Гражданскую войну, прокатившуюся «от финских хладных скал до пламенной Колхиды», то есть от Крыма до Карелии. Противостояние главных персонажей - антигероям, увы - реально существовавшим и служившим не Родине, а только своим желаниям и низменным чувствам.

«Разведотряд»

Появление меньше чем через год новой книги - «Разведотряд» - не обмануло читательских ожиданий. В Крым попало слишком мало экземпляров, но книга есть в Интернете. Я ее прочел в электронной библиотеке издательства «Вече», и не только прочел, но и перечитывал. Не только для удовольствия, но и как своеобразную справочную литературу. Потому что в ней, помимо драматических поворотов судеб главных героев и новых военных приключений, кратко, но достоверно излагалась история боевых действий на Черном море итальянских катерников и подводников, а также соединения «шнелльботов», немецких торпедных катеров - тех самых, которые принесли Краснознаменному ЧФ немало проблем и бедствий.

Узнал я наконец в увлекательных, но и драматических подробностях, кем был и как попал на Западную Украину Войткевич, почему и как он стал двойным агентом, как «спасся» и как оказался в действующей армии. А также о довоенной службе и большой любви Новика прочел много интересного.

Всё это было подано не «в линейку», а в развитии сложных разведывательно-диверсионных операций, придавая их описанию особую полноту и убедительность. Притом что, по крайней мере, одна из них - диверсия на подземной базе подлодок - не отмечена в исторических источниках, а несколько других происходили в иных местах и с иным участием. Но приключенческий роман, понятно, это не хроника.

«Торпеда для фюрера»

Следующий год принес продолжение истории. Для тех, кто начнет читать с «Торпеды…», приводятся реминисценции, помогающие понять мотивацию событий и поступков героев. А в действии, особенно в первой половине книги, меньше сугубо «боевых» эпизодов, но больше внимания уделено столкновению разведывательных и контрразведывательных служб советского и немецкого флотов. Авторам удалось показать эволюцию наших «особистов», превращение - пусть частичное - из карателей-надзирателей в необходимую военную организацию.

«Военно-техническая» и, в меньшей степени, историческая составляющие книги выдержаны достойно. Можно только представить, сколько авторам пришлось «переработать» источников, наших и зарубежных, чтобы всё, что плавает и летает, ныряет и колесит, стреляет и взрывается, было правильно названо и так же действовало и не казалось фальшью и анахронизмом. Это же относится и к психологии героев, к образам многочисленных персонажей, друзей и врагов, их окружающих. Юный партизан Вовка и пожилой «боцман» Ортугай; следователь Кравченко с «пудовыми кулаками», но и недюжинной проницательностью и бесшабашный матрос Малахов; изворотливый и желчный абверовец Бреннер - и как бы неотделимый от своей должности начальник «Марине Айнзацкоммандо» Нойман…

О ком-то сказано больше, о ком-то - меньше, но все они воспринимаются живыми, полноценными и - вот магия художественного слова - узнаваемыми. Узнаваемо и место действия, в некоторых случаях названное прямо, а в некоторых - с небольшими изменениями: например, Атлам - вместо «Киик-Атлама».

Еще конкретней место действия обрисовано в приключенческом романе, завершающем «крымскую эпопею».

«Обреченный мост»

Книга была издана зимой 2014 года, то есть была написана, когда разговоры о строительстве моста через Керченский пролив еще относились к неопределенно фантастическим. А воспоминания о «первом» мосте, сооруженном в ноябре 1944 г. и проработавшем до весны 45-го, сводились к пересказу истории его гибели под натиском ледяных торосов. У офицеров-разведчиков, Войткевича и Новика, - на этот раз они действовали при поддержке немногочисленных керченских подпольщиков (город был опустошен оккупантами до полутора тысяч жителей) - хватало проблем. Немало было их и у немцев в период с осени сорок третьего - до весны сорок четвертого года: об этом свидетельствуют документальные вставки - переводы фрагментов приказов и секретных (тогда!) докладов, приведенные в этой книге. Но главное - что Керчь была взята советскими войсками, а громадные конструкции и механизмы моста, заказанные еще в 36-м советским правительством в Германии, остались в целости.

Не хочу раздавать комплименты и совсем не хочу сравнивать эту серию ни с документальными монографиями о Гражданской войне, ни с книгами о защите или освобождении Севастополя и Керчи, а тем более - с мемуарами тех, кто воевал на крымской земле. Это другой жанр и другие времена - но, быть может, именно такие истории нужны сегодня, в дополнение к объемистым документальным исследованиям и к томам суровой военной прозы (не случайно, кстати, авторы отмечены премией имени В.С. Пикуля). И очень жаль, что эти книги, которые уходили нарасхват с прилавков в Москве и в крупных городах России, практически неизвестны на полуострове. Но мы надеемся, что скоро эта серия найдет дорогу и к своему крымскому читателю