"Берег под нами, только садиться нельзя - внизу какие-то цистерны..."

Штурман-испытатель Владимир Парахин рассказал о службе в секретной части на солнечном полуострове

17.02.2019 в 17:17, просмотров: 20800

Познакомились мы с Владимиром Парахиным в литературном клубе «Лукоморье». Есть такое самобытное образование в Приморском - живет и действует под руководством поэта и журналиста Михаила Облетова. На одном из вечеров о своих книгах, о своей жизни рассказывал и Владимир Николаевич. Мне понравилось, как тепло он говорил о своей малой родине, о товарищах по службе. Выяснилось, что он заслуженный штурман-испытатель авиационной и космической техники России, полковник запаса, кавалер ордена Красной Звезды.

Владимир Парахин в кабине штурмана, самолёт Ил-28, 1969 г.

 Автор книг «Испытатели-альбатросы в объятиях двух стихий», «Заслуженные штурманы-испытатели СССР», «Феодосия - купель космонавтики», «В объятиях двух стихий», «В цветных снах такого не увидишь»...

- Владимир Николаевич, как начинался ваш путь в авиацию?

- Мою первую попытку остановила врачебная комиссия, определившая малый рост. По нормам, чтобы стать авиатором, нужно было быть не ниже 151 сантиметра. Мне тогда исполнилось 16 лет, и я после окончания школы поехал из родного поселка Глухарный в Свердловской области поступать в знаменитое Качинское военное училище на летчика. Увы, мне не хватило двух сантиметров роста. Пришлось отнести документы в железнодорожное профтехучилище, где учили специальности дежурного по станции. И всё же мечта о небе в душе осталась.

21 мая 1969 г, перед госполётом: В.Парахин, брадист, лётчик-инструктор капитан Н.А. Тупольский и А. Григорьев

- Пришлось расти и снова ехать в Качу?

- Нет, всё решилось через год во время прохождения призывной медкомиссии. Не верите, за это время я подрос на 10 см. Так что врачи признали меня годным к службе. Зато возникли другие проблемы. Во-первых, меня не хотели отпускать из железнодорожного заведения - требовали доучиться еще 11 месяцев. Во-вторых, военкомат не имел разнарядки для направления в Качу. Первый вопрос решили легко: если человек шел служить в армию, его по закону должны отпустить из любого учреждения. Что касалось моего желания стать летчиком, сам военком предложил мне поступать в Челябинское военное училище штурманов. А я вообще понятия не имел, чем они занимаются. Спрашиваю: «Летают ли штурманы на сверхзвуковых самолетах?» - «Еще как летают», - отвечает комиссар. Без раздумий говорю: «Тогда давайте направление!» Экзамены сдал успешно и узнал, что в будущем стану должностным лицом, обеспечивающим точное и безопасное боевое маневрирование летательных аппаратов. Четыре года пролетели - как один месяц. И настал день 12 июня 1969 года, когда начальник училища вручал нам дипломы. Для курсантов это был действительно настоящий праздник. Я и сегодня тепло вспоминаю нашу четверку - моих друзей. Юрий Шанин сделал блестящую карьеру, стал начальником штаба ВВС Казахстана, ушел в отставку в звании генерал-майора. Юрий Абрашкин окончил академию, сейчас живет в Барнауле, возглавляет казачество. Анатолий Григорьев вместе с нами успешно окончил училище. Служил в авиации на аэродроме Капитнари (Грузия), летал на самолете Ил-14. Будучи в наряде (патруль в городе), зашел в ресторан, ввязался в драку с применением пистолета, стрелял в воздух, за что был уволен из рядов Вооруженных Сил. Дальнейшую его судьбу не знаю...

