Плащ для Понтия Пилата: как в Крыму одели прокуратора и легионеров

Художник из Ялты Анна Кузнецова придумала линию одежды для героев «Мастера и Маргариты» и была удостоена за это кинопремии «Золотой орел». Мистические и бюрократические обстоятельства отодвинули во времени премьеру фильма Юрия Кары «Мастер и Маргарита» на 17 лет. К показу картина была готова в 1994 году, но из-за разногласий между режиссером и продюсерами, потратившими на ее производство 15 млн долларов, в прокат не вышла.

Плащ для Понтия Пилата: как в Крыму одели прокуратора и легионеров
Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат в фильме Юрия Кары "Мастер и Маргрита" (1994).

Кара, которого поддерживали все звездные актеры фильма, отказался сокращать авторскую 200-минутную версию до двух часов. Вторая часть неприятностей была связана с претензиями потомков третьей жены Булгакова на творческое наследие писателя. Судебным тяжбам, казалось, не будет конца… И лишь чудесным образом, аккурат в год 120-летия Михаила Афанасьевича Булгакова, компании «Люксор» удалось выкупить права на картину и наконец-то представить ее на широком экране 4 апреля 2011 года. По иронии киносудьбы, зрителям уже пришлось сравнивать работу Юрия Кары с версией «Мастера и Маргариты» Владимира Бортко, телефильм которого на экраны вышел гораздо раньше - в 2005-м.

Недобрые знаки

- Что задержало выход фильма? - и сегодня этим вопросом задается Юрий Викторович. - Возможно, и мистические обстоятельства, которые объясняются иногда вполне обычными средствами. Сперва были препятствия со стороны продюсеров, но, как только они исчезли, откуда ни возьмись появился наследник Булгакова по фамилии Шиловский. Не знаю, каким образом он получил права, поскольку у самого Михаила Афанасьевича детей не было и он никого не усыновлял. Этот человек не является наследником в чистом виде - он внук третьей жены Булгакова, Елены Сергеевны. Стало быть, он должен иметь права на наследование ее трудов, но не Булгакова! Этот «наследник» портит нервы и издательствам, и нам портил, не позволяя выйти фильму «Мастер и Маргарита», когда продюсеры уже решились выпустить картину на широкий экран. С ним вроде бы уладили вопросы (цена вопроса, по словам продюсеров, превышает 15 млн. $ отступных - прим. авт.), чтобы всё было в правовом поле. Примечательно, что дед Шиловского (в 1931 г. начальник штаба Московского округа - прим. авт.) стрелял в писателя в порыве ревности, когда Елена Сергеевна уходила к Михаилу Афанасьевичу. То есть потомок человека, который пытался застрелить Булгакова, теперь обладает правами на его литературное наследство!..

Режиссер Юрий Кара на фестивале "Святой Владимир" в Севастополе, фото Ольги Бурцевой.

Юрий Кара первоначально готовил встречу Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата в Крыму. На полуострове планировали снимать Иудею - почти все эпизоды «ершалаимской линии». И к осени 1991-го у стен Судакской крепости уже выстроили декорации. Сотни военнослужащих были «мобилизованы» на массовку, а в загонах начала съемок дожидались козы, ослы и верблюды.

Декорация Иерусалима Юрию Викторовичу понравилась, но, когда он увидел верблюдов - разразился громкий скандал. Очевидцы свидетельствуют: Кара ругался громко и долго. Оказалось, что вместо необходимых одногорбых дромадеров в Судак пригнали двугорбых бактрианов, которых на Ближнем Востоке ну никак быть не могло. Сейчас даже трудно представить, что создатели «сериалов на скорую руку» обратили бы внимание на горбы… Потом еще выяснилось, что утвержденный на роль Иешуа актер Николай Бурляев сниматься не может - он не получил благословения церкви на эту работу! А еще из Москвы до Крыма оператор не доехал, и пленку не привезли, и в довершение всех неприятностей погода испортилась до полной мерзопакостности. Недобрых знаков появилось столько, что крымско-иудейскую кампанию вообще отменили. Только через год группа Кары отправилась за натурой на Святую землю - снимать в Израиле. Но яркий крымский след у картины всё равно остался, благодаря художнику по костюмам Анне Кузнецовой. К слову, Анна Ивановна (вдова Валерия Павлотоса - прим. авт.) за работу в этом фильме получила «Золотого орла» - премию Национальной Академии кинематографических искусств и наук России. И тоже ведь этот «орел» прилетел к ней с опозданием - вручили в 2012 году!

