Мираж у мыса Айя: кто и как первым поднялся с моря на вершину

За впечатлениями необязательно отправляться в дальние края - Крым может удивлять бесконечно

20.12.2019 в 09:22, просмотров: 1496

Когда-то лесная тропа от урочища Батилиман до восточной стены мыса Айя, уходящей своим основанием в море, была доступна всем желающим. Место совершенно уникальное и неповторимое и по своим видам, и по флоре и фауне. Вдоль всей тропы наблюдались подпорные стены, крепиды и мощение основания самой дороги. Похоже, что использовалась она в древности не только для прогулок, но и для перевозки грузов. Но куда вела эта широкая и мощная дорога?

Мираж у мыса Айя: кто и как первым поднялся с моря на вершину
Сергей Стрельцов на террасе откола.

Тропа контрабандистов

Береговая черта в этом месте не имеет защищенных от ветра и бурь бухт. Торговые корабли причаливать здесь не могли. Куда удобнее и безопаснее была расположенная рядом бухта Ласпи. Контрабандисты вполне могли здесь становиться на якорь недалеко от берега и даже причаливать к берегу. Можно предположить, что и рельеф берега был тогда иным, имел песчаные пляжи, удобные для разгрузки запрещенного товара. Позже каменные обвалы засыпали их напрочь. В это можно поверить, взглянув на каменный хаос вдоль линии прибоя. О масштабах катастрофы при землетрясении можно только догадываться. Краеведы и знатоки народных преданий рассказали мне легенду о том, что дорога та вела не к морю, а от моря! Версия интересная, но ничем не подтвержденная. Знатоки настаивали на своем. Дескать, в стародавние времена вдоль скал была вырубленная в скальной породе полка, по которой можно было на вьючных животных товар перевозить в Балаклаву. Конечно, были и встречные потоки. Сегодня та дорога обрывается в нагромождении скальных обломков, рухнувших с вершины горы. Дальше едва заметная тропинка по каменному хаосу выходит на осыпь и спускается к уютному пляжику под самой стеной. Ну не ради этого пляжика строили столь капитальную дорогу, ворочали гигантские камни, укладывали мостовую. Знатоки уверены, что дорога имела свое продолжение, но во время очередного землетрясения она обрушилась в море.

Мыс Айя. Вид с Василёвой балки. Апрель 2018 г.

Во второй половине XX века на берегу моря между мысом Айя и подножьем горы Куш-Кая был построен пансионат «Мыс Айя», где после праведных трудов отдыхали труженики дорожно-строительной отрасли всего Советского Союза. Позже это заведение передали ликвидаторам-чернобыльцам. Пансионат перекрывал своей территорией древнюю тропу, но доступ к ней не ограничивал. Любители походов выходного дня свободно гуляли здесь в рощах реликтового леса, туристы с рюкзаками регулярно посещали его. Посмотреть было что. Здесь росли деревья возрастом в несколько сот лет. Гигантские сосны Станкевича чувствовали себя вполне комфортно. Фисташка туполистая у основания имела диаметр в полтора-два метра, Земляничник мелкоплодный буквально обтекал своими нежными стволами каменные блоки. Заросли иглицы понтийской давали приют птицам для гнездования. Хозяевами территории были лисы и зайцы. Спускались сюда с Кокия-Бель косули и олени. Еще лет 30 назад на скалах гнездились орлы, ниже - дикие голуби и чайки.

