Цыплёнок табака для Доги, или Нелётная погода композитора

История одного кадра

10.08.2019 в 15:42, просмотров: 1583

История одного кадра - наша рубрика с душой, под которой мы собираем истории наших замечательных крымских фотографов и их не подвластные времени памятные снимки. На этот раз в фокус попала дружба признанного мастера Олега Кожуховского и гениального композитора Евгения Доги.

Цыплёнок табака для Доги, или Нелётная погода композитора

Совершенно неожиданно просторы необъятной Советской страны сжались для них в точку пересечения. Олег Кожуховский и Евгений Дога встретились в VIP-зале симферопольского аэропорта. Рейс композитора задерживался, а в душе фотографа звучала потрясающая мелодия вальса из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь»…

Отложенный рейс

Встречи по причине задержки авиарейса могло и не быть, если бы во времена развитого социализма знаменитые деятели культуры и депутаты Верховного Совета СССР - а Евгений Дога был не только известным на всю страну композитором, но и народным избранником - ходили под бдительной и злобной охраной. К счастью, настоящие звезды тогда звездной болезнью не страдали и были в меру близки к народу.

- Я был внештатным фотокорреспондентом газеты «Крымский комсомолец» и встречал «от имени и по поручению» какую-то спортивную делегацию, - вспоминает Олег Кожуховский. - Встреча состоялась, и я заглянул в VIP-зал. Там ожидал свой рейс на Москву, который почему-то задерживался, замечательный композитор - Евгений Дмитриевич Дога. Никакого сопровождения с ним не было. Мы познакомились, и я пригласил его к себе домой.

Известный на весь СССР и за его пределами композитор принял приглашение. Такси уносило Олега Кожуховского и Евгения Догу в обычную крымскую квартиру. Впрочем, приколачивать к ситуации бирку заурядности не стоит: Олег Кожуховский - не только замечательный фотограф. Он имеет еще одну творческую специальность, которая, пожалуй, раскрыла перед Евгением Догой неожиданные ракурсы крымского гостеприимства. Олег Кожуховский - профессиональный повар, знающий толк в деле приготовления пищи. Уже в такси он составил для замечательнейшего гостя меню, одно упоминание о котором навевает мысли о счастье.

- Ничего особенного, - скромничает Олег. - Я приготовил для Евгения Дмитриевича цыплят табака. Таксист, который нас вез, оказался замечательным парнем. Заказ привезти хорошее крымское вино выполнил отлично - привез коллекционный мускат белый красного камня. По советским меркам это удовольствие было не из дешевых: бутылка обошлась в двадцать пять рублей.

Утраченные артефакты

Но Евгений Дога к вину не притронулся: он уговорил Олега Кожуховского не откупоривать бутылку. Очень ошибется тот, у кого в голове мелькает мысль: «Взял домой на память». Маэстро ничего себе не взял. Он посоветовал элегантному хозяину оставить коллекционный мускат до лучших времен. Приберечь вино для события, которое будет куда более достойным поводом пригубить изящество, созданное руками крымских виноделов. Олег Кожуховский принял доводы гостя, и ожидание самолета перешло на новый уровень общения - духовный.

- У меня есть любимая мелодия - вальс Евгения Доги, прозвучавший в фильме «Мой ласковый и нежный зверь», - говорит наш собеседник. - Конечно, я рассказал об этом автору прекрасной музыки и показал пластинку, которая хранилась в домашней фонотеке. Евгений Дмитриевич взял в руки пластинку, попросил ручку и оставил на конверте памятную надпись. К сожалению, этот дорогой подарок у меня не сохранился.

