Лысенков: «Всё отдаю зрителям и перехожу в «сберегающий» режим»

Бес подмостков

Замечательного актера театра и кино, звезду сериалов «Бедные люди» и «ИП Пирогова» Дмитрия Лысенкова ждали в Крыму на севастопольском кинофестивале «Святой Владимир», где будет представлен фильм с его участием «Спасибо!»... Но тревожная ситуация с новой волной пандемии и сверхплотный график артиста отодвинули его свидание с Крымом до лучших времен, а нам в утешение содержательная беседа об эмоциональном выгорании, современном кино и новых проектах.

Бес подмостков
В роли Виталика, кадр из фильма "Спасибо!" (2020).

- Я впервые увидела вас на сцене Александринки в Петербурге. Вы играли гоголевского Хлестакова. И это был такой мощный посыл зрителю. Кажется, что после спектакля вы опустошены. Сколько процентов «живого» в вас остается после съемочного дня и после спектакля?

- Если спектакль прошел хорошо - приятная усталость, если что-то не задалось - опустошающая. Бывает, что свет не тот, партнер не отработал, как надо. И уже не то, не было энергообмена со зрителем. А вот съемки - это вообще очень изнурительно. На съемках мы в основном ждем. Хотя в некоторых проектах, как в «ИП Пирогова», ждать особо некогда. На съемочной площадке всегда много народа, шумно, душно. По-своему некомфортно. Нас просят выключить телефоны, не работают кондиционеры - для записи звука нужна полная тишина. И нет возможности покинуть площадку, пока коллеги не отработают свой материал. Вот и получается, что в конце дня, как выжатый лимон.

- Зрители всегда видят вас образе. И вы очень разный. А по жизни позитивный или грустный персонаж?

- Я не грустный, просто, наверное, инертный. Когда я играю, все отдаю зрителям, а потом нахожусь в «сберегающем» режиме. Хотя не всегда. С друзьями я другой - энергичный, веселый.

- Вы производите впечатление очень начитанного и образованного человека. Про вас можно сказать «горе от ума»?

- Нет никакого горя, просто чем больше знаешь, тем печальнее созерцать происходящее.

- Я пересмотрела короткометражку «Урок экологии», когда готовилась к нашему интервью. Вы играете учителя биологии, ваш персонаж неконформист. Вам импонируют такие люди? Или, наоборот, вызывают сочувствие?

- Если неконформизм ради дела, то да, уважаю. Я не люблю людей, которые плывут по течению.

В роли Валентина Вольского, кадр из сериала "ИП Пирогова-3" (2019).

- Сейчас же время подлиз, подхалимов, покладистых, остальным трудно.

- Ну почему только «сейчас». Приспособленцы в любое время жили лучше. Смею надеяться, что я не такой. Никаких выгод я никогда ни от кого не ждал, от начальства тем более.

- А с чем был связан уход из Александринского театра в Петербурге?

- Это принципиальное несогласие с тем, как построена работа в театре. Именно несогласие не позволило мне там оставаться.

- В одном из интервью вы говорили, что театр «держит в тонусе актерские мышцы». Вы актер вне театрального штата. Где бы вам хотелось поработать?

- Я пришел к выводу, что мне неважно где, важно с кем. Хорошо собраться командой единомышленников, а площадка может быть любой. Из театральных режиссеров хотелось бы поработать и с Константином Богомоловым, и с Юрием Бутусовым, и с Виктором Рыжаковым. А из кинорежиссеров было бы приятно встретиться с Борисом Хлебниковым. С ролью побольше. С Петром Бусловым еще. Сейчас я снимаюсь у Виктора Шамирова и получаю колоссальное удовольствие от того, что мы делаем.

В роли пэта Ивана Русакова, кадр из фильма "Белая гвардия" (2012).

- Банальный вопрос, кого бы хотели сыграть?

- Ох, не хочу об этом говорить. В театре мне не хватает светлых и добрых ролей. Я там почему-то чаще подлец, но очаровательный. В кино роли разнообразные. Хочется сыграть человека «со стержнем» - один против всего мира.

- Популярных актеров часто приглашают работать на телевидение. А вы хотели бы стать ведущим, например, интеллектуального шоу? Я прямо вижу, как вы остроумно комментируете ответы участников.