Ответ на высоте

На вопрос, остались ли какие-то следы от легендарной дороги на крутых отвесах скальных стен, могли бы дать ответ только альпинисты. Но они долгое время не проявляли интереса к неприступным утесам. С моря скалы мыса Айя смотрелись серьезно, дух захватывало от такой грандиозной красоты. Но традиционную тактику «наземных» восхождений применить здесь было невозможно. Шли годы. Накапливался опыт стенных восхождений, о которых еще десять лет назад и мечтать нельзя было. Появилось новое легкое и надежное снаряжение, удобная экипировка. Вот и альпинисты почувствовали себя готовыми попробовать эти скалы на прочность. Нашел пожелтевшую вырезку из газеты «Слава Севастополя» от 8.02.1997 года, в которой о знакомстве со скалами над морем повествовал мастер спорта по альпинизму Александр Ляпун: «Это массив гор около Севастополя - Арфен Чаир-Бурун. Он находится к югу от села Гончарного, а попасть туда можно только по морю, отплыв на 7-8 км на восток от Балаклавы. С виду это отвесная гладкая стена высотой 240 метров, растущая прямо из воды. Вскоре нашелся единомышленник - альпинист-геолог Сергей Стрельцов, согласившийся составить мне компанию по восхождению. Сделали особой формы крючья. Наконец настал день, когда катер доставил нас с Балаклавской набережной к скале. Забив пару крючьев в узкую щель на стене, мы пристегнулись к ним и отправились в свой первопроход. Надеялись достичь вершины за одну попытку. Но к вечеру мы прошли только малую толику вертикали. Пришлось развеситься в гамаках и заночевать».

Перед глазами встает романтическая картина висячей ночевки над морем. Закат над морем скрадывает пароходы на горизонте, запоздалые катера, возвращающиеся в Балаклаву. Росчерки самолетов над линией заката всё реже. Небо, усыпанное звездами и проносящимися метеорами. Угадываются искусственные спутники земли с ровной и неспешной скоростью движения. Перед рассветом лунная дорожка поздней луны играет серебром под основанием стены. Внизу на 100-метровой глубине плещется море. А потом все краски смешиваются в одну, солнце заливает всё своим светом. Наступает новый день, день напряженной работы восходителей на стене.

Александр Ляпун на стене.

Александр Ляпун продолжает: «На следующий день восхождение продолжили с использованием искусственных точек опоры. Чистое лазание во всем мире является хорошим тоном. Мы старались лезть чисто и не засорять скалу железом, т.е оставить ее для последователей прежней. Когда прошли ключ-зигзаг, стало ясно, что выйдем наверх. А внизу плавали ялики, шаланды, катера - зрителей оказалось предостаточно. Но главное, что горизонт от Феолента до Айи и Сарыча - весь на ладони. Красота!.. Открытие нового маршрута с лихвой компенсировало нашу усталость. Длина восхождения составила 277 метров. Было забито и выбито приблизительно 60 крючьев. Название маршрута дает первопроходец, и мы с Сергеем остановились на слове «Мираж». Так назывался катер, доставивший нас к скале и обеспечивающий наше передвижение по морю».

История Стрельцова

Историю первопрохождения «Миража» прокомментировал и второй участник восхождения Сергей Стрельцов. Но сперва он обращается к истории «морского» альпинизма в Севастополе:

- Обратимся к фактам. Первое восхождение на упомянутую вершину высотой 235 метров по простейшей Западной стене совершили классные альпинисты Сергей Калошин, впоследствии мастер спорта международного класса, чемпион СССР по альпинизму и скалолазанию, и мастер спорта Владимир Бородай в середине 70-х. Прошли ее сходу, играючи, не связываясь веревкой - это было началом «морского» альпинизма. (Выбранный ими маршрут не представлял никакого спортивного интереса и в классификаторах не учитывается - прим. авт.). В октябре 1986 года я и Игорь Вольский преодолели Центральную стену мыса Айя высотой 484 метра (14 веревок по 40 метров). Маршрут неровный по напряжению от 1-й до 5-й категории сложности. Он дал опыт десантирования с надувного матраца на вертикаль.

Сергей Стрельцов.

Таким образом, Сергей Стрельцов расставил точки над i в вопросе о первооткрывателях «морского» альпинизма в Севастополе. По его мнению, на стену с будущим «Миражом», плавая по морю, с вожделением смотрели многие сильные альпинисты страны, «задирали головы до ломоты в шее». Но на восхождение не решался никто. Стена многие годы была главной мишенью для кораблей Черноморского флота. В некоторых мемуарах скала упоминалась, как «Ушакова скала», что может говорить о внимании флотоводца к артиллерийскому полигону. В ходе учений каждый год здесь отрабатывались артиллерийские стрельбы надводных кораблей российского, а позже и советского флота, торпедные атаки подводных лодок. Поверхность скалы у линии прибоя полностью покрыта раковинами-сколами от снарядов, естественного рельефа на ней почти не осталось. На таком рельефе скалолазу сложно зацепится. А под ногами плещется море с глубиной до 30 метров. В случае срыва на первой веревке у восходителя, обвешанного тяжелой «слесарней», есть большой шанс утонуть. Стена не оставляла восходителям вариантов на уход с маршрута по легкому пути в случае непредвиденных обстоятельств (непогода, травма). До «большой земли», посещаемой человеком, на запад плыть нужно 500 метров, на восток - 900. При волнении моря более трех баллов ни один катер под стену не подойдет и людей принять не сможет. На матраце по волнам не выгребешь. Ну просто западня какая-то.

