Искусство жениться: Музтеатр порадовал зрителей первой премьерой

Как важно быть серьёзным...

27.10.2019 в 16:36, просмотров: 1077

Да, конечно, это напоминание о названии оригинальной комедии Оскара Уайльда, из которой либреттист Евгений Муравьев составил более-менее подходящий вариант для музыкальной партитуры Владимира Баскина, и всё это было поставлено на сцене Академического музыкального театра РК под названием «Искусство жениться».

Искусство жениться: Музтеатр порадовал зрителей первой премьерой
У бравых парней и леди Брекнелл (арт. Л. Васильева) заплясала.

Владимир Косов, режиссер-постановщик, дал спектаклю жанровое определение «Музыкальная комедия», справедливо полагая, что опереттой это назвать нельзя, поскольку здесь нет цельного музыкального решения, да и настоящими ариями или дуэтами вокальные номера назвать можно весьма условно - что никак не умаляет исполнительского мастерства актеров.

Мюзиклом это назвать еще меньше оснований, поскольку не было даже попыток вокализировать уайльдовский текст. То есть то, что от него осталось при старании вогнать трехактную комедию «Как важно быть серьезным» в два акта, - учитывая также, что добрую треть сценического времени занимают упомянутые зонги и танцы, кстати с завидной изобретательностью и мастерством поставленные А. Гоцуленко.

Четыре общих плюса

Будем справедливы, театр сделал очень много для успеха спектакля.

Злата Цирценс удачно, хотя и без особой изобретательности, с оглядкой на необходимость простора для танцев, выстроила сценическое пространство и разработала костюмы, с ощутимой иронией пройдясь по вкусам британской аристократии поздней викторианской эпохи. Особенно удачно получилось с костюмами Джона. Легкой стилизацией в первом акте подчеркивается, что он хоть и гуляка, но все-таки мировой судья; зато во втором, когда он изображает мифического шалопая, костюм уже на грани экстравагантности.

У Александра Гоцуленко получилось поставить все танцы, в том числе и танец «с предметами», неизменно с внешней легкостью и милыми аллюзиями времени фин-де-сьекль. Вполне приличным, как бы соотносимым с моралью Англии конца позапрошлого века, оказался и канкан. В танго удачно оказались вовлеченными вокалисты и драматические герои. Танцевально-пластическая труппа в этом спектакле невелика, но умело подобрана и работает - что особенно приятно, учитывая премьерный показ, - практически без помарок. Танцоры даже изящно устраняли проблемы с бутафорией…

Ну как же без канкана...

Оркестр под руководством Эльмиры Мухтерем без каких-либо затруднений справился с несложной музыкой В. Баскина. Темп подачи зонгов, понятно, задавался партитурой, но, кажется, может быть и чуточку оживлен. А их длительность, пожалуй, могла бы и сократиться, причем совершенно безболезненно для восприятия, поскольку тексты почти не несут смысловой нагрузки.

В режиссуре было много удач, ряд мизансцен иначе как остроумными не назовешь. Чего стоят, например, возня со штангой или решение сцены выяснения отношений между влюбленными девушками в виде боксерского поединка. Да еще с забавным участием Лейна, второй ипостаси дворецкого. В соответствующих сценах неплохо обыгрывались фактуры и Л. Васильевой, и И. Юрченко, а если и были чрезмерности в выстраивании ролей А. Фомина, то преимущественно в первом акте, где актер изображает Мерримена непомерным пьяницей.

Ах, эти милые лица

Что касается в целом актеров, то все они заслуживают добрых слов. Полноценная труппа театра позволила подобрать актеров и актрис, физически соответствующих персонажам. Разве что Р. Барышев выглядит излишне зрелым для роли Монкриффа, а замечательная Ольга Котляренко - слишком моложавой для мисс Призм, что, впрочем, нивелируется презабавными ухаживаниями ее героини за доктором Чезюблом. О. Котляренко, похоже, была предоставлена полная сценическая свобода, и уж она воспользовалась этим в полной мере, однако же мастерски избегая и чрезмерного комикования, и излишней драматизации.

