Дневник партизана: к 75-летию освобождения Крыма от фашистов

09.05.2019 в 18:10, просмотров: 1164

Среди письменных источников, свидетельствующих о нелегкой судьбе крымских партизан, личный дневник бойца Балаклавского отряда Федора Шаповалова занимает особое место.

Дневник партизана: к 75-летию освобождения Крыма от фашистов

Дневник не проходил цензуру, не ретушировался на потребу дня, не причесывался идеологической гребенкой. В нем просвечивается надежда на Победу и четко виден след смерти, выкашивающей ряды партизан голодом и холодом, предательством. Оригинал его хранится в крымском архиве, копия - в Севастополе. Стараниями севастопольского журналиста Александра Калько часть дневника с большими сокращениями лет 20 назад была опубликована в городской газете. О Федоре Ефимовиче Шаповалове известно лишь то, что до войны он трудился в Балаклаве на рыбоконсервном заводе. В списках партизанского отряда числился политруком. После войны жил в Ленинграде, умер в 1963 году.

1941 год. 21 ноября. Второй день сыплет снег. В нашем лагере ветра нет, но сыро и холодно. Только что пришел от врача. Забинтовал все руки. Черт знает что такое, как где сделаешь царапину, так и нарыв. Видимо, оттого, что руки грязные. Каждый день не моемся, не хватает воды. Снег топить не в чем. Сегодня заканчиваем монтаж радиоприемника. Вчера вернулся из деревни Узунбаш Абдураманов. Принес немецкую листовку: «Красноармейцы и командиры, спешите получить землю…». Благодетели! Раздавать чужую землю.

23 ноября. Второй раз 22 человека пошли в разведку на Чертову лестницу. На Бизюке обнаружили следы германцев… Их, видимо, послал голод, так как местами просыпали картофель. На дороге прохожий сообщил, что в занятых деревнях немец вместо обещанных крестьянам благ совершает грабежи.

У партизан был радиоприемник, который они слушали с надеждой, ждали радостных известий с фронта. Но их было всё меньше. А вот радиостанции для связи с Севастополем или штабом движения не было. Связные гонцы от отряда до отряда по трое суток добирались. В дневнике политрука каждый день сетования на скудный паек или полный голод.

2 декабря. Снег всё подбавляет. Стоят морозы градусов до 10… В 13 часов была объявлена тревога. С поста передали, что 50 немцев окружают лагерь. Впоследствии оказалось, что это передвигался отряд партизан Т. Красникова. Он был окружен немцами в районе Чайного домика. С их стороны имеется 7 человек убитых и 10 раненых. В отряде Т. Красникова человек 250, среди них много женщин, отряд вооружен винтовками и автоматами.

4 декабря. Сидим без хлеба. Прибывшие люди помогли нам израсходовать муку, а еще вермишель и макароны. Сейчас вынуждены идти промышлять и отбивать у врага себе пищу…

5 декабря. День Конституции… Жаль, что не работает радио. Приходил к нам Власенко… Он слышал о том, что наши войска окружили Мариуполь. Как возрадовались все мы, хотя и не верим. Привезли сухари. Когда неголоден, то и весел. По лагерю ходят упорные слухи, что Новый год будем встречать дома. Если бы к Новому году увидеть свою милую семью!

14 декабря. Сегодня говорил с Малаховым из Инкермана. После войны приглашал к себе попить хорошего вина… Люди нервничают, потому что голодны, уже пять дней без хлеба. Вчера вечером вернулись наши ребята с Чайного домика. Люди Калашникова встретили их весьма негостеприимно.

18 декабря. Вчера наши люди ходили к деревне Скели, где был спрятан наш склад продуктов, который растащили жители Скели, так как у нас допущены были люди к хранению продуктов достаточно непроверенные, часть из них ушла из состава партизан.

Партизанские склады начали таять еще до прихода партизан на базы. Продукты и вещи растаскивались и при атаках местных карательных отрядов. Пропала мука и консервы, исчезла взрывчатка, не стало табака и соли.

29 декабря. Ребята принесли четыре мешка муки. Я испек пять лепешек и поделился с Ткачевым. Заняты организацией празднования Нового, 1942 года. Где и как будем проводить Новый год?

31 декабря. По радио передали о взятии нашими войсками Керчи и Феодосии. Началось освобождение Крыма - так сказал товарищ Сталин. Но сколько еще придется быть здесь?

1 января 1942 года. Счастлив тем, что у меня на утро Нового года есть одна лепешка и одна банка рыбных консервов. У большинства людей и этого нет. Спросить бы наших заготовителей: где продукты? Были ли они вообще завезены? Почему наши базы в большинстве своем разграблены? Почему ушли из отряда люди, которые отвечали за хранение продуктов?

2 января. Всю ночь шел снег. Его глубина до метра. Вчера участвовал в уборке новогодней елки. Убрали ее по сезону: пулеметы, гранаты, пулеметные ленты. Лозунги выбили на снегу, посыпая буквы золой.