- Летом 1990 года после солидной разведки с оптикой мы с московским хирургом Андреем Акинфиевым в спортивном стиле - «максимум человека, минимум снаряжения» основали на стене с надувного матраца станцию-причал, - продолжает Сергей Стрельцов. - С высоты 9 метров к воде была спущена веревка. А через год в июне 1991 года получил приглашение на первопрохождение Александр Ляпун.

Первопрохождение

Пришлось досконально изучать фотографии стены, сделанные с разных ракурсов (но все фото с моря, других не было). Движение теней в различное время дня позволяло выявить хоть какие-то детали рельефа. Обговорили ряд технических проблем, подобрали нужное снаряжение. Но главное - заручились поддержкой капитанов катеров «Мираж», «Альциона», «Дельфин», которые и обеспечивали «дорогу жизни» восходителей.

Вожделенная стена.

- 12 июля 1991 года с кромки форштевня, качающегося в полуметре от стены, пристегиваемся к разлохмаченному обрывку прошлогодней веревки и уходим наверх, - Сергей Стрельцов предельно точен в своих воспоминаниях. - За 10 часов напряженной работы пройдено 15 метров стены. Вечером, живописно развесив разноцветное снаряжение на стене, уходим на матрацах на ночевку-стоянку, расположенную в 500 метрах к западу. Там - палатки, еда, твердая земля. На следующий день поднимаемся еще на 18 метров. Вечером - на матрацы и снова на базу. Третий день был критическим. Опуская вопросы психологического плана, скажу, что последние 12 метров с преодолением нависающего карниза были пройдены на пари: «Или я прохожу их за 2 часа, или мы уходим со стены навсегда». При этом Александр Ляпун постоянно вспоминал мемориальные таблички с именами «неудачников», развешанные на многих маршрутах горных восхождений. Через два часа ключевой пояс высотой 60 метров был пройден. Какой милой и уютной показалась нам стена 5-й категории сложности после этого обелиска. После полудня мы достигли высоты 100 метров. Здесь оставили снаряжение, воду, еду. Съехав к морю по веревкам, уплыли в Севастополь на недельку отдохнуть.

Конечно, участники восхождения за многими месяцами и годами многие детали тех приключений не вспоминают и не описывают. Но рассказать было о чем. К сожалению, и дневников того первопрохождения не сохранилось. Придется довольствоваться имеющимися воспоминаниями.

Неделя отдыха в городе была плодотворной. Оба восходителя отметили свои дни рождения, отоспались, набрались сил и вернулись к своей стене над морем. Следующий день был четвертым в общей хронологии восхождения.

Александр Ляпун на вершине.

- К концу четвертого дня изнуряющей работы была достигнута высота 190 метров, где мы и заночевали, - рассказывает Стрельцов. - А на вершине стояли только в 11:00 утра пятого дня. Всего маршрут потребовал 47 часов чистой работы без мореплавания, отдыха и т.п. Знать истинный хронометраж восхождения жизненно важно тем, кто пойдет по стене в следующий раз. Мираж растаял. Да здравствует «Мираж»!

Шестая категория

Этот маршрут открывает Классификатор альпинистских маршрутов Крыма и имеет 6-ю категорию сложности. Рядом вторая «шестерка» под названием «Родео», пройденная в 2000 году двойкой П. Слюсарь - М. Калиниченко (Михаил Калиниченко много лет выступал за команду самодеятельного скалолазного клуба «Домкрат» Севастопольского морского завода). Еще два маршрута этой категории сложности на вершину мыса Айя прошла севастопольская связка С. Стрельцов - А. Закутин: в 2001 году - «Оба-на», в 2002-м - «Пиранья».

