"Херсонес": в этом году отмечают 30-летие легендарного парусника

Морские мили славного пути

07.07.2019 в 20:36, просмотров: 1249

В послужном списке учебного парусного судна «Херсонес» кругосветных походов не было, но мыс Горн в 1997 году и мыс Доброй Надежды в 2004 году корабль прошел. Корабль очень легкий, конструктор закладывал в него все возможности для участия в скоростных гонках парусников. Вся обшивка имеет толщину 8 мм. Лишнего металла на нем нет.

В октябре 1996 года корабль попал в очень жесткий 12-балльный шторм. Это был старт похода к мысу Горн. В системе охлаждения дизеля из-за качки осыпалась отмершая ракушка и забила канал подачи забортной воды. А качка была 55 градусов и более! Креномер зашкалило (он рассчитан на 55 градусов), и измерить крен было уже нечем. Бортами уже черпали воду. Обе машины работали только малым ходом из-за отсутствия охлаждения. Порвало ветром паруса, людей наверх посылать нельзя было. Более суток «Херсонес» носился, хлопая обрывками парусов, как «Летучий Голландец»...

Один из пяти

 Никто не знает лучше историю «Херсонеса», чем его капитан в прошлом - Михаил Сухина.

Михаил Сухина много лет был главным на "Херсонесе".
Справка МК

Параметры «Херсонеса» внушительны: длина - 108 метров, два двигателя по 570 лошадиных сил с приводом на один винт, высота грот-мачты - 51 метр. Вооружение - 26 парусов общей площадью 2770 квадратных метров. Ошибкой следует считать наименование «Херсонеса» барком. Барк имеет три и более мачты, где последняя мачта с косым парусным вооружением. У «Херсонеса» все три мачты с прямым парусным вооружением. По русской классификации он - корабль. Но ни в коем случае не барк.

 

- Построен «Херсонес» был в Гданьске Польской Народной Республики на верфи имени Ленина под руководством главного конструктора Зигмунда Хорена, - рассказывает Михаил Иванович. - Флаг подняли 30 марта 1989 года. Принимал в Гданьске судно Олег Елфимов, первый его капитан. Советский Союз заказал Польше пять парусников. «Херсонес» был третьим в серии судов после «Мира», «Дружбы», но перед «Палладой» и «Надеждой». Три судна принадлежали Министерству морского флота - «Мир». «Дружба» и «Надежда», два - Министерству рыбного хозяйства. Судьба их сложилась по-разному после развала Советского Союза. Украине достались «Херсонес» и «Надежда». Увы, «Надежда» почти не ходила по морям, стояла долго под арестом на Кипре, потом гнила в Одессе. «Херсонесу» повезло больше. Руководство Керченского морского технологического института сумело заключить договор с немецкой фирмой «Инмарис» о предоставлении 70 мест на борту судна для круизов. Немцы брали на себя все расходы после выхода «Херсонеса» из украинского порта и вплоть до момента возвращения. Это и содержание судна, и денежное довольствие экипажа. Так бы и жили припеваючи, но в 2006 году правительство Украины остановило бег по волнам, поставило судно в отстой в Керчи. И так прошли долгих почти 10 лет. Парусное судно - очень дорогое, затратное удовольствие, а правительство незалежной требовало, чтобы судно приносило доход. За время действия контракта с германской фирмой практику на судне прошли 2200 курсантов, по морям и океанам было пройдено 270 тысяч морских миль. А вот длительная вынужденная стоянка в порту привела его в негодность для морских походов. Восстановление началось только в 2015 году и потребовало более 150 миллионов рублей. Реи и мачты пришлось заменить почти полностью.

Цвет перемен

 Автору этой статьи довелось побывать на борту «Херсонеса» в 2003 году, когда он проходил доковый ремонт в Северной бухте в плавдоке №30 ЧФ. Вот тогда и произошло знакомство с капитаном корабля Сухиной. В тот доковый ремонт корабль сменил обличие, был выкрашен в ярко-красный цвет.

Корма в красных цветах прошлого.

 - Такой вот оригинальный маркетинговый ход должен был пробудить интерес к кораблю, - вспоминает Михаил Иванович. - Белых парусников в мире было много. И черные были - «Паллада», «Крузенштерн». Хотелось как-то выделиться, стать узнаваемым. И новая раскраска сработала. В том же 2003 году «Херсонес» был замечен на международном парусном фестивале. Телевизионщики снимали только его. Газеты назвали парусник «Леди в красном». Пришлось даже легенду на ходу придумывать. Дескать, мы из Крыма, края красных вин. Вот потому под цвет крымского вина и судно выкрашено. Даже анекдоты к случаю придумали о старом капитане и его пристрастиях. Пиар-акция оказалась весьма удачной.