- Я люблю это дело, смотрю «Умники и умницы» и «Своя игра». Второе шоу - прямо мой уровень. Смотреть это интересно, а вести - скучно, с одной стороны. С другой, мой уровень IQ должен быть выше IQ участников (смеется). Я бы делал передачу о путешествиях.

В роли Роджера Смита, кадр из фильма "Шерлок Холмс" (2013).

- В российском и зарубежном кино много примеров, когда актеры становились режиссерами. Данила Козловский снял «Тренера», его подруга Ольга Зуева - «На районе». А вы хотите снимать?

- Снимать? (смеется). Нет, я прекрасно понимаю процесс. Не хочу. И даже сценарии писать - у меня на это не хватит воображения. Писать не каждому дано, а штамповать клише не стоит. Это не интересно.

- В этом году вышли три фильма, получившие поддержку Фонда кино: «Вторжение», «Лед-2» и «Вратарь галактики».

- Честно, не видел ни одного. В кинотеатры я на фантастику не хожу, а вот сыграть было бы интересно. А спецэффекты там хорошие?

- Спецэффекты отличные, но смысла маловато.

- Это проблема продюсерского кино: желание экшена затмевает смысл. Вот какой смысл в «Человеке-пауке»? В «атракционном» кино его нет.

- Какие фильмы, по-вашему, нужны нашему зрителю?

- Наверное, фильмы, которые сделают нас лучше или, по крайней мере, утешат.

В роли эксперта-криминалиста Ильи Семёнова, кадр из фильма "Мажор-2" (2016)

- Что лучше снимать на государственные деньги? При поддержке Фонда кино.

- Любые. Назидательные, развлекательные - жизнь разнообразна. С протянутой рукой может пойти любое кино. А вот получит господдержку, наверное, то, что повышает авторитет самого государства.

- Как спортивная драма «Движение вверх»? Смотрели?

- Смотрел. Да, это хорошо сделанное кино. Но мне не интересны бережно откопанные победы советского времени. Та же «Легенда 17». Если люди хотят смотреть про футболистов, хоккеистов, фигурное катание - пусть смотрят, я не против.

- Сейчас снимают фильмы, напичканные эротическими сценами. Даже в короткометражке «Спасибо», что покажут на фестивале «Святой Владимир», вы - в нижнем белье.

- Нет-нет (смеется), это совершенно безопасная короткометражка. Не «Содержанки», никаких постельных сцен там нет. Мне, как и многим актерам, приходилось оголяться, это часть профессии. Но постельные сцены с моим участием пуританские. Все-таки это эфиры федеральных каналов, поэтому мы ограничены рамками. Я бы назвал их «советско-постельные». Насчет настоящих постельных сцен... у меня есть сомнения (смеется), что я в них буду привлекателен для зрителя.

- Ну, это же как-то регулируется в контрактах актеров?

- Сначала артист читает сценарий, если там есть такие моменты, это обсуждается и прописывается в контракте. Я привык договариваться обо всем с режиссером, когда мы еще «на берегу».

Кадр из фильма "Спасибо!" (2020).

- Я видела, как Хлестаков в вашем исполнении «обрабатывал» супругу городничего Анну Андреевну и его дочь Марью Антонову. И вы делали такие характерные движения, скажем, «фрикции». Я, честно признаться, испытала культурный шок. Такое вольное прочтение Гоголя.

- Почему? У Гоголя в пьесе написано, что он «работает» над одной дамой, потом над другой.

- Может, искушенная петербургская публика это хорошо восприняла. А в провинциальных театрах?

- Мы ездили по всей России, публика очень хорошо принимала этот спектакль. Ничего в этом страшного нет, особенно для актеров. Актрисам, наверное, тяжелее, это они должны блюсти целомудрие.

- Ну, в профессии, видимо вы ничего не боитесь. А в жизни?

- У меня все страхи связаны с детьми. С их жизнью и здоровьем. Я помню случай, когда мою дочь в висок укусила мушка. И просто на глазах ее лоб сравнялся с носом. Переносица исчезла совсем. Вот это было действительно страшно.

- Вы с семьей живете в Петербурге?

- Нет, мы перебрались в Москву. У меня сейчас плотный рабочий график, съемки по 12 часов. И с детьми полноценно я провожу время только в выходные.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №41 от 7 октября 2020

Заголовок в газете: Бес подмостков