Как севастополец познакомился с английской принцессой и императором Эфиопии

Военный переводчик Евгений Недоруб рассказал о своих приключениях на воде и под водой

19.05.2018 в 10:45, просмотров: 1034

Пять курсантских лет на минно-торпедном факультете Нахимовского училища для севастопольца Евгения Недоруба пролетели как одно мгновение. Кортик, погоны и красный диплом. Первое назначение лейтенант Недоруб получил на эсминец «Безбоязненный».

Как севастополец познакомился с английской принцессой и императором Эфиопии

Корабль тогда стоял у Минной стенки в центре города. И молодой офицер умудрялся совмещать службу с подводной охотой. Газета «Флаг Родины» от 5 сентября 1958 г. даже заметку об этом опубликовала - на фото он с подводным ружьем и трофейной рыбой.

 - В первые послевоенные годы севастопольские мальчишки и девчонки не посещали пионерские лагеря, но всё лето проводили на берегу моря, - рассказывает Евгений Павлович об истоках своего увлечения.

Как и большинство мальчишек Корабельной стороны, Женя любил плавать и нырять. Вот второе занятие ему доставляло особое удовольствие. В бухте у берега лежала на дне затопленная немецкая баржа. Тайну ее трюмов мальчишки раскрыли очень быстро. Нырнув на задержке дыхания, ребята добирались до мешков, вспарывали их ножами и складывали в противогазные сумки… плитки шоколада. Обратный путь с трофеями старались проделать как можно быстрее. Эта охота за шоколадом стала первым практическим опытом будущего охотника в подводной деятельности. Тогда еще не было ни масок, ни ласт. Но как только опыт самоделок для подводных погружений стал гласным, Евгений Недоруб принялся мастерить снаряжение для подводного мира. Первую маску сделал из автомобильной камеры от грузовика и тщательно вырезанного стекла. Выгнул на трубогибочном станке кусок трубы для дыхания. А ласты друг из Москвы привез настоящие. Ружьем стала стальная трубка и тонкий гарпунчик на резинке. Может и не ахти какое снаряжение, но рыба попадалась хорошая...

 Жажда знаний и тяга к учебе побудили капитана 3 ранга подать рапорт для поступления в Военный институт иностранных языков. После успешной учебы в Москве он получил назначение в политуправление Тихоокеанского флота.

Встреча с английской принцессой

 На крейсере «Адмирал Сенявин» Евгений Недоруб сопровождал в морских походах командующего отрядом боевых кораблей 10-й оперативной эскадры ТОФ контр-адмирала Владимира Кругликова. Отряд советских кораблей играл сдерживающую роль в разрастающемся индо-пакистанском конфликте. Владимир Сергеевич выполнял дипломатическую миссию, предстояли многочисленные встречи с послами и военными представителями различных стран. Вот тут и пригодились все таланты переводчика Евгения Недоруба. Только в Эфиопии за пять дней вместе с адмиралом он прошел 17 дипломатических приемов. Император эфиопский пытался представить свою страну великой морской державой Индийского океана. На День флота он приглашал к себе корабли всех стран мира. В тот год на параде присутствовали корабли Индии, СССР, Франции… Праздник получался довольно внушительный, с участием многих стран. К этому празднику был приурочен и выпуск морских офицеров в количестве 6 человек! Из Великобритании на праздник прилетела принцесса Анна, дочь английской королевы Елизаветы II. Принцесса наносила визиты на военные корабли всех присутствующих стран. Пришла очередь и советского крейсера «Адмирал Сенявин», стоявшего у причала.