 Доковая операция 2003 года близилась к завершению, вода уже плескалась о борт корабля. Еще метр-два погружения дока, и «Херсонес» будет на плаву. Команда «Осмотреться в отсеках» тревоги не вызывала. Всё шло своей чередой, но тут случилась неожиданность. В Северной бухте напротив дока у своего причала маневрировал крейсер «Москва». Кто-то из коллег, командиров боевых кораблей, по ошибке пересыпал его якорные цепи своими цепями. В такой ситуации «Херсонес» на чистую воду выпускать нельзя было, и доковую операцию пришлось приостановить. К утру с цепями разобрались, и красавец-парусник со свежевыкрашенными бортами вышел из дока к месту своей стоянки.

В отстое.

Новое время

 Уже после 2014 года собственником «Херсонеса» стала компания «Росморпорт». Руководство указало перекрасить корпуса парусников «Мир», «Херсонес» и «Надежда» в белый цвет с голубой полосой. Так корабль в очередной раз сменил свой облик.

 Парусное учебное судно дает уникальную практику для курсантов в хождении под парусами. Но в самостоятельной трудовой жизни выпускники училищ будут работать где угодно, кроме как на парусном судне (за редким исключением). Есть ли необходимость в такой экзотической практике?

 - Дискуссии на эту тему идут уже много лет, - уверяет Михаил Иванович. - Мы не готовим судоводителей. Мы готовим моряков! Поверьте мне, а я на мостике 40 лет стоял, почувствовать море, проникнуться уважением к нему можно только на паруснике!

Курсанты на практике в море.

 Курсанты на «Херсонесе» быстро усваивают изменчивый характер моря, следят за сменой погоды, приучаются работать в коллективе. На паруснике от работы каждого члена экипажа зависит благополучие и жизнь всего экипажа. Молодые люди получают первый опыт жизни в коллективе вдали от мамы. Кубрики курсантов рассчитаны на 12 человек. И этот социальный опыт многого стоит.

 На «железном» судне управлять движением просто. Задан курс, задана скорость в 12 узлов и - вперед! На паруснике угол корпуса корабля к ветру решает многое. Как паруса развернешь, так и прибавишь или потеряешь ход до пяти узлов. Рекорд «Херсонеса» - 21,7 узла (и это без самых верхних парусов). Для «чистоты» хода под парусом винт корабля имеет возможность переключаться в режим флюгера и не препятствовать свободному ходу.

Молод и красив

 Конечно, век деревянных кораблей, приводящихся в движение силой ветра, завершился еще во времена Крымской кампании. Сегодня и парусники строят из металла. У «Херсонеса» и мачты стальные, и паруса из синтетического прочного материала дакрона. Но всё парусное вооружение осталось клиперским. А клипера - вершина парусного судостроения. Вся работа с рангоутом производится только вручную. Ванты, лестницы, по которым моряки поднимаются на мачты, изготовлены из стальных тросов, а перемычки-ступени - из синтетического материала. Парусное вооружение осталось от XIX века, но всё остальное на таком паруснике - по последнему слову техники. И навигационное оборудование установлено новейшее, и средства связи.

 Возраст «Херсонеса» весьма солидный для кораблей такого класса. Но барк «Крузенштерн» спущен на воду в 1926 году (под именем «Падуя») на верфи Текленборга в Германии и до сих пор ходит. А барк «Седов» на воду спущен в Киле в 1921 году под именем «Магдалена Виннен II» и по сей день участвует в регатах. Так что «Херсонесу» еще предстоят многие годы хождения под парусами. После строительства Крымского моста парусник базируется в Севастополе, проходить под 35-метровой фермой моста он не может...

В Севастополе.

Михаилу Сухине запомнился не только поход вокруг мыса Горн, но и случай, едва не ставший трагедией. В районе Исландии в мае 1994 года во время парусного аврала за борт вылетел юноша. Корабль шел под парусами, убрали паруса, развернулись и подобрали матроса. В послужном списке Михаила Ивановича до «Херсонеса» были дальние походы на рыболовецких судах Атлантики. На «рыбаках» был тяжелый труд, производство, о романтике разговоров не было. А на паруснике - учебная практика. И сегодня Сухина иногда встречает молодых коллег-капитанов, которые вспоминают свою практику на этом судне. С волнением всегда сам поднимается на борт «Херсонеса», считает его одним из самых красивых парусных кораблей мира. А молодым людям, мечтающим завтра связать свою судьбу с морем, дает дельный совет: «Море нужно любить. Ходить в моря ради денег - это каторжный труд».