Леди Брекнелл в исполнении Л. Васильевой заметно отличается от экранных и ряда сценических образов (в том числе и в театре им. Луначарского), то есть от почти что хрестоматийных символов «старой» британской аристократии. Но в этом своем решении она органична и мила, разве что драматургически необходимой жесткости ей недостает.

Сесили (арт. А.Пинчук) и Джон (арт. В. Головин).

Обе молодые героини (Гвендолен - В. Скокова, Сесили - А. Пинчук) построили свои роли на уместном балансе наигрыша, серьезности и трезвого расчета, а их внешность, вокальные и, в известной мере, пластические способности обеспечили хороший зрительский прием.

Больше всего удовольствия доставила пара Джон/Джек (арт. В. Головин) и Алджернон (арт. Р. Барышев). Не случайно в премьерном спектакле ими было заслужено больше всего аплодисментов. По-видимому, их игра в наибольшей мере обеспечила удачу спектакля, в котором - об этом ниже - нельзя не отметить существенных недочетов. Их динамичная «перелицовка», то есть смена сценических масок в соответствии с ходом интриги, плюс отменный вокал и пластика, позволяющая достойно участвовать в танцевальных сценах, вызывают симпатию и уважение. Можно сказать, что каждая отдельная сцена с их участием, равно как сцены с «мисс Призм» и некоторые эпизоды с Гвендолен и Сесили, хороши.

Гвендолен (арт. В.Скокова) и Алджернон (арт. Р.Барышев).

Но, увы, не спектакль в целом.

Темп и время

О факторе времени надо сказать особо.

Выяснение отношений: в центре - засл.арт. А. Фомин.

Если первый акт кажется лишь несколько затянутым, в первую очередь из-за неоправданно длинных вокальных номеров, разбивающих действие, но никак не поддерживающих его, и только затем из-за вялого темпоритма, - то акт второй затянут уже определенно. При этом никак нельзя пенять ни на текст, оставленный от оригинала после стараний достаточно мастеровитого либреттиста, ни на прочтение его актерами, ни на изобретательность постановщика в организации мизансцен. Излишние паузы, излишняя акцентировка несущественных моментов (скажем, аппетита Алджернона), медлительность в подаче искрометного текста диалогов и, главное, совершенно ненужные повторы зонгов из первого акта уже просто утомляют зрителей, даже незнакомых с классикой английской драматургии XIX века и ожидающих развязки комедийной интриги.

Старая максима

Скажем так: нельзя требовать от театра, чтобы он работал в «режиме штамповки звезд», чтобы выдавал спектакли один удачнее другого. Тем более что окончание прошлого сезона отмечено «Тремя мушкетерами» и «Леонардо», а в начале нынешнего - заявлена встреча с «Травиатой», оперой, которую уж если ставят, то обязательно хорошо.

Мисс Призм (засл. арт. О. Котляренко).

Но не следует забывать, что совсем недавно мелькнула на основной сцене и укатилась куда-то в провинцию «Баба Шанель», решенная настолько слабо, что вместо предполагаемого умиления вызывает пароксизм русофобии. Что «Алые паруса» не вытягивает по-настоящему ни музыка Максима Дунаевского, ни хорошие голоса ведущих вокалистов. Что в современном балете очевидна эклектика и какая-то небрежность в реализации интересных замыслов.

О давних и перелицованных спектаклях здесь и речи нет, а только о существенных недочетах в работах последнего времени.

На пресс-конференции, посвященной открытию сезона, в частности говорили о большом успехе Академического музыкального театра РК на всех гастролях, в том числе и в Екатеринбурге, где работает сильный и зрелый Свердловский театр музыкальной комедии, - мы могли с ним познакомиться недавно. Уверен, это не пустые слова, учитывая, что на гастролях было показано лучшее из репертуара. Вот это и повод вспомнить старую максиму: «Мастер не тот, кто может сделать хорошо, а тот, кто не может сделать плохо».


|