На съемках фильма "Империя пиратов" в Крыму, 1993 г., фото из архива Анны Кузнецовой.
Мундир основателя Либерталии - работа Анны Кузнецовой.

Юрий Кара предложил ей разработать линию одежды для иудейской части своей картины, после того как случайно в 1991 году на Ялтинской киностудии увидел ее боевые доспехи монгольских воинов, созданные к фильму киргизского режиссера и сценариста Толомуша Океева «Чингисхан» (1992). Режиссера впечатлила достоверность, детальная проработка и качество исторических костюмов…

Достоверность с хвостами и перьями

Кузнецовой пришлось сначала перелопатить массу источников на этапе прорисовки эскизов, чтобы потом придумывать свою технологию изготовления доспехов римских легионеров и облачения иудейского первосвященника. Ведь в СССР последний раз за экранизацию истории «из жизни Древнего Рима» брались в 1926 году, и то, к сожалению, эта лента режиссера Мухсин-Бея «Спартак», снятая на Одесской киностудии, не сохранилась.

Доспехи Крысобоя, фото из архива Анны Кузнецовой.
Валентин Голубенко в роли Крысобоя.

- От стилизации костюмов мы отказались еще при первом обсуждении их с Юрием Викторовичем, - говорит Анна Ивановна. - Я советовала всё делать максимально достоверным, и это, естественно, усложняло работу. Кроме персонажей первого плана, таких как Понтий Пилат, Иешуа, Каифа, Левий Матвей, нужно же было одеть и многочисленную массовку. А это первый век нашей эры, Иудея! Сотни халатов и головных покрывал мы шили из выкрашенной в разные цвета мешковины, которую нам в Ялту привозили машинами. Весь пошивочный цех Ялтинской киностудии был задействован. Специально заказывали кожаную обувь. И еще металлические доспехи для римских легионеров - 20 пеших костюмов и 10 конных. Элементы рельефного латунного панциря Понтия Пилата отдельно отливали и клепали в Киеве. А чешуйчатый доспех центуриона Марка Крысобоя я сначала с помощницей вырезала из картона, чтобы посмотреть, каким должно быть сплетение. Потом каждую чешуйку нам отливали из меди на заводе «Море» под Феодосией, так же как и сложные сферические шлемы. Готовый костюм центуриона весил не менее 20 кг! Мощный актер Валентин Голубенко мог надеть его только с помощью двух-трех ассистентов. Шлемы же еще украшали: у простых воинов - это конская щетина, у Крысобая - орлиные перья. Нам по заказу привезли с птицефермы ворох выдранных петушиных хвостов: белоснежные перья пошли на шлем Пилата, а вот для легата пришлось их покрасить в ярко красный цвет. Справились и с украшением плаща на Понтии Пилате - том самом, который золотом вышит с «кровавым подбоем». Откуда золото достали? В военторге купили галун золотистого цвета, который предназначался для фуражек, потом вырезали из него сотни лепесточков лавровых и пришивали их по всему плащу.

При подготовке костюмов к съемкам не обошлось без казуса. Шлем для Понтия Пилата заказали размера XL на большую голову - в окружности 60 см, на всякий случай с запасом. Но у Михаила Ульянова она оказалась еще больше - 62 см!

- Это же не фрак, который подогнать можно, а литой шлем - ни увеличить, ни уменьшить уже, - уточняет Анна Ивановна. - И только в самых необходимых сценах Ульянов его с трудом надевал, а так всё время носил в руках...

В историю по туристической визе

Не всё гладко складывалось у Юрия Кары и во второй попытке снять свой Ершалаим. Съемочная группа вылетела в Израиль по туристическим визам в сентябре 1992-го - поэтому срок пребывания на Земле Обетованной был ограничен тремя неделями. Группа базировалась в отеле города Акко (в 18 км от Хайфы). А загруженный до предела реквизитом автобус заранее отправили своим ходом в Турцию, чтобы потом на пароме через Лимасол на Кипре переправить в Хайфу. Но автобус выбился из графика (столько границ и таможен!) и опоздал к парому, а следующий рейс - через неделю! Съемки опять оказались под угрозой срыва.

Легендарный плащ с красным подбоем, фото из архива Анны Кузнецовой.
Михаил Ульянов блестяще воплотил образ Понтия Пилата, кадр из фильма.

- В автобусе же были не только костюмы, но и кресты на Голгофу, сделанные в Москве на студии имени Горького, трон Понтия Пилата наших ялтинских мастеров, оружие, посуда, - перечисляет Анна Ивановна и переживает так, как будто ее путешествие продолжается и сейчас. - На собрании нам сказали, что единственный выход - самолетом, но это по 70 долларов за 1 килограмм груза. Когда посчитали, сумма выходила баснословной. Юрий Викторович пришел к нам бледный, сказал, что картина закрывается. Ну, естественно, тут же посыпались упреки - зачем надо было делать такие тяжелые костюмы. На что я отвечала: «Вы же сами требовали, чтобы всё было максимально достоверным без бутафории».

Узнав о беде русских кинематографистов, предприимчивые театралы из числа бывших соотечественников тут же подсуетились и предложили напрокат свои костюмы и реквизит из спектаклей на схожие темы. И продюсер картины Владимир Скорый, на деньги которого снимали фильм, уже готов был пойти на сделку с израильтянами.

На съемках в Иерусалиме, 1993 год. Из архива Юрия Кара.

- Юрий Викторович разбудил меня в 4 часа утра и сказал, что только я могу переубедить Скорого, - вспоминает Анна Ивановна. - Я, вообще-то, красноречием не отличаюсь, но, видимо, состояние у меня было такое - это сколько же труда вложено в эти костюмы! - что мне удалось подобрать нужные слова. Я сказала, что театральный хлам нам не нужен и лучше потерять несколько съемочных дней, но затраченные деньги на перевозку окупятся потом, если зрители увидят великолепных актеров в правдоподобных костюмах, а не в каких-то бутафорских наборах. И он согласился, хотя ему было тяжело смотреть на то, как несколько дней вся группа за его счет бездельничает на берегу Средиземного моря. Но когда наши костюмы всё же прибыли и стали одевать людей - эта фактура, запах кожи, блестящий металл - эффект был потрясающий! Сам Скорый, как увидел римские доспехи - выбрал себе костюм легата и решил в нем сниматься: без слов, но зато в сценах рядом с Понтием Пилатом!

Чудеса и мастерство

Съемки в Израиле проходили по-настоящему в экстремальных условиях. Открытая гористая местность: ни кустов, ни деревьев, только фанерные щиты и натянутые тенты. Жара под 40 градусов и выше, а люди в коже, металле, мешковине. На съемочную площадку подвозили бочки со льдом.

- Мы спасали актеров от тепловых ударов, как могли, - говорит Анна Ивановна. - Мочили тряпки в ледяной воде и накладывали на доспехи, которые просто невозможно было снять между дублями. Там же уйма пряжек, застежек, шнуровок. Ну разве что шлемы реально было снять, потому что они раскалялись, как сковородки!

Николай Бурляев сыграл одну из лучших ролей в своей карьере, кадр из фильма.

