В Феодосии возрождают память о Федоре Зибольде

Жил-был неравнодушный человек

По происхождению немец, по убеждениям - патриот России, сажал сосны на горных склонах, пытался из воздуха добывать воду... За заслуги перед нашим Отечеством удостоен орденов св. Анны, св. Станислава, св. Владимира. Спустя сто лет после его смерти феодосийцы решили увековечить память этого неравнодушного человека, для которого Феодосия стала родным городом.

Жил-был неравнодушный человек

Вначале были сосны

О том, что в конце XIX - начале XX веков в Феодосии жил ученый-лесовод, пытавшийся добывать воду из воздуха, известно многим. Это был Федор Иванович (Фридрих Иоганнович) Зибольд (1850-1920). Но подробно об этом талантливом человеке долгое время не знал никто. А ведь у него замечательная биография. Вначале ему пришлось попробовать себя в роли педагога. Окончив в 1873 году Императорский Петроградский университет по разряду юридических наук, работал учителем в Риге. Много лет спустя осуществил давнюю мечту: поступил учиться в Лесной институт. Получив диплом, сначала был лесничим в Екатеринославской губернии, а с 1900-го - в Феодосийском лесничестве. С этого момента он активно включился в практическую работу по замене нежизнеспособных лесокультур и созданию новых - более устойчивых.

Первые попытки облесения феодосийских гор проводились в 20-30-х годах 19-го столетия. Оказались они неудачными из-за неправильного выбора саженцев. В 1904 году городские власти назначили Федора Зибольда заведующим Феодосийским опытным лесничеством. Теперь уже он лично руководит работами по облесению склонов горы Тепе-Оба. Ученый выбрал хвойные деревья, отдавая предпочтение крымской сосне, отличавшейся нетребовательностью к почве и засухоустойчивостью. Эти деревца дожили до наших дней. Но им нужна помощь.

Судьбой Зибольда заинтересовался студент Иван Пузанов, позже ставший профессором и знатоком природы полуострова, издавший книгу «По нехоженому Крыму». Вот несколько строк из его воспоминаний: «Склоны некогда обнаженных холмов, окружающих Феодосию, были покрыты молодым сосновым лесом 3-4 м высоты благодаря инициативе, искусству и энергии Ф. И. Зибольда. Лесничий предложил метод террасирования: чтобы деревце выжило в наших жестких условиях, надо очень хорошо подготовить и напитать влагой почву - сделать террасы, которые бы задерживали воду».

Лес да вода поля красят

Неизвестно, знал ли Федор Зибольд вынесенную в заголовок русскую пословицу, но вся его дальнейшая жизнь была посвящена поискам воды. Занимаясь лесными посадками, ученый одновременно начал проводить опыты по конденсации атмосферной влаги. По его мнению, охлаждение водяных паров воздуха лежало в основе древней системы водоснабжения города. Эта мысль пришла к нему после того, как на склонах горы Тепе-Оба он насчитал несколько «щебневых куч-конденсаторов». 

Являясь человеком дела, Зибольд от теории перешел к практике: построил малый опытный (возле метеорологической станции в Феодосийском лесничестве) и большой (на вершине г. Тепе-Оба) конденсаторы. Строительство большого конденсатора завершилось в 1912 году. В течение нескольких месяцев, по замечаниям современников, он давал до 36 ведер (442,78 л) воды в сутки.

Всем, кто интересовался механизмом действия конденсатора, лесничий объяснял: в результате суточного перепада температур на остывавшие камни из атмосферного воздуха оседал пар, превращавшийся в капли воды; стекая вниз, капли постепенно наполняли чашу, устроенную в основании конструкции. К сожалению, «недолго музыка играла». Вскоре воды не стало. Причину нашел сам автор изобретения: днище бетонной конструкции оказалось недостаточно прочным, и через образовавшиеся трещины вода начала уходить в почву…

Возможно, ученый-лесовод смог бы выполнить ремонт своего детища, однако вмешались непреодолимые обстоятельства. В России грянула революция, затем началась гражданская война. С ней пришли болезни, среди них самой коварной был сыпной тиф. В стране царили смута, голод, безвластие. В холода непонятно чьи военные части вырубили лес на дрова. Погибли сосны, которые сажал Зибольд. У любого бы руки опустились. А он не сдался, продолжал сажать лес. Но в 1920 году к власти пришли люди, решившие упразднить Феодосийское лесничество, а его руководителя вывести за штат…

