День открытых дверей у Штирлица: дача Юлиана Семенова открыта для посещения

Сейчас поклонники могут посетить два этажа легендарной виллы.

Нынешней осенью для поклонников творчества непревзойденного мастера политических детективов и исторических расследований его младшая дочь – Ольга Семенова, приготовила сюрприз: для посещений и осмотра открыт еще и второй этаж дома!

Сейчас поклонники могут посетить два этажа легендарной виллы.

Накануне дня рождения Юлиана Семенова (8 октября ему исполнилось бы 84 года) «МК в Крыму» посетил легендарную виллу «Штирлиц» в Мухалатке, которая при жизни писателя была творческой лабораторией. А сегодня это музей с бесплатными экскурсиями, где круглый год открыты двери для посетителей.

Лучшее место на Земле

Примечательно, что Юлиан Семенов много лет сотрудничал с нашей газетой «Московский Комсомолец».  И в его  честь к 80-летию в главной редакции «МК» была открыта мемориальная доска. В восприятии массового читателя имя его прочно связано с одним из самых популярных персонажей отечественной литературы и кино – Штирлицем. Но Семенов помимо богатого литературного наследия оставил нам и пример бесстрашного репортера, отчаянного военкора. Репортажами из горячих точек на планете зачитывалась вся страна…

Первое знакомство Юлиана Семеновича с нашим полуостровом состоялось в 1955 году. Тогда он приехал в Крым с супругой на новеньком «Москвиче». Это было свадебное путешествие, благодаря которому Юлиан влюбился в полуостров. У берегов Черного моря и родились самые известные творения Семенова: «Экспансия», «Отчаяние», «Пароль не нужен», «Семнадцать мгновений весны», «Версии», «ТАСС уполномочен заявить» и многие другие. После своего первого путешествия по Крыму Семенов регулярно работал в Ялте – в Доме творчества Литфонда, в Коктебельском доме творчества и в разных отелях и гостиница ЮБК, в которых останавливался писатель. В Крыму он проводил больше времени, чем в Москве и из-за постоянных трат на отели и гостиницы, а также из-за безмерной любви к полуострову Юлиан начал задумываться о собственном доме на берегу Черного моря. 

В 1983 году он приобрел в Верхней Мухалатке клочок земли - семь соток крутого склона с остатками домика: большего не позволяли советские законы. Но само место радовало, в первую очередь - тишиной и удаленностью от цивилизации. Собственно, эти обстоятельства были решающими. Внизу, у моря, располагались госдачи, где за высокими заборами, подальше от чужих глаз, протекал размеренный отдых первых лиц Советской страны. А в Верхней Мухалатке жизнь, казалось, вообще остановилась. Извилистые дороги, осененные лаврами, смоковницами и кипарисами, наверное, помнили молодого Пушкина. В скором времени был построен двухэтажный, но весьма неприметный снаружи дом. На террасах выше по склону Семенов собственноручно посадил небольшой сад - яблони, черешни и персики, а в маленьком дворике перед домом - две пальмы, кипарис, декоративный виноград и розы.

- Эта дача была для него самым любимым местом на земле, - говорит Ольга Юлиановна. – И когда дом был построен, он с гордостью написал над входной дверью «Вилла Штирлиц». Так что и у этой легенды есть свое основание. Здесь папа мог жить именно так как любил, подчиняя себя творчеству и сидя за печатной машинкой с утра до глубокой ночи. В 1990 году после инстульта он долго лежал в больнице и после выписки мы у него спросили, куда бы он хотел поехать, и он не задумываясь, ответил: «В Мухалатку».   