 - Сидим с адмиралом на корме крейсера, ждем принцессу, - вспоминает Евгений Павлович. - А тут шум-гам, журналисты приехали освещать визит королевской персоны, просят разрешения подняться на борт. Дело в том, что американский адмирал не пустил корреспондентов на корабль. И теперь они решили заблаговременно все вопросы согласовать. Адмирал Кругликов передал через вахтенного офицера не разрешение, а приглашение на борт крейсера. Журналисты поднялись на борт и осыпали адмирала вопросами. Он отмахнулся, перевел стрелки на меня, а сам пошел переодеваться к визиту принцессы. Вопросы были вполне предполагаемые, никаких провокаций. Но полчаса пришлось журналистов развлекать. Тут прибыла машина, принцесса поднялась на борт крейсера. Я провел ее по кораблю в кают-компанию, поскольку посол Советского Союза не стал сопровождать. То ли из-за хромоты и необходимости с палочкой ходить, то ли из-за желания показать знание английского языка обычными советскими офицерами. Но экскурсию пришлось мне проводить. В кают-компании состоялась краткая беседа за чаем, и принцесса направилась к трапу. Уже спускаясь с борта корабля, обернулась, поблагодарила меня за отличный перевод и протянула руку. Вот так я имел честь пожать руку принцессе Анне.

 Год продолжалась экспедиция крейсера «Адмирал Сенявин», и за это время Евгений Павлович знакомился с дальними странами.

Сомалийская экзотика

 В тропической экспедиции Тихоокеанского флота Евгений Недоруб начал экспериментировать с подводной киносъемкой. Первую штатную кинокамеру попытался зашить в резиновый мешок со стеклом (реально - плексиглас). Своеобразный прототип будущего кино-бокса выдержал почти 30 минут. Начала просачиваться вода, пришлось спасать камеру, всплывать. Съемка, после проявления пленок, оказалась краткой. Но это была первая подводная киносъемка.

Справка МК

Евгений Недоруб родился 17.08.1934 в Севастополе. После окончания школы №3 Евгений отправился в приемную комиссию Нахимовского училища. В выборе дальнейшей судьбы сомнений не было - только служба на флоте. Мечта продолжить династию защитников Отечества осуществилась. Прапрадед Евгения Недоруба, матрос Матвей Верховский, участвовал в Синопском сражении, а потом воевал комендором на 3-м бастионе, защищая Севастополь. На 13-м году своей флотской службы он принял огненное крещение на Малаховом кургане. На полотне Панорамы Обороны Севастополя кисти Рубо есть могучий матрос с закопченным лицом у пушки. Потомки уверены, что это их дед - Матвей Верховский. Дед Евгения Недоруба, Иван Алексеевич Вебунин, родился в 1884 году, был мастером «золотые руки» на морском заводе. Работал старшим мастером модельного цеха завода, удостоен звания лучшего рабочего города, портрет его висел на городской Доске почета. В годы обороны Севастополя от немецко-румынских захватчиков 58-летний рабочий Иван Вебунин в спеццехе завода в инкерманских штольнях изготовил форму для отливки рубашек гранат, внес свой вклад в борьбу с захватчиками. В 1954 году журнал «Огонек» в №42 опубликовал статью с фотографией 70-летнего ветерана труда Вебунина и его внука, курсанта второго курса военно-морского училища, отличника учебы, секретаря комсомольской организации Евгения Недоруба.

 Для черноморского охотника Индийский океан готовил множество загадок.

 - Рыба вся незнакомая, - смеется Евгений Павлович. - На какую можно или нужно охотиться - неизвестно. Да и необходимости пищевого трофея не было. Матросы с борта крейсера ловили таких тунцов, что побочная подводная охота теряла смысл. Больше интерес представляли морские ракушки. Но плавать было интересно. У носа крутятся непривычнее яркие рыбки. Смотреть на них - одно удовольствие. Стрелять нет необходимости. Чувствуешь себя как в музее океаники или как в аквариуме.

 В начале 70-х в сомалийской Бербере, на южном побережье Аденского залива, стояла советская ремонтная плавбаза, и наши корабли регулярно заходили туда на ремонт. Зашел и крейсер «Адмирал Сенявин».

 - Недалеко от базы была живописная лагуна, - рассказывает Евгений Павлович. - Местные жители гарантировали отсутствие акул в лагуне. Мы решили поехать на берег моря искупаться, позагорать, шашлык пожарить, рюмку опрокинуть. Сотрудники посольства выделили грузовик ГАЗ-66 и УАЗ-«таблетку». Для плавания подводного охотника место удачное. Я набрал кораллов и ракушек на сувениры для всей команды.