Наследники действуют

Вот таким невеселым получился финал карьеры и жизни неравнодушного человека Федора Зибольда. Насыпанную им в чашу конденсатора морскую гальку разворовали, бетонное покрытие повредили. До наших дней сохранился только фундамент. Однако участники экологического проекта, которых я разыскал, считают: его надо беречь как памятник мировой науки и техники, как первый на планете опытный образец «росяного кургана». Некоторые экскурсоводы с гордостью называют его Чашей Зибольда. И, надо сказать, объект является ныне популярной достопримечательностью, которую до сих пор показывают туристам на горе Тепе-Оба.

Буквально перед финишем ушедшего 2020 года мне стало известно, что в Феодосии несколько энтузиастов объединились в группу, которая пригласила всех крымчан принять участие в экологическом проекте «Движение Зибольда». В обращении к землякам добрым словом вспомнили талантливого лесовода, благодаря энергии и труду которого на феодосийских горах растет лес.

«Мы хотим восстановить память об этом замечательном человеке и продолжить его дело. Вы можете помочь в волонтерских работах по озеленению, организации и проведению тематических мероприятий, выставок, исследованию наследия Федора Ивановича Зибольда. Полезная инициатива, идеи и предложения приветствуются!» - говорилось в электронном письме.

Мне удалось встретиться с людьми, которых можно назвать наследниками ученого лесовода. Они собрались в день 100-летия со дня смерти Федора Ивановича Зибольда возле дома, в котором он проживал, чтобы открыть посвященную ему памятную доску. Удалось взять интервью у главных действующих лиц на неординарном мероприятии - Анны Соколовой и Марии Переваловой. Именно они в 2019 году загорелись идеей: через Интернет подключить к поискам всех, кто интересуется историей Крыма, сделать всё возможное, чтобы люди узнали о заслугах талантливого земляка, реализовать экологический проект.

Одним из самых первых откликнулся краевед Денис Первухин. Ему удалось разыскать внука Зибольда - Александра, который живет в Донецке. Вскоре Денису снова улыбнулась удача: он сумел через Интернет найти дальних родственников лесничего, проживающих в Подмосковье, а в их семейном альбоме нашлась фотография Федора с женой Ольгой. На обороте снимка имеется подпись, поэтому нет никаких сомнений в его подлинности. Это пока единственное фото ученого-лесовода.

Всего чуть больше года работает «Движение Зибольда», а на его счету уже несколько знаковых проектов. Среди них выделяется масштабом операция «Чистый берег» в поселке Орджоникидзе. Особенно большую помощь волонтерам и всем жителям оказала команда катера «Аист надежды» (вы его видите на снимке) во главе с капитаном Даниилом Новиковым.

- Все мы бываем в лесу, который начал сажать наш знаменитый предшественник Федор Иванович. И не обращаем внимания на то, что сосны нуждаются в помощи, - сказала журналист местной газеты «Кафа» Мария Перевалова. - Надо не ограничиваться разовыми акциями, а взять шефство над лесом: регулярно проводить чистку, обрезать засохшие ветки. Хорошо бы проложить экологическую тропу в зарослях, разработать туристический маршрут к Чаше.

После установки памятной доски возникли новые проблемы. Координаторы проекта предполагают: теперь это место будут чаще посещать туристы и гости города, а тротуар и дорога перед домом Ф.И. Зибольда находятся в плачевном состоянии. Непонятно также, кто должен заниматься уборкой и состоянием прилегающей территории. «Официальная Феодосия по-прежнему не собирается вспомнить Ф.И. Зибольда и его вклад в озеленение города, в мировую науку», - с обидой говорят активисты проекта. Они считают, что чиновникам следует знать народную мудрость: «Человек, не желающий вспоминать прошлое, не имеет будущего». Пожалуй, они правы.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №4 от 20 января 2021

Заголовок в газете: Жил-был неравнодушный человек