Лесная тропа над Алсу: по местам партизанских боев

К 75-летию освобождения Крыма

08.05.2019 в 08:17, просмотров: 2629

Группа учащихся севастопольской школы №6 под началом руководителя кружка юных туристов Ольги Билевой совершила поход к одной из стоянок Севастопольского партизанского отряда. Рейсовым автобусом ребята прибыли к повороту с трассы Севастополь - Ялта на Алсу.

Лесная тропа над Алсу: по местам партизанских боев

И с первых шагов по лесной тропе наткнулись на следы боев в период Великой Отечественной войны. На маленькой полянке хорошо были видны винтовочные и автоматные гильзы, хвостовики минометных мин, рубашки гранат, пустотелый снаряд 45-мм орудия. Опытный спасатель и туристический гид Игорь Билев оценил эту коллекцию как безопасную и рассказал школьникам, почему находки в лесу нельзя брать в руки. Нередки случаи, когда ржавое железо с войны таит в себе смерть.

Тропа пролегала по ущелью между двумя крутыми склонами среди скальных выходов. Подниматься в гору пришлось около часа. В некоторых местах тропа раскисла от дождей, а скальные ступени были скользкими. На горном перевале у пересечения лесных дорог сделали первый привал. Из рюкзаков достали яблоки и термосы с чаем. Десятиминутный отдых прибавил всем силы. Дальше широкая дорога полого уходила на восток по светлому лиственному лесу. Обходя огромные лужи, поднимаясь и спускаясь по склону, группа вышла к роднику в урочище Текне. В этом месте должен был базироваться в ноябре 1941 года партизанский отряд.

Первые бои и подвиги

Неожиданный и стремительный натиск немецких войск и их союзников летом 1941 года вызвал необходимость в срочном порядке формировать партизанские отряды в Крыму. В Севастополе решение принимали совместно горком ВКП (б) и городской отдел НКВД. Готовых партизанских кадров, конечно же, в городе не было. В отряды зачислялись сугубо гражданские лица из числа виноделов и виноградарей, рыбаков и железнодорожников, творческой интеллигенции и работники совпартактива. Были в отрядах и судоремонтники. В августе и сентябре отряды были сформированы, бойцы отрядов начали обучение ведению боевых действий в условиях горных лесов. К этому моменту угроза захвата города становилась всё более реальной, и было принято решении об эвакуации «Севморзавода». Будущие партизаны-морзаводцы в спешном порядке были отозваны из отряда и возвращены на предприятие для демонтажа оборудования и погрузки его на суда. Горком партии принял решение восполнить потери в отрядах школьниками 8-10 классов. Было отобрано 50 старшеклассников и направлено на доукомплектацию Севастопольского и Балаклавского отряда. Подростки, не достигшие призывного возраста, в виде исключения были мобилизованы на борьбу с немецко-румынскими войсками и их местными пособниками.

По воле рока закладкой продовольственных баз, схронов с медикаментами, одеждой и оружием занимались совершенно некомпетентные люди. Мало того, что это делалось без надлежащей скрытности, а попросту на виду у местного населения, так и места расположения тайников по ходу боев оказались на линии фронта. Партизаны оказались привязанными к своим базам практически в расположении передовых частей немецко-румынских частей. Уже в первые дни после отхода советских войск базы Севастопольского партизанского отряда оказались разграбленными или выданными немцам местными предателями. С 9 по 18 ноября 1941 года партизаны вели бои, но без продуктов питания и боезапаса оказались в очень трудном положении. Начальник 5-го партизанского района Владимир Красников для спасения отряда от уничтожения был вынужден дать команду на переход его в расположение 4-го партизанского района к урочищу «Чайный домик» на склонах Ай-Петри. 200 бойцов совершили переход в 50 км, имея на руках только носимый запас патронов и ручных гранат. Продовольствия не было, и уже в декабре в отряде начался голод. Совместными усилиями немцы и румыны при поддержке местных предателей пытались выдавить партизан из леса. Отряд в ходе трех боев потерял 20 человек.

Еще теплилась надежда, что часть продовольственных баз под Балаклавой уцелела. За продуктами были откомандированы 134 человека. Им также ставилась задача, в случае наступления советских войск Крымского фронта, оказать поддержку воинам Севастопольского оборонительного района. Однако эти радужные надежды сразу по прибытии на место растаяли. В районе Алсу - Атлаус партизан обнаружили местные пособники оккупантов, окружили регулярные войска, жандармерия, полицаи. После кровопролитных боев 6-8 февраля смогли уйти от карателей и вернуться на Чайный домик только 17 человек. Остальные пали в боях, пропали без вести. Несколько человек с боями пробрались в Севастополь. Командир отряда Константин Пидворко и начальник штаба Мстислав Гуриенко были тяжело ранены и попали в плен. Оккупанты повесили их в Бахчисарае в марте того же года.