Крымское время неумолимо пробежалось стрелками часов по приятному общению. Такси умчало Евгения Догу в аэропорт, где он благополучно занял свое место в самолете и улетел в Москву. Но встреча в аэропорту провинциального Симферополя, не откупоренный мускат и звуки удивительного вальса сделали друзьями двух безгранично далеких друг от друга людей. Олег Кожуховский не летал в Москву к Евгению Доге, и Евгений Дога больше никогда не сидел за столом в симферопольской квартире Олега Кожуховского. Был снимок, который сделал на память фотокор «Крымского комсомольца», но вместе с конвертом от пластинки фирмы «Мелодия», на которой был записан вальс Евгения Доги, он не сохранился до наших дней.

- Я тогда снял Евгения Дмитриевича на пленочный «Киев», - вспоминает Олег Кожуховский. - Когда снимок пропал, я огорчился. Думал, что всё: больше судьба не даст шанса снять автора любимой музыки. Но судьба распорядилась иначе - лет десять спустя мы снова встретились и снова оказались по разные стороны объектива.

Дворцовая интрига

Не будем забывать, что Крым в советское время был не только всесоюзной здравницей, но и эпицентром культурных событий. Снимая очередной кинофестиваль в Ялте уже для «Крымских известий», Олег Кожуховский увидел среди знаменитых гостей знакомое лицо.

- Смотрю - сидит человек, совершенно седой и очень знакомый, - восстанавливает хронику событий фотограф. - Пригляделся - мой дорогой друг, невероятно скромный и необъятно талантливый - Евгений Дмитриевич Дога. Я подошел, мы встретились очень радушно. Знаете, бывают такие люди, с которыми очень легко, которые даже после долгого отсутствия в твоей жизни кажутся только что закрывшими за собой дверь твоей квартиры.

С пленочными камерами на тот момент Олег Кожуховский простился. На балконе Ливадийского дворца он «щелкнул» Евгения Догу уже на цифровой «Никон». Судьба на этот раз оказалась благосклонной к фотографии - улыбающийся и при этом немного грустный Евгений Дога смотрит на наших читателей, знающих цену крымским встречам. Это сложно объяснить, но едва уловимые штрихи портрета, может, некая застенчивость, свойственная композитору, ясно дает понять, что Евгений Дога очень дорожит и Крымом, и другом. Пожалуй, камера остановила мгновенье, в котором сплелись тысячи оттенков чувств, именно таких, которые рождают музыку в душе.

Другая жизнь

Жизнь плетет немыслимые полотна, тонкие нити которых связывают на первый взгляд не похожих людей и не совместимые события. Олег Кожуховский, признанный профессионал, в активе которого годы работы с камерой, сотрудничество с десятками газет, персональные выставки и, конечно, встречи с удивительными людьми, мог и не стать фотографом. Работая поваром в вагоне- ресторане, он уезжал с нашего вокзала по маршрутам «Симферополь - Рига» и «Симферополь - Москва». Под стук вагонных колес он менял города и полустанки, но всегда возвращался в Симферополь и брал в руки фотоаппарат. Никакого заработка простенький пленочный «Зенит» гостю нашей рубрики не сулил. Чем может порадовать штатного повара должность внештатника в совсем молодой газете «Крымский комсомолец»? Сама идея выглядит абсурдно, но Олег Кожуховский так не считал. «Крымский комсомолец», «Крымская правда», «Крымское время» - можно долго перечислять издания, где публиковались его снимки. На заслуженный отдых мастера фотографии, снимавшего в репортерском стиле первых лиц Верховного Совета автономного в составе Украины Крыма, проводили из парламентской газеты. Журналисты, имевшие возможность сотрудничать с Олегом Кожуховским, хорошо помнят его уютный кабинет, где сначала проявлялись и печатались пленочные снимки, а потом возникали из цифровых глубин фотографии, сделанные на восьмидесятом «Никоне». Профессионализм, педантичность, безотказность - и всё это с ароматом непревзойденно приготовленного кофе. Нет никаких сомнений и сейчас, что, когда за дело берется Олег Кожуховский, у него всё получается как по нотам любимого вальса, написанного добрым другом - Евгением Догой.