Ирина Лачина: "Крым удивительное место, созданное и для съемок, и для кинофестивалей"

Леди на все времена

02.05.2018 в 13:04, просмотров: 731

Замечательная актриса Ирина Лачина побывала в Крыму, и наши зрители могли видеть ее в комедийном спектакле «37 открыток, или Та еще семейка» по пьесе Майкла Мак-Кивера, который с успехом прошел на театральных сценах Симферополя и Севастополя. 

Ирина Лачина:

И когда мы упоминаем имя Ирины Лачиной, в первую очередь вспоминают ее роли в сериалах «Леди Бомж» и «Леди Босс», а потом также и то, что она дочь той самой Светланы Томы - цыганки-красавицы из «Табора, который уходит в небо». К своей известности ей пришлось идти, преодолевая помимо прочих препятствий еще и инерцию былой популярности ее мамы. Если у Лачиной что-то получалось - ее критики воспринимали это со скидкой: «Ну, у такой актрисы с дочкой иначе и быть не могло - талант от таланта…» А в случае провала ревнители готовы были ехидно констатировать: «На детях природа отдыхает». Так, почти незамеченными остались ее успешный дебют - еще 16-летней девушки - в картине Всеволода Шиловского «Блуждающие звезды», а также призы международных кинофестивалей за фильмы, которых у нас никто не видел, и театральная премия им. Веры Холодной 1999 года в номинации «И божество, и вдохновенье».

- Ирина, вы частый гость крымских фестивалей, но сниматься на полуострове вам не доводилось. В своих гостевых экспедициях с любимыми местами в Крыму определились?

- Я очень люблю Ялту. Каждый раз, когда приезжаю, с удовольствием отправляюсь гулять по городу. Вообще, Крым удивительное место, здесь удивительные горы с неповторимой энергетикой. И то, что здесь в советское время была построена киностудия, тоже не просто так. И даже еще раньше советского времени здесь уже снимали кино… Удивительное место, созданное и для съемок, и для кинофестивалей.

- Кстати, российские кинофестивали вас наградами поначалу не жаловали - первые призы вместе с признанием вы получали за границей…

- В Польше я узнала, что такое кинослава. В 1998 году там на экраны вышел фильм режиссера Яцека Бромского «У Христа за пазухой». Когда ехала на съемки, точно не знала, какую роль буду играть. До этого у меня было две пробы - на роль главной героини и девушки второго плана. На съемочной площадке узнала, что утверждