Кому "мамаша", а кому и "кентавр": тайны Балаклавы

История береговой батареи Марка Драпушко

02.12.2018 в 22:42, просмотров: 7169

В Балаклаве и ее окрестностях множество интересных фортификационных объектов, которые могли бы создать цепочку экскурсионного маршрута. Среди них незаслуженно долго была обойдена вниманием береговая батарея, которую сейчас и в народе, и в среде экскурсоводов именуют батареей Драпушко. Что же это за объект и как к нему добраться?

Кому
В советские времена батарею использовали по назначению, фото ориентировочно 1986 г.

Путь к батарее

 Сегодня путь к батарее начинается на улице Новикова у автобусной остановки «Бар «Оболонь» и проходит по западному берегу Балаклавской бухты. От пляжа «Мраморного» дорога поднимается вверх среди заброшенных руин береговой базы дивизии подводных лодок. В конце прошлого века подводников в этом военном городке сменил полк нацгвардии Украины. Позже он съехал в район Малахова кургана, а городок передали для строительства санатория Одесской академии внутренних дел. Внутренние органы так и не отдохнули здесь. Здания разрушались и разворовывались, земля загадочным образом была поделена на небольшие наделы и обнесена стальным забором. Потом и заборы украли. Сейчас проход по всей территории открыт и по тропе можно пройти на вершину мыса Курона. Можно и на машине заехать, но летом пропускная способность набережной весьма ограничена, пробки случаются часовые. Да и дорожные знаки проезд туда запрещают. Дорога поднимается на западное плечо скального массива Мотылино (можно услышать и Мытылино, и Мотыль) и дальше спускается в сторону Василевого пляжа. Когда спор заходит о топонимах Балаклавы, то вразумительного ответа на вопрос, кто такой Курон, дать никто не может. А Мотылино, по одной из версий, не что иное, как обрусевшее греческое наименование скалы в честь родины греческих мигрантов из города Митилена на острове Лесбос.

Вид на мыс Айя.

 Там, где асфальт закончился, сворачиваем влево и оставляем машину. Дальше проходим метров 100 вверх на восток к железобетонному блоку батареи. Эта позиция возникла не сама по себе, а по приказу самого Александра Суворова. Для обороны крепости Севастополь со стороны Балаклавы предполагалось строительство двух полевых фортов (Северный и Южный) и береговых батарей. На западном мысу бухты было построено земляное укрепление в виде неправильного четырехугольника с бастионами на трех углах, с глубоким и широким рвом, эскарпом (крутым внутренним откосом) и контр-эскарпом. От этого укрепления до наших дней ничего не сохранилось. А вот следы батареи, строительство которой началось в 1912 году, мы видим и сегодня. К Первой мировой войне эту батарею достроить не успели. В строй она вступила только в 1924 году, имея на вооружении четыре 152-мм орудия системы Канэ. Орудия устанавливались на мощном железобетонном основании - из них могли вести огонь со скоростью 7-9 выстрелов в минуту на дальность до 13 км (около 65 кабельтовых). После завершения строительства батарее присвоили № 10.

Артустановка Б-13.

 По вполне достоверной версии, одним из первых командиров батареи был Георгий Александрович Александер. Он был и последним командиром ББ №30 времен Великой Отечественной войны. Вот выдержка из его автобиографии, тогда еще старшего лейтенанта, написанной 26 ноября 1938 года: «Я до 1920 г. был дома. В 20 году поступил в 6-ю Сов. Труд. школу в Москве, которую окончил в 1927 г. По окончании школы прошел квалификационную комиссию и получил специальность Пом. товароведа. В 1928 г. поступил в Московскую Артиллерийскую школу, которую окончил в марте 32 г. и был командирован в штаб Ч.ф. В том-же м-це был назначен на 19-ую батарею, где работал до октября 36 г. С октября 36 г. и до октября 37 г. был на Специальных Курсах Командного Состава в г. Ленинграде. После окончания С.К.К.С. был назначен на бат. №30, где и работаю в настоящее время. Под судом и следствием не был. В оппозициях ни в каких не участвовал. В кандидаты в члены В.Л.К.С.М. вступил в апреле 31 г. в Арт. школе, а в 32 г. на 19-ой батарее был принят в чл. ВЛКСМ».

 На основании этого документа можно говорить о том, что №19 батарее присвоили еще до 1932 года.

В годы войны

 В 1941 году батарея №19 вошла в состав 3-го отдельного артдивизиона Береговой обороны Главной базы Черноморского флота. Командовал дивизионом майор М.Н. Власов. Командиром батареи был старший лейтенант (позже - капитан) Марк Драпушко. Батарея была включена в 1-й сектор обороны.

Марк Драпушко.
Справка МК

Марк Семенович Драпушко родился в 1909 году в Винницкой области. Призван на службу в 1931 году в Днепропетровске. Жена - Фрида Яковлевна Кричмар. Сын - Драпушко Ян Маркович, 1936 года рождения. Из наградного листа к ордену «Красной Звезды» М. С. Драпушко: «Воинское звание - капитан. Год рождения 1909, национальность - еврей. В Красной армии с 1931 года. Член ВКП(б). За умелое, хладнокровное и четкое управление артогнем в сложных условиях. За находчивость, настойчивость и организованность, проявленные лично им в руководстве л/с и средствами батареи и по восстановлению материальной части после ее вывода противником. Арт. мастера заявили, что матчасть восстановить нельзя, а БК организовал неоднократное восстановление матчасти орудий и в течение 8-ми дней вел огонь по противнику. Проявил мужество и героизм и с достоинством, в сложной обстановке выполнил задание командования». 23 февраля 1988 г. в День Советской Армии и Военно-Морского флота улица Квартальная в Балаклаве была переименована в улицу имени Марка Драпушко, героически погибшего при Обороне Севастополя. На доме № 20 установлена мемориальная доска. В 1995 г. по инициативе учителя рисования школы №30 Анатолия Семеновича Терентьева в Балаклаве был организован и проведен митинг-реквием к годовщине Великой Победы. Участие в нем принял и приехавший из Москвы Ян Маркович - сын Драпушко.

 Первый боевой залп на поражение противника батарея произвела 6 ноября 1941 года по скоплению техники в районе села Старые Шули (ныне - Терновка). Расстояние по прямой около 14 км. Но это в зоне досягаемости огня батареи (до 20 км). Уже 15 ноября немцы вошли на восточные склоны Балаклавы. В связи с этим в бой были брошены резервы первого и второго секторов, непрерывно вела огонь 19-я батарея. В этот день она израсходовала 486 снарядов в район высоты 212.1, села Варнаутка (Гончарное) и другие. В этот же день противник засек батарею и начал вести по ней огонь несколькими тяжелыми полевыми батареями с одновременными налетами авиации по 10-12 самолетов. Несмотря на потери, артиллеристы продолжали вести огонь. Фашисты окрестили нашу батарею «Кентавром». В Красной Армии и в Балаклаве ее называли «Мамаша». Артиллеристы не жалели сил и своих жизней в борьбе с врагом. Особое мужество они проявили 16 ноября. От напряженной стрельбы тела орудий накалились, плавилась краска, возникли пожары, материальная часть не раз выходила из строя, но артиллеристы под огнем устраняли повреждения. Во время боя от разрывов вражеских бомб ослеп замковый краснофлотец Иван Щербак. Боец продолжал работать вслепую, благодаря выработавшемуся навыку. Только когда прекратили стрельбу, батарейцы увидели блуждающего по дворику комендора и поняли, что Щербак ослеп. Ночью раненых начали отправлять в госпиталь. Щербак просил командира оставить его, говоря, что он еще может работать у орудия, хотя и потерял зрение. Обязанности замкового взял на себя младший сержант Александр Лызенко, одновременно командовавший орудием. Будучи тяжело ранен, и он не оставил в бою своего поста. До момента своей гибели продолжал вести огонь. Из-за постоянных авианалетов на огневой позиции возникали пожары, нарушалась связь, выбывали из строя люди. Но батарея продолжала действовать, поражая и дальние, и близкие цели, последние - прямой наводкой.

 Позиция батареи была всего в 1-2 км от позиций противника, в зоне прямой видимости, совершенно открытая. Орудия не раз выходили из строя, но за ночь артиллеристы их восстанавливали и опять открывали огонь.

Оценив вклад артиллеристов 19-й береговой батареи, их личное мужество, героизм, эффективность стрельб, командование СОР всему личному составу объявило благодарность.