Ка-27ПЛ над подводной лодкой

Кстати, волнующий момент - распределение в войска. Задолго до этого в училище пришло всего одно направление в часть особого назначения, которая занималась испытанием ядерного оружия. Надо было заранее заполнить анкету. Нам намекнули, что аэродром, вероятно, находится в глухой сибирской тайге, после чего все мои однокашники дружно отказались отправляться в «медвежий угол». А я подумал, что для меня тайга - дом родной, так что можно согласиться. Подписал документ и забыл. Во время выпускных госэкзаменов ребятам начали выдавать направления, кому в Германию, кому в Польшу, в другие гарнизоны. А обо мне будто забыли. Иду в строевую часть и узнаю, что на меня уже заполнены документы для отправки в секретную часть. Притом находится она не в Сибири, а в солнечном Крыму, где у поселка Багерово на полигоне ВВС базируется мой будущий авиаполк. С пересадками, на различных видах транспорта добираюсь до места назначения. Докладываю о прибытии, знакомлюсь с личным составом. Встречают меня на «ура», расспрашивают. Позже узнаю, почему такой интерес к моей персоне. Оказывается, я первый за несколько лет молодой штурман, прибывший из Челябинского училища. Начались будни. Три года я участвовал в испытаниях атомного оружия на самолетах Як-28И и Як-28РР. Полеты проводили на полигонах Новой Земли и в Семипалатинске, а предварительные, с использованием макетов, - в Багерово... Конечно же, вряд ли забуду первый полет, выполненный в качестве штурмана-испытателя. «Покатать» меня решил заместитель командира части, полковник Виктор Иванович Публицков... Утром на аэродроме я, понятно, немного нервничаю. Он это замечает и перед тем, как забраться в кабины крылатой машины, говорит: «Не дрейфь, внучок, привыкай к настоящей работе и самой современной технике. Будь готов к фигурам высшего пилотажа». Думаю, шутит «дед». Летать  то будем не на истребителе, а на фронтовом бомбардировщике Як-28И, который не рассчитан на такую программу. Но уже через несколько десятков минут приходим в зону, мой мозг, а также весь организм, убеждаются, что не обманывал воздушный ас. Один из немногих, умел он выделывать на самолете «горки», «бочки», пикировки. Короче, по полной программе меня испытал.  После приземления похвалил. Мол, получится из тебя хороший штурман.
Владимир Парахин и его семья, 1984 г.

- Вы прослужили в морской авиации двадцать восемь лет, участвовали  в испытаниях больше 30 типов самолётов и вертолётов, много налетали часов. Поделитесь своими ощущениями: в полете, когда экипаж в кабине сверхзвукового самолета, время идет быстрее или наоборот – медленнее?

- Когда занят делом, ход времени не замечаешь. Коротко расскажу, что входит в обязанности штурмана-испытателя. Взлетаем, и ты как заведенный начинаешь выполнять все операции по прокладке курса, заполнению документации. включаешь фотокамеры. Особенно много работы, если боевое задание предусматривает обнаружение подводной лодки условного противника. Тут не обойтись без помощи гидро-акустических приборов. Слежу за маневрами субмарины, готовлю к сбросу учебную торпеду. После поражения цели координаты  всплывшей торпеды необходимо передать экипажу спеыиапльного судна -  «торпедолова», он поднимает её на борт, и в дальнейшем её можно использовать в испытаниях. Обычно полётное задание  рассчитано  на несколько часов. Я налетал более 4000 часов, из них  2900 на испытаниях. Каждый названный отрезок времени мой организм воспринимает как одно мгновение. Выходит,  столько получил я мгновений неба…

Як-28И

- Без экстремальных случаев сложно представить жизнь испытателя...

- 30 лет полетов (два в училище и 28 - в военных частях) потребовали полной отдачи. За проведение Государственных испытаний противолодочного вертолета Ка-27ПЛ и опытной авиационной противолодочной торпеды «Орлан» меня наградили орденом Красной Звезды. А в 1989 году мне присвоили почетное звание «Заслуженный штурман-испытатель СССР». Лично мне судьба пять раз преподносила экстремальные ситуации. Расскажу о двух из них. В погожий летний день летим с пилотом Николаем Белокопытовым в вертолете Ка-25 над Черным морем. Все системы работают в штатном режиме. И вдруг задымил правый двигатель. Поворачиваем к берегу и обсуждаем с летчиком, включать или не включать противопожарную систему? Для этого надо выключить горящий мотор. Но тогда не хватит мощности оставшегося, у которого 900 лошадиных сил, и мы упадем на воду. Решаем все-таки тянуть к виднеющейся дороге у поселка Орджоникидзе. Как назло, она приближается медленнее, чем хочется, ведь мы не на сверхзвуковом самолете. Наконец берег под нами, только садиться нельзя - внизу какие-то цистерны. Летим еще несколько минут и приземляемся рядом с асфальтом шоссе. Выскакиваем из кабины, пробуем тушить двигатель своими огнетушителями и средствами проезжающих мимо туристических автобусов. Не помогает. Жаль, если новый вертолет сгорит. И тут выручает его величество случай: к нам подъезжает пожарная машина МВД, экипаж которой был неподалеку, заметил черный шлейф дыма за винтокрылой машиной и поспешил к нам на помощь. Позже нами восхищались летчики полка, ведь мы, рискуя своими жизнями, не бросили Ка-25, двигатель которого мог взорваться. К сожалению, ровно через год Николай Павлович Белокопытов погиб после аварии самолета вертикального взлета Як-38...