Молодежная группа отряда под командованием Василия Арбузова воевала наравне со взрослыми, переносила голод, холод и лишения. Находясь в дозоре, 15-летний школьник Вилор Чекмак заметил отряд немцев, двигавшийся в направлении расположения отряда. Вилор в одиночку принял бой, предупредив своих товарищей выстрелом из ракетницы. Он сражался до последнего патрона, а потом подорвал себя и навалившихся карателей ручной гранатой. В тот год он только окончил 8-й класс. Это была первая боевая потеря Севастопольского отряда. Еще 20 его юных товарищей погибли 7 февраля во время рейда на старые базы в Алсу. Большие потери понес отряд при переходе в 5-й район в Алуштинском заповеднике. В марте молодежная группа в составе отряда уже не значилась.

Уже после освобождения Крыма и Севастополя на местах гибели школьников были установлены памятные знаки: в устье Монашеской балки, в Чернореченском каньоне, в базовом лагере группы Якунина над Морозовкой и в районе так называемой дачи Кожанова, у кордона Красный камень (Атлаус). Часть останков партизан перенесена на воинское кладбище в поселок Дергачи. Их имена выбиты на каменных плитах. Еще один памятник партизанам стоит на русле реки Сухой у автодороги Севастополь - Ялта. На нем начертаны слова «Герои не умирают».

Участники похода 2019 года посетили братскую могилу своих сверстников-партизан, отдавших жизнь за Родину. На памятном знаке партизанам есть табличка с надписью: «В этом районе в 1941-42 годах находились жилые землянки и продовольственно-материальные базы группы Севморзавода Севастопольского партизанского отряда. (Командир группы - М. Якунин, политрук - Ф. Лебедев)».

Метрах в 50-ти на запад от родника в лесу на склоне горы силами активистов недавно была воссоздана жилая землянка. Она построена по образу и подобию тех землянок, что строили школьники осенью 1941 года. При входе установлена памятная табличка: «Партизанская землянка. Люди, склоните голову перед героями, отдавшими жизнь за свободу Родины».

Практически каждую неделю школьники-краеведы совершают походы выходного дня. И часто их в походах сопровождают родители. Так было и в этот раз. На обратном пути к автобусной остановке ребята и их родители посетили объект 221, услышали рассказ о подземных сооружениях запасного командного пункта. С вершины горы удалось сквозь дымку увидеть очертания Севастополя и его окрестностей. Поход сопровождался ботанической экскурсией, знакомством с растительным миром лесов нашего города.

Неизвестные страницы истории

История партизанского движения в Крыму изобилует белыми пятнами. Часть событий никаким образом не была отмечена документами или воспоминаниями, часть - по идеологическим мотивам была подвергнута забвению и не публиковалась ни в послевоенные годы (когда еще были живы партизаны), ни позже (когда уже подтверждать или опровергать историю было некому). Но есть несколько исключений.

Подполковник в отставке Евгений Борисович Мельничук (1931 года рождения, малолетний участник партизанского движения на Украине) в 2008 году издал книгу «Партизанское движение в Крыму». В основу книги севастопольского исследователя легли архивные материалы. Автор указывает, что в наиболее сложных условиях в первые дни оккупации оказались отряды пятого партизанского района (ПР-5), которые должны были базироваться в окрестностях Севастополя. После 11 ноября 1941 года немецкие войска блокировали Севастополь, и указанная местность стала зоной боевых действий. Штаб района и все три отряда на своих базах собрались вовремя и почти в полном составе. Севастопольский отряд насчитывал 170 бойцов, Балаклавский - 105, Сакский - 150. Но с Мекензиевых гор начальник района В.В. Красников был вынужден севастопольцев и сакчан перевести в Алсу на кордон Атлаус. Но и здесь партизаны оказались среди боевых порядков 72-й пехотной дивизии 30-го армейского корпуса немцев. После первых боевых столкновений с полевой жандармерией и регулярными частями во избежание полного разгрома Красников 18 ноября начал отвод севастопольцев на Чайный домик в урочище Малый Бабулган. Трагично сложилась и судьба Сакского отряда, основу которого составлял истребительный отряд, работники милиции и совпартактива. Из Сак 31 октября в деревню Черкез-Кермен у подножья пещерного город Эски-Кермен прибыли партизаны. Но немцы выдавили отряд с подготовленной базы и заставили его уйти в Алсу. Закладки продовольствия и имущества отряда были растащены жителями деревни по домам. Настроение в отряде, утратившем не только базу, но и все закладки, находящемся на иждивении севастопольцев, стало упадническим. Способствовали этому и большие боевые потери. Бойцы не верили в возможность ведения борьбы партизанскими методами. Красников вынужден был 120 человек отряда отправить через линию фронта в Севастополь. Из них 30 человек вернулись в органы НКВД, 23 раненых были отправлены на Большую землю. Остальные в январе приняли участие в Евпаторийском десанте и все погибли.
Справка МК

Штаб партизанского движения Крыма возглавил полковник А.В. Мокроусов, комиссаром был С.В. Мартынов. С советскими партизанами в Крыму боролась 11-я армия Э. фон Манштейна, который объявил партизан «реальной угрозой». По его приказу был создан специальный штаб с большими полномочиями и с приданием значительного количества войск. Осенью 1943 года армию Манштейна сменила 17-я армия генерал-полковника Эрвина Ейнеке. Кроме того, против партизан действовала румынская 3-я общевойсковая армия генерала Петре Думитреску. Румыны отчитались об уничтожении 3700 партизан. По нашим сведениям, от рук румын пали от 700 человек. Помогали немцам словацкие части Быстрой дивизии генерала Штефана Юреха. Несколько бойцов этой группировки перешли на сторону партизан и успешно вели боевые действия против немцев в составе словацкой боевой группы Антона Ланчарича. Во второй половине 1942 года немцы сформировали восемь батальонов шуцманшафта (вспомогательной полиции) численностью до 4 тысяч крымских татар. Грузинский батальон особого назначения «Бергман» подполковника Т. Оберлендера использовался для борьбы с партизанами на Южном берегу Крыма. Коллаборационисты русского и украинского происхождения использовались для борьбы с партизанами непосредственно в составе 11-й армии вермахта, как местная полиция численностью до нескольких тысяч человек. В начале 1943 года началось формирование крымских подразделений РОА полковника В.И. Мальцева, собравшего к 1944 году около 4000 человек.

Отдельная тема - дезертирство из партизанских отрядов. Вот запись от 10.11.41 начальника штаба Балаклавского отряда Н.И Попова: «В среду партизан попали случайные люди, которые на словах выражали общее стремление к борьбе, а на деле, едва столкнувшись с трудностями еще не борьбы, а партизанского быта, дезертировали из отряда, уйдя в свои села. Такими оказались Пли Мерджан - секретарь сельсовета Уркусты, Сеит Халиль Мбраимов - колхозник из Уркусты, Аблязис Усеин - из совхоза «Профинтерн», Зеит Сеит Мемет - из колхоза в Баге, Опарин - работник уркустовской милиции, Дубницкий - из табаксовхоза «Байдар». Попали в среду отряда как вражеские предатели: Ибраимов Юсуф - завмаг Уркусты, Нафеев Бекир - председатель сельсовета Скеля, Али Зейтулла - кладовщик совхоза «Профинтерн», Дятлов Сергей - бухгалтер сельпо Скеля».

Только в первые дни после выхода в лес из пятого района дезертировало 30 человек. Для Севастопольского отряда самой большой потерей было дезертирство начхоза Ибраимова, который участвовал в создании всех партизанских баз, тайников с оружием и боеприпасами. Часть из них он выдал оккупантам (Алсу, Атлаус, Крутой Яр).

Не лучше была обстановка и в других отрядах. Куйбышевский отряд формировался в одноименном районе из истребительного батальона. Командир отряда Абла Раимов, перейдя на службу к немцам, чуть позже стал командиром роты 149-го Бахчисарайского татарского добровольческого охранно-карательного батальона. Из 117 человек отряда 115 - татары. 31 октября отряд организованно прибыл на свою базу у вершины Сотера на массиве Бойка. 4 ноября через немецкий заслон в Бельбекской долине пробивались в сторону Севастополя три дивизии Приморской армии и 7-я бригада морской пехоты. У сел Гавро и Ени-Сала завязался бой. Услышав звуки боя, Раимов покинул лагерь вместе с 50 бойцами, частично разграбив склады базы. Командиром отряда стал Суфьян Неджметдинов. Вопреки строгой директиве никого из отряда не отпускать, он разрешил всем уходить по домам. 14 ноября на базу поднялись остатки 184-й стрелковой дивизии погранвойск НКВД под командованием полковника Василия Абрамова. Во время привала на базу напали немцы, приведенные дезертирами из села Богатыр. Пограничники с тяжелыми боями оторвались от карателей и 17 ноября вышли в Севастополь. Куйбышевский отряд прекратил свое существование. Базы отряда разграбило население сел Богатыр, Коккоз, Махульдур, Биюк, Кучук-Узенбаш.