Геннадий Уханов.

Маршрут «Мираж» - первый «морской», но маршруты с «сухопутным» стартом в районе мыса Айя проходились и раньше. В 1986 году группой в составе В. Ляпун, С. Стрельцов, А. Быков, М. Плющенко пройден скальный маршрут в урочище Затерянный мир мыса Айя. Стена с отметкой 501,6 метра замыкала с востока скальный амфитеатр. Маршрут пройден за два рабочих дня. В 2005 году его в одиночку прошел Сергей Стрельцов. Количество точек страховки на рельефе достигло 50. В описании, составленном геологом 1-й категории Сергеем Стрельцовым, можно прочитать: «Пик с отметкой 501,6 м представляет собой смещенный по пластичным породам фрагмент яйлы. Ущелья, отделяющие его с северо-запада и юго-востока, выработаны по мощным тектоническим разломам. По мере подвижек породы испытали разнообразные деформации. Этим объясняется исключительная камнеопасность, а также обилие различного вторичного заполнителя в трещинах и пустотах». После гибели в 2004 году в автокатастрофе балаклавского альпиниста, мастера спорта по скалолазанию Геннадия Уханова, товарищи приняли решение в память о нем назвать маршрут «Ухановским».

Маршрут "Ухановский".

На мысе Айя классификатор упоминает еще целый ряд альпинистских маршрутов высокой категории сложности. Среди них «Ассоль» по стене с отметкой 394 м в двух вариантах: 1- Ляпун-Стрельцов 1986 года, 2 - С. Стрельцов, А. Закутин, М. Стрельцов 2003 года. На стене с отметкой 498 м два варианта маршрута «Pourquoi pas?» С. Стрельцова - И. Вольского (1986 г.) и Сергея и Максима Стрельцовых (2003 г.). Эта страница классификатора говорит о легендарных альпинистах Крыма: в 1974 году группа Х. Корнысь, В. Засыпкин, В. Клатаевский, В. Кулямин, В. Пантюхин, А. Молдованов прошли первую официальную «шестерку» на мысе Айя - «Маршрут Корныся».

А в 2007 году одно из своих интервью Александр Ляпун завершил словами, которые и сегодня актуальны: «Люди, владеющие уникальными знаниями и навыками в альпинизме и скалолазании, а также наделенные способностями применять их в любых экстремальных условиях, - вне конкуренции по сравнению с человеком, не выходящим за строгие рамки обыденной жизни! Парни и девушки, прошедшие такую школу, более уверены в себе, особенно в экстремальных условиях - на горной круче, отвесной скале, в глубине и темноте пещеры, в морской стихии. В условиях, когда приходится перемещаться и достигать результатов, совершенствоваться и познавать свои возможности. И, конечно же, они более подготовлены к возможным экстремальным ситуациям в повседневной жизни. Мы живем в уникальном месте - в Крыму. Скалы, море, горы, пещеры, путешествия, активный отдых, незабываемые впечатления - всё это альтернатива обыденному и размеренному образу жизни. Выбор - за нами. Лично мне хотелось бы, чтобы в горах и на скалах были люди, стремящиеся достичь вершины, чтобы путь их был выбран верно. А в случае (не дай Бог) опасности, их надежно подстраховывал бы друг».

Затерянный мир. Фото Виктора Гноевого.

В течение ряда лет мне посчастливилось бывать в западном окончании урочища Батилиман, и в урочище Затерянный мир, и в Казан-Дере. Много раз бродил по вершинам Куш-Каи, Кокия-Каи, но ответа на вопрос «Куда вела мощеная дорога под стенами мыса Айя?» я так и не нашел. Вполне возможно, что со времен ее строительства минула не одна тысяча лет, рельеф береговой черты резко изменился в результате подъема уровня моря, землетрясений, оползней и обвалов. Продолжение дороги из Батилимана в Балаклаву могло быть смыто или затоплено морем, снесено с мыса вместе с тысячами тонн непрочно лежащих скальных блоков. Искать разгадку этого ребуса сложно. Можно только фантазировать, изучать старые легенды, сочинять новые.