И в этой ситуации съемочная группа была потрясена выдержкой и самоотдачей Николая Бурляева, Михаила Ульянова, Льва Дурова…

- Я была в числе тех, кто вначале не воспринял выбор Кары на роль Иешуа именно Бурляева, - искренне признается Анна Кузнецова. - Он долго выбирал, на заметке в его обширном списке был и кто-то из певцов: Тальков или Малинин. Но в Израиле даже самые стойкие скептики были потрясены работой Бурляева. Как он преображался - это просто нереально! Перед тем как войти в кадр, он стоял за щитом, никто его не видел и не смел подойти к нему (он вообще и после съемок ни с кем почти не общался, был нелюдим, на все наши «пожалуйста» что-то бурчал себе под нос), и группа могла ждать его 5, 10, 20 минут. Но когда он выходил - это уже был другой человек, с иным лицом и энергетикой, из другого времени. Бурляев же заикается, но, когда его устами говорил Иешуа - он уже не заикался!

Удивлял своим перевоплощением и Михаил Ульянов. Очевидцы тех событий были особенно потрясены, когда на съемочную площадку впервые привезли неаполитанского мастиффа - здоровенный злобный пес без команды подошел и лег у ног актера и потом как цуцик везде ходил за ним по пятам. Хозяйка собаки даже испугалась - что это русские сделали с ее собакой?!

Анна Кузнецова на съемочной площадке фильма "Гамлет. ХХI век", фото из архива А. Кузнецовой.

После полного приключений путешествия в Израиль съемочная группа Юрия Кары вернулась домой уже с уверенностью - фильм будет! Московские эпизоды снимали летом и в ноябре 1992-го: «Бал сатаны» - в усадьбе Марфино (25 км от Москвы); дом Маргариты - в особняке на Остоженке; в Саду театра - сцены «Кабинет Римского», «Двор Варьете», «Туалет»; в Театре Маяковского - сцену «Варьете»; встреча Мастера с поэтом Иваном Бездомным - в Сокольниках, дом № 9 в Мансуровском переулке; а также - на крыше Дома Пашкова, на Арбате, Земляном валу и Красной площади. Всего за время производства фильма было подписано более 5000 контрактов и задействовано, включая массовку, около 3000 исполнителей.

До отложенной на 17 лет премьеры мы с Юрием Викторовичем не раз встречались в Крыму на съемках других его фильмов и, естественно, в разговоре затрагивали и эту тему.

Юрий Кара в Свято-Владимирском соборе в Херсонесе, фото Ольги Бурцевой.

- Я недавно пересматривал картину и могу сказать, что она, к счастью, пока не устарела, - уверял режиссер Кара. - Когда мы снимали в начале 90-х, уже была доступна компьютерная графика, но я тогда сознательно не стал ее использовать. Мы снимали именно в стиле романа, учитывая, что он был написан в 30-е годы и Булгаков оперировал теми чудесами, которые были тогда в ходу. Возможно, картина будет не так эффектно смотреться, но это и к лучшему, потому что на фоне новых технологий это было бы уже и смешно, по сравнению с тем, что творят, например, создатели «Властелина колец» или «Аватара». Мы старались очень бережно отнестись к первоисточнику. Видимо, это и подкупило композитора Альфреда Шнитке, согласившегося написать музыку к фильму. Он ведь к тому времени уже полностью ушел из кино в академическую музыку, но когда посмотрел отснятый нами материал, то согласился сотрудничать и, я считаю, написал гениальную музыку. Ее плодов он, как и некоторые снимавшиеся в фильме артисты, увы, не увидел. Ну а потрясающая игра великолепных актеров - Ульянова, Гафта, Бурляева, Весника, многих других - останется на все времена и будет настоящим откровением для зрителей. Кстати, у Гармаша это была первая заметная роль в кино, и его публика могла бы открыть намного раньше. Поэта Бездомного он сыграл, по-моему, незабываемо. И Ракова тогда мало кто знал: после Мастера его судьба в кино также могла бы сложиться совсем иначе. В общем, много судеб оказалось подрубленными вместе с этим фильмом, в том числе и моя...

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №11 от 11 марта 2020

Заголовок в газете: Крымский плащ для Понтия Пилата