 После ухода в запас капитан второго ранга Недоруб работал в военном дельфинарии инженером в гидроакустической лаборатории. Работа с дельфинами доставляла удовольствие. Дельфиниха Флора на кличку не отзывалась. Но по хлопку рукой у вольера она подплывала к нему, подставляла плавник, катала по поверхности вольера. Только держаться нужно было за плавник крепкой рукой. Когда эта игра надоедала, Флора ныряла на глубину и оставляла наездника на поверхности. Дальше проходило поощрение дельфина ставридкой и продолжение общения. Бережно хранит Евгений Павлович фотографию со своей подопечной дельфинихой Флорой.

 В дельфинарии был служебный японский подводный фотоаппарат, и у Недоруба появилась возможность продолжить практику подводной съемки. Он мечтал сфотографировать катрана. Эта черноморская акула очень осторожная рыба. У Херсонесского маяка прижал к берегу одного крупного катрана, несколько фотографий получилось. Но у самого берега катран развернулся и перед маской охотника пошел в море. Вот тут охотничий рефлекс взял верх над фотографическим. Недоруб правой рукой ловит рыбу за хвост, левой фотографирует. Теперь ветераны подводной охоты эту историю рассказывают как охотничью байку. Но это действительно было так.

Охота на всю жизнь

В личном архиве Евгения Павловича сохранились съемки семейного кино и кинолетописи походов выходного дня с друзьями. Эти кадры можно увидеть в фильме «На всю жизнь. Евгений Недоруб» - из серии биографических очерков об истории подводной охоты в Севастополе и в Крыму. Излюбленным местом охоты был мыс Фиолент в районе створных знаков мерной мили. Две пары знаков установлены для визуального определения скорости проходящего вдоль берега корабля. От створного знака по обрыву вела узенькая тропинка на песчаный пляж. Камбалы там было огромное количество. За час добывал 5-6 глосиков, 2-3 калкана! Фантастика по нынешним меркам. Евгений Павлович помнит, что там ему доводилось охотиться в полном одиночестве. Один приезжал, один и уезжал. Посчастливилось на мысе Сарыч понырять. Самыми запоминающимися были охоты с Игорем Тамойкиным у подножья Медведь-горы. К Аю-Дагу приплывали вдоль берега. Становились лагерем на пустынном маленьком пляжике под нависающими скалами у «носа Медведя». Два дня охотились, а потом приходил катер и забирал охотников на большую землю. Недорубу уже было 75 лет.

 За время своей увлеченности киносъемкой Недоруб перебрал множество камер, старался покупать самые современные модели. Запомнилась камера «Кварц-2х8. S-3». Пленка шириной 8 мм формата Супер (двойная, разрезается вдоль после проявки). Снимал на немецкие пленки «Орвохром», «Орвоколор», позже - на советскую «Свему».

 На вопрос о притягательности подводной охоты Евгений Павлович отвечает словами первых популяризаторов подводного плавания Советского Союза:

 - То ли Ольга Хлудова, то ли Ольга Жукова сказали волшебную формулу притяжения морской охоты: «Кто хоть раз заглянул в подводный мир сквозь овальное стекло маски, тот навсегда остается там душой. Будто побывал в сказочной стране фей»! Вот я заглянул один раз. И там навсегда остался! Я буду плавать до тех пор, пока живу.

Уникальные кадры старых пленок

 Автор сценария фильма Игорь Тамойкин кропотливо изучал архивные фото- и видеоматериалы, вырезки из газет и журнальные статьи, посвященные Евгению Недорубу. С героем фильма Игоря Юрьевича связывает многолетняя дружба, совместные выезды на подводную охоту. Много лет он слушал рассказы своего героя, но только в конце 2017 года по-настоящему копнул архивы Недоруба:

 - Жизнь, конечно же, не состоит из одной только подводной охоты и сопутствующих ей приключений, - говорит Тамойкин. - Особую когорту наших ветеранов всегда составляли военные моряки. И увиденные мною на старых пленках кадры вполне это объясняют. Они служили, выполняя свой долг перед Родиной. Им было чем гордиться! И всем, кто ждал на берегу - тоже!