Вследствие значительного износа тел орудий, в конце ноября на батарее начался ремонт. Специалисты Артиллерийского ремонтного завода № 1127 и личный состав батареи смогли отремонтировать только два орудия из четырех. В начале декабря новая позиция батареи была оборудована на высоте Карагач (7 км Балаклавского шоссе, где сегодня располагается мебельный центр «Домино»).

Подвиг бесстрашных

 К началу второго наступления противника на Севастополь 17 декабря 1941 года батарея была в боевом строю. Она снова поддерживала наши войска в 1-м и 2-м секторах. В связи со сложившейся обстановкой в 3-м и 4-м секторах, приказом генерала И.Е. Петрова от 20 декабря 1941 г. был сформирован батальон из личного состава 35-ББ, 2-го и 3-го отдельных артдивизионов БО ГБ ЧФ. Командир - капитан К.И. Шейкин. Командиром роты 3-го ОАД БО ГБ ЧФ, куда вошли артиллеристы 19-й батареи, был назначен младший лейтенант Н.И. Марков. Сформированные подразделения утром 21.12.1941 г. были приданы 25 СД ПА и 8-й бригаде морской пехоты. Большая часть личного состава батальона погибла. Оставшиеся артиллеристы 19-й батареи 20-22 декабря вели непрерывный огонь совместно с другими батареями.

С началом третьего наступления противника 7 июня 1942 г. 19-я батарея вела огонь только совместно с другими батареями дивизиона (18-ББ и 116-ББ) по участку 1-го и 2-го секторов обороны. 16 июня во время очередного авианалета противника одна из бомб попала в командный пункт 19-й батареи. Погибли капитан М.С. Драпушко, политрук Н.А. Казаков и другие младшие командиры и краснофлотцы. Похоронены они на позиции батареи. Командиром уцелевшего личного состава назначен старший лейтенант А.Н. Волчан.

Н. Казаков и М. Драпушко.

 28 и 29 июня противник бросил дополнительные силы, чтобы подавить огонь 19-й и 705-й батарей. На батарее к этому моменту осталось несколько фугасных гранат и практических снарядов. Они были израсходованы. Тогда личный состав снял замки с орудий и зарыл их в землю, дальше артиллеристы сражались практически в окружении и отражали атаки стрелковым оружием и гранатами. Оставшиеся в живых отошли на 18-ю ББ. В ходе последних боев с 30 июня по 3 июля 1942 г. большая часть личного состава 19-й батареи погибла или до сих пор числится пропавшими без вести на мысе Херсонес.

Вид на Балаклаву.

 В числе первых 27 награжденных за оборону Севастополя шестеро были с этой батареи. Причем командир батареи Драпушко и его заместитель Казаков были награждены орденами «Красной Звезды». Батарея во время первого штурма находилась на переднем крае обороны. Благодаря ей противнику не удалось взять под полный контроль высоты в районе Балаклавы, она не позволила ему развить наступление на Севастополь с южного направления.

 В период оккупации Севастополя немецко-румынскими войсками в 1942-1944 гг. на позиции батареи были установлены четыре полевых орудия.

Немецкая батарея на архивном снимке 1943 года.

После войны батарея была восстановлена и оснащена 130-мм орудиями Б-13. На территории находилась в/ч № 90989. После развала СССР и раздела Черноморского флота между Россией и Украиной батарея была законсервирована, но фактически заброшена.

Новейшая история батареи

 В период контроля над батареей Военно-Морских Сил Украины одной из туристических фирм был предложен проект создания на базе батареи музейного комплекса с привлечением средств инвесторов. Предполагалось посещение туристами этого объекта по трехдневным путевкам с полным погружением в быт реальных береговых артиллеристов флота, с переодеванием в форму, с несением вахт. Командующий в ту пору ВМСУ Михаил Ежель ответил категорическим отказом по причине важности батареи для обороны страны и ее секретности. А через месяц, в апреле 2002 года, батарею втихаря порезали «на иголки», сдав все четыре орудия на металлолом за сумму, равную стоимости старого, ржавого «Жигуленка». В эту сумму вошли и сталь стволов, и медь кабельных трасс, и все дизель-генераторы и электромоторы. А потом уже и бронедвери вырезали, и всё до последнего гвоздя из стен повыковыривали.