В дневнике комиссара Алуштинского отряда есть такая запись: «6 ноября. Ночью сбежал из отряда помощник командира первой группы Казаков Энан, а с ним сбежали директор Биюк-Ламбатской школы Аблямитов Энан, председатель сельсовета Мамутов Белял, председатель колхоза «Коминтерн» Аметов. 7 ноября. Разведка в Алушту (Титков, Васильев, Муртазаев). К нам не вернулись, остались в городе. 8 ноября. Самовольно ушла группа татар из жителей деревни Биюк-Ламбат и Кучук-Ламбат. В Севастополь ушел лейтенант Дудкин и с ним Ярошенко, Жуков, Кирова. Отсеялось 70 человек».

Партизанские проводники

Командование некоторых партизанских отрядов оказывало активное содействие проходу кадровых частей Красной Армии на Севастополь. Только из состава 184-й стрелковой дивизии к концу ноября в Севастополь проведено более 1500 бойцов. Всего же через зоны четвертого и пятого партизанских районов в Севастополь прошло более 3000 бойцов. Группу из 250 человек майоров Изугенева и Бабушкина в Севастополь провел связной пятого района Р.А. Айропетян.

Проход советских частей через партизанские районы позволил партизанам в большой мере пополнить запас вооружения. После разграбления предателями основных складов вооружения в этом была необходимостью. Каждый отряд получил по 2-4 ручных и станковых пулемета, до 6 автоматов ППШ и ППД. Командный состав и разведчики были укомплектованы револьверами «Наган» и пистолетами ТТ. В закладках у партизан почему-то были устаревшие винтовки времен первой мировой, трофейное оружие Польши и Японии. Боекомплекта к ним не было. К лету 1942 года 80% импортных малопригодных винтовок удалось заменить на отечественные винтовки и карабины (в том числе - полуавтоматы СВТ). Появились и ротные минометы с боекомплектом. Зуйский отряд вооружился двумя 45-мм противотанковыми пушками образца 1937 года. Для стрелкового оружия были созданы запасы до 150 тысяч патронов в каждом отряде, до 600 ручных гранат. Ценились винтовочные патроны с пулей БЗТ (бронебойно-зажигательная, трассирующая), способных поджигать и уничтожать колесную и гусеничную технику противника. Пополнились некоторые отряды и личным составом из рядов Красной Армии. Оружия до лета 1942 года партизанам хватало вполне. Хотя был острый дефицит взрывчатых веществ, детонаторов, бикфордового шнура для организации диверсий.

Сохранить продовольственные закладки в лесах удалось только тем отрядам, в которых не привлекали к закладке и транспортировке местное население. Таких групп было всего несколько. До 80% продовольствия сохранили 10 отрядов, менее 15% - шесть, полностью утратили базы 10 отрядов. Потому голод начался во многих партизанских отрядах уже в феврале 1942 года. К апрелю только в трех партизанских районах от голода умерли 362 человека (в 11 случаях отмечались факты людоедства) при боевых потерях 417 человек. Масштабы материальных потерь и не спровоцированного партизанами участия жителей прилесных населенных пунктов в разграблении партизанских запасов на фоне многочисленных случаев самовольного оставления ими отрядов произвели ошеломляющее впечатление на весь личный состав партизанских районов. В отрядах царили подозрительность и ожесточение, переходящие во взаимную ненависть. Оккупационные власти немцев и румын всячески старались такие настроения укреплять и поддерживать, провоцируя некоторые слои местного населения к активным действиям против партизан...

Организационный период партизанского движения в Крыму был очень бурным. Ушли из отрядов дезертиры, влились кадровые военные из частей Красной Армии. Действовали 5 партизанских районов и Керченская группа, в составе которых было 27 отрядов. Это 3700 бойцов и командиров, из которых почти 1300 военнослужащих и 438 - комполитсостава. И эти отряды, несмотря на крайне сложную обстановку и голод, с декабря 1941 года вели активные боевые операции, отвлекая значительные силы противника от Севастополя. До освобождения Крыма оставалось еще долгих два года...


|