 На старых, изрядно потертых кинопленках можно увидеть советских моряков в дальнем походе при посещении Берберы (Сомали), Массауи (Эфиопии), Момбаса (Кении), Бомбея (Индии), Коломбо (Шри-Ланки). Хроника настоящего сафари по побережью с шашлыками, купанием и даже нырянием в водах Индийского океана в далеком 1973 году вообще кажется невероятной! Получилось настоящее тропическое приключение! Стоит вглядеться в эти коротенькие, куцые, но такие дорогие для современного зрителя подводные съемки на коралловых рифах. Они были сделаны любительской 8-миллиметровой кинокамерой «Кварц», загерметизированной самодельным резиновым чехлом со специально подобранным зажгутованным стеклом у объектива! Кстати, именно в этом месте Евгений Павлович чуть позже встретил совсем немаленькую акулу, с любопытством барражировавшую совсем рядом с ныряльщиком.

 Очень интересно смотреть любительскую кинохронику Евгения Павловича, удивительные тропические путешествия ветерана в самое что ни на есть советское время! Но не менее интересно узнавать и свои родные места. Ведь в той огромной нашей стране красот и чудес было не меньше, чем за ее пределами. И мир, полный приключений, у себя на Родине был так же увлекателен и бесконечен, как и там, далеко-далеко. На своем «Жигуленке» с женой и сыновьями Евгений Недоруб колесил по стране в меру своих отпусков и свободного времени. Множество кадров Прибалтики и Украины, кавказского побережья, различных уголков России.

 Было ли счастливым детство в Стране Советов? Да было, конечно, было! Кинохроника не скупится на кадры сбора детей Севастополя в пионерские лагеря, мотоциклетный эскорт ГАИ автобусов с детьми. Старшее поколение не выбросит из памяти свои пионерские лета, бесконечные купания в море! Это было настоящее, босоногое, счастливое и безмятежное детство!

Жемчужиной Крыма Евгений Павлович считает мыс Айя, Инжир. Тогда, в годы его молодости, там можно было охотиться без оглядки. Да и людей-то совсем не было. Не то что теперь. На природе всегда рядом были дети, друзья, костер, палатка. Романтика!

 - Без этой романтики не было бы настоящей подводной охоты! - считает президент Ассоциации подводной деятельности Крыма и Севастополя Геннадий Приходько. - И знаю, что совсем не одинок в этих своих мыслях в наше сверхпрагматичное и техногенное время.

 - А как вам туристическое снаряжение? - вторит своему коллеге Игорь Тамойкин. - Смешным или наивным всё кажется из нашего теперешнего прекрасного далека. Но люди-то со всем этим жили. Да как еще жили! Счастье-то наше, подводное и надводное, оно и тогда было, и теперь есть, и, верю, будет и завтра. Главное, чтобы искатели приключений не перевелись!

 Вот человек пожил на белом свете почти восемь десятилетий, а в море на Сарыче лезет, как молодой! Наравне с двумя следующими поколениями охотников. Пусть не получилось с рыбой. Может, и нет той рыбы сегодня у Сарыча.

- Интересно, а у меня-то самого получится в таком возрасте?! - задается вопросом, разглядывая фотоальбом Евгения Павловича, Игорь Тамойкин. - Эх, чего говорить - дай бог каждому! Тем более всегда испытываю внутреннюю гордость за наших ветеранов, которые продолжают жить ярко и интересно, несмотря ни на что. Всмотритесь в эти лица. Многим - за семьдесят и больше, а они - в строю! Некоторых уже нет с нами, но они - тоже в строю! Потому что всё, чем они делились, своим историями, эмоциями, опытом, всё это живет в нас! А сколько невероятных, скупых, ярких и ординарных, смешных и трагических, поучительных и увлекательных рассказов звучит за ветеранским столом! А как загораются глаза! Не только от чарки - много ли им, дедам, надо? Чего там говорить - все мы, если доживем, конечно, тоже когда-нибудь примерим их роли рассказчиков. И дай бог, чтобы наши рассказы оказались не хуже!