Через некоторое время  на вертолёте Ка-25ПЛ  получаю вместе с лётчиком-испытателем Н.Г. Рыжковым задание уничтожить подводную лодку. Снова техника работает исправно. По моим расчетам через десять минут надо сбросить  торпеду. И вдруг замечаю: остановились все  насосы, перекачивающие топливо из резервных баков в расходный. Приборы показывают, керосина хватит минут на десять. Пытаюсь вручную поочередно запустить хотя бы один из них. Не получается. Николай направляет машину в сторону мыса Меганом, хотя вряд ли дотянем до берега. Докладываем о ЧП командованию. Сами готовимся к посадке на воду, что чревато непредсказуемыми последствиями. Топливо на исходе, мы еще над водой. И тут случается чудо – один насос оживает… Приземляемся на своем аэродроме. Вскоре комиссия определила причину отказа. Банальный человеческий фактор.  Техник, старлей Стрижак, записал в журнал о выполненных регламентных работах (надо было заменить щетки), но ничего не сделал.

- Расскажите, пожалуйста о людях, с которых берете пример в жизни, с которыми встречались во время службы в морской авиации. Приходилось ли учить новую технику уже в период службы?

- Их очень много – настоящих авиаторов, покоряющих небо, торящих дорогу в  космос. Среди них: крымчанин, дважды Герой Советского Союза Амет-хан Султан, феодосиец Герой Советского Союза Александр Пресняков, космонавты Юрий Гагарин, Герман Титов, Алексей Леонов, Владимир Джанибеков, Василий Циблиев. На аэродроме «Кировское» проходила тренировку по прыжкам с парашютом и приводнению Валентина Терешкова. Горжусь, что на полигоне Чауда я принимал участие в испытаниях систем приземления и приводнения космических аппаратов. Запомнились нелегкие будни при освоении в 1968 году дальнего бомбардировщика Ту-16 (об этом я писал в своей книге  "Помня прошлое, верю в будущее»). Тогда почти весь штурманский состав находился в командировках (за исключением тех, кто был в отпусках), на базах Северного, Балтийского и Тихоокеанского Флотов.  В состав экипажей самолетов названной серии входили 4-5 штурманов-испытателей. На аэродроме “Кировское”, по стечению обстоятельств, из штурманского состава  остался  я один. А к нам в 3-е Управление НИИ ВВС  из Штаба Военно-воздушных сил приехали два генерала с заданием: организовать и провести испытания  объёмных и вакуумных авиационных бомб для поражения целей на морской поверхности. Для этого  решили использовать носитель – морской бомбардировщик-торпедоносец  Ту-16Т.  Такие самолёты  имелись только  у нас в полку на аэродроме “Кировское”. Лётчики-испытатели  и бортовые стрелки-радисты в этот период времени у нас были, а вот из штурманов остался я один. Хотя я в основном осваивал вертолётную противолодочную тематику, именно мне предложили переучиться и поработать на бомбардировщиках. Пришлось засесть за учебники. Зачеты сдал успешно, и стал принимать участие в испытаниях  противолодочных самолётов Ил-38, Ту-142МК и других.

- Раньше была популярной песня из фильма «Небесный тихоход» со словами, что для пилотов первым дело - самолеты, а уж девушки потом. Вы с этим согласны?

- Вполне. Летчики, штурманы преданы избранному делу, небо для них действительно - родимый дом. Однако без женщин тоже плохо. Ведь это так приятно, знать - тебя ждет на земле любимая жена, дети. Я свою «половинку» нашел еще во время учебы на втором курсе училища. У нас был бассейн, куда пускали и местных. В один из дней вижу, из воды выходит симпатичная девушка. С первого взгляда запала в сердце. Подхожу, знакомлюсь. «Люда Липина», - называет себя. Охотно отвечает на мои вопросы. Учится в политехникуме, любит активный образ жизни. Стали встречаться. Убедился, сердце не подвело. 1 ноября 1969 года в отделе загса мы стали законными супругами. Родила мне Людмила Яковлевна двух прекрасных мальчишек - оба выбрали авиацию.