«Я скоро вернусь…»

На даче в Мухалатке Юлиан Семенов написал четыре романа о Штирлице («Экспансия» I-III, «Отчаяние»), детективы «Репортер» и «Тайна Кутузовского проспекта»,  повесть о жизни О.Генри «Псевдоним», пьесу «Процесс 38», «Ненаписанные романы» и  свою последнюю вещь «Синдром Гучкова» (из цикла «Версии»). Открытия и потрясения начинаются сразу за зеленой калиткой этого дома – во дворе с двумя пальмами и кипарисом. Дом-музей работает круглогодично и хранитель его Андрей Елисеев буквально в любое время (но все же просит предупреждать о визите по мобильному телефону) готов встретить и провести гостей по открытым для обзора комнатам первого этажа. Атмосфера там по-настоящему завораживает. В кабинете на столе рабочий беспорядок: план на день, листы с правкой, кассетный диктофон, печатная машинка, и записка от руки «Я скоро вернусь». На стенах картины старшей дочери Дарьи, фотографии с автографами легендарных личностей ХХ века с которым дружил или был знаком Юлиан Семенович, в том числе дарственная подпись на обложке книги самого Отто Скорцени – оберштурмбанфюрера СС, немецкого диверсанта, прославившегося в годы войны спецоперациями, в числе которых и освобождение из заключения свергнутого Бенито Муссолини… На камине сувениры из командировок: изрешеченный пулями вьетнамцев кусок фюзеляжа американского самолета, бумеранг и копье австралийских аборигенов, инкрустированный рог, деревянная фигурка монаха… На полках мебельной стенки – часы, рюмки и бокалы, книги в том случайном порядке, который оставил писатель. 

- Ольга Юлиановна намерено старается сохранять ту обстановку в доме, которая была при жизни ее отца, - поясняет Андрей. -  Творчество и личность писателя интересует сотни тысяч людей, и этот интерес набирает новую силу – это мы можем видить по все увеличивающемуся потоку почитателей таланта Семенова в нашем музее.

Мундир и шляпка Кеннеди

По словам хранителя музея Андрея Елисеева, посетители сначала ищут глазами мундир Семенова, потом решаются спросить: «А где же его фуражка и ордена?».

- Каждый раз я корректно отвечаю, что он не был военным человеком, - смеется Андрей.  – И как рассказывает Ольга Юлиановна, писатель, когда его на западе называли полковником КГБ, обижался и парировал: «Я – уже давно генерал». Но поскольку он учился в вузе с военной кафедрой - окончил институт востоковедения, у него было офицерское звание - он был капитаном запаса. Но это все происходило само собой, поскольку все, кто там отучился получал звание автоматически… но не КГБ.  Так что это все легенды.

Как иронично заметила Ольга Семенова, изначально виллу «Штирлиц» построили на века, но глупо и бездарно. Сегодня многие огрехи исправлены, но кардинально никакой перестройки не было. Экспозиция в той же обстановке, что и была в бытность писателя. И о каждом из экспонатов дома-музея можно рассказать отдельную историю, как например, о фрагменте фюзеляжа американского самолета.

 - Он привез его к из Лаоса, - уточняет Ольга Юлиановна. -  Этот самолет буквально на глазах отца подбили его лаосские друзья партизаны. Он там был военным корреспондентом от газеты «Правда» и вот еще что удивительно: газета органа ЦК КПСС и военный корреспондент ее – беспартийный Юлиан Семенов! Ему позволили провезти его. Ему не позволили другое провезти: он мечтал взять сироту - мальчика вьетнамского, Вот это ему не позволили, а то бы у нас был названый брат – вьетнамчик… Вообще, из каждой поездки папа привозил удивительные вещи: статуэтки, бумеранги, корни женьшеня из Китая, оружие... У нас была не квартира, а всемирная выставка сувениров. Но наверное, одним из самых уникальных был подарок Жаклин Кеннеди – шляпка предвыборной кампании Джона Кеннеди. Папа же брал интервью у Жаклин Кеннеди и она ему ее подарила , но она, к сожалению потерялась, во время наших бесконечных переездов… Вот это был бы уникальный экспонат!

Несмотря на то, что Юлиана Семенова нет с нами уже много лет, он всегда будет гордостью для будущих поколений и примером начинающим журналистам. Заслуги и дела этого человека вызывают восхищение и уважение. Приятно, что семья и потомки этого великого писателя, делают все, что бы сохранить светлую память о нем и рассказать людям как можно больше о его жизни, творчестве и работе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №41 от 7 октября 2015

Заголовок в газете: День открытых дверей у Штирлица