Немцы и румыны при поддержке местных самооборонцев постоянно прочесывали лес, истребляя партизан. Боевые потери отрядов росли каждую неделю.

17 января. Сегодня, после боя, который был 15 января, хоронили Ахлестина. Его нашли зверски замученным 16 января. Вчера хоронили Лобеева и Дивольтмана, раненных во время боя и добитых немцами. Ворвавшись в лагерь, немцы подожгли ряд палаток. В нашу палатку бросили две гранаты. Изрешетили всю печь.

18 января. В полдень прибыли в горы. Место пока не определено, находимся в 4 км от Чайного домика. Кушать нечего. Экспедиция вернулась ни с чем. Базы возле Уркусты разграблены. Тамакчи сказал, что баз у нас уже нет. Калашников находится в 8-9 км. Может быть, пойдем к нему.

24 января. Вчера наши люди пошли и принесли второй раз соли. Теперь соль есть, но солить нечего. Мяса нет. В деревне Сохтик организован добровольный отряд по борьбе с партизанами под руководством Сулемана - байдарского завмага.

К 1 февраля партизаны жили только надеждой на успешное продвижение Красной Армии по территории Крыма. Но эта надежда ничем не подтверждалась кроме слухов. Вроде и немецкие войска, и румыны пришли в движение, готовясь якобы к отходу. Но это было временное явление.

4 февраля. Немцы говорят, что Севастополь они заберут в феврале. В Байдарах много обозов. Во сне буквально каждую ночь снится, что я кушаю хлеб, а проснешься - полное разочарование - хлеба нет.

5 февраля. Ушел один предатель - Нафе - бывший председатель сельпо в Скелях, но не уйдет он от нашей кары. Привели двух паразитов: старосту деревни Юрку и одного дезертира. При обыске было обнаружено много бумаг, подтверждающих, что эти люди - враги Родины. Интересно, что дети предателя, по-моему, настроены за партизан. Вопреки воле родителей поделились с нами последним, что они имеют.

6 февраля. Сегодня в 12 часов дня Нафе из Скели снова привел немцев. В результате боя с нашей стороны убит лучший из друзей лагеря наш командир т. Газиев. Вечный покой дорогому командиру и другу. Враги не одной жизнью заплатят нам за эту смерть… Зима холодная, а ночевать приходится на снегу под открытым небом.

Снегопад предельно усложнил существование партизан. Каратели находят следы движения отрядов и неустанно преследуют их. Партизанам нет покоя ни ночью, ни днем.

15 февраля. Ходят слухи, что из Севастополя где-то на Южном берегу Крыма высажен десант в 20 человек… До сих пор никакой живой связи с Севастополем не имеем. Нет сводок Совинформбюро. Боя абсолютно не слышно ни днем, ни ночью. Почему?

16 февраля. В три часа принесли паек - на двоих человек по кружке муки и по 0,5 килограмма мяса. Обед хороший. Так бы каждый день.

20 февраля. Большое скопление немцев в близлежащих селах. Что за войска? Куда и откуда движутся? Сегодня к нам пришел Сераметов, который был с Севастопольским отрядом в момент его разгрома. Он доложил, что убито больше половины людей, остальные разбежались.

3 марта. Третий день кружим вокруг Чайного домика. Питания нет. Положение страшно тяжелое. Вчера ушла экспедиция - 10 человек во главе с командиром отряда Якуниным за мясом и продуктами. До сих пор нет их. Где они? Не вернулась из экспедиции и группа Шевцова.

7 марта. Сегодня третий день в лагере Карадага, который разорен немцами. Идет снег, бушует ветер. Питаемся остатками пищи, которые были оставлены ранее. Где находится экспедиция Швеца? Где Крепс, Брызгалов? Винтовки их нашли.

20 марта. Собрание отряда. Нас посылают за 10 км принести мясо убитой телки. Одна группа с Якуниным идет на операцию.

22 марта. Мясо телки принесли. По приказу мне сообщил Коханчик, чтобы я шел проводником группы партизан, идущих на Севастополь. Я согласился. Получил рис, муку, сахар, жир. Не верю своим глазам, таких продуктов я не видел уже 2,5 месяца. Вчера вечером умер Суслов от голода. В два часа ночи мы вышли в район Байдар через яйлу Ай-Петри.

23 марта. Какое счастье. Проснулись утром у горы Карадаг, видна Байдарская долина. Яйлу прошли не знаю когда, да еще люди, которые не могли ходить от голода, но самое трудное впереди. Как пройти фронт? Люди ждут нашего успеха. Швецова нашли в Карадаге. Кое-что он сообщил о положении в долине. Фронт прошли 2 апреля пять человек, совершив спуск с Ай-мыса.

Это только краткое изложение дневника партизана. После экспедиции в Балаклаву дневник Федор Шаповалов уже не вел. А с апреля 1942 года в жизни крымских партизан начинается новая трагическая страница. Но они продолжали бороться с врагом. Помнить об этом должны и нынешние поколения, и будущие.


|