Орудия продали как металлолом за копейки, апрель 2002 г.

А в 2015 году на батарею приехала группа энтузиастов общественной организации «Добровольная народная дружина Севастополя». Они собрали и вывезли весь мусор из орудийных двориков, из казематов, из помещений и галереи блока батареи. Позже была установлена мемориальная табличка на бетонной стене, высажена аллея деревьев в память о героях батареи. Дважды в год инициаторы создания музейного комплекса собирают на батарее ветеранов вооруженных сил и труда, местных жителей и школьников города, спортсменов и артистов для проведения вахты памяти. В ноябре 2018 года удалось даже экскурсию для всех желающих провести по подземельям батареи, продемонстрировать в одном из залов фильм об обороне Севастополя. Может быть, и сбудется мечта активистов «ДНД» о создании на базе батареи капитана Драпушко музейного комплекса для патриотического воспитания молодежи.

Митинг на батарее Драпушко в ноябре 2018 г.

Орудия батареи

 Русским оружейникам в 1891 году во Франции была продемонстрирована стрельба из 152-мм/45 пушек системы Канэ. Цифра 45 означает длину ствола в 45 калибров, 152 мм - 6 дюймов - калибр. Стрельба из этих орудий производилась унитарными патронами (гильза с порохом соединена со снарядом в единое изделие, наподобие винтовочного патрона), и французы ухитрились получить огромную скорострельность - 10 выстрелов в минуту. И в 1895 году на вооружение береговых крепостей России приняли пушку Канэ. Эти орудия являлись первыми в России патронными орудиями среднего калибра. Особенностями устройства пушки Канэ являются быстрое открывание и закрывание затвора, патронное заряжание, быстро и легко действующие механизмы наводки. Система очень компактная, удобная для обслуживания, была принята одновременно для вооружения флота и береговых батарей. Первоначально заряжание было унитарным, но затем на кораблях перешли к раздельному. Для этого в 1901 году ввели укороченную на 19,3 мм гильзу, которая только касалась дна канала. Длина новых гильз составляла 1095 мм, вес от 14,5 до 15,46 кг. Вес артустановки около 15 тонн (станок 3,5 т, станок с орудием - 9,2 т). К началу Великой Отечественной войны в ВМФ СССР имелось 76 тыс. снарядов к пушкам Кане.

 В послевоенное время на бывшей позиции 19-й береговой батареи были установлены орудия Б-13. Производство этих орудий началось в царское время. 2 марта 1912 года был утвержден Главным управлением кораблестроения проект этой пушки. В 1914 году пушки запустили в крупносерийное производство на Обуховском заводе. Кроме того, в 1913 году английскому заводу Виккерса заказали 100 аналогичных пушек. «Стотридцатки» устанавливались на крейсерах типа «Светлана» и трех черноморских мониторах типа «Императрица Мария», ими же перевооружили крейсеры «Диана», «Кагул», «Олег» и другие корабли.

Как резали пушки, апрель 2002 года.

К началу 1941 года на кораблях и береговых батареях насчитывалось 378 пушек Б-13. В годы Великой Отечественной войны 130-мм пушки Б-13 стали самыми распространенными морскими орудиями среднего калибра. Ими были вооружены все лидеры и эсминцы советской постройки до 1945 года, ряд канонерских лодок и некоторые минные заградители. К началу боевых действий в 1941 году на береговых батареях находилось 169 таких пушек, а в ходе войны еще несколько десятков установили на позициях под Севастополем, Новороссийском, в Крыму на Перекопе и в других местах. Наконец, эти орудия, размещенные на железнодорожных платформах, воевали в составе бронепоездов или железнодорожных батарей. Полный вес орудия 13 тонн при весе броневого щита 2 тонны, качающейся части - 7 тонн. Длина ствола - 6581/50. Расчет составлял 11 человек. Скорострельность 8 выстрелов в минуту при дальности до 25 км. Артустановки Б-13 сняли с производства лишь в 1954 году, а всего их было изготовлено 885 единиц. К середине 80-х годов на вооружении и складах ВМФ имелось свыше 600 единиц Б-13. При большом желании для музейного объекта «Батарея №19» можно и сегодня найти орудия Б-13 в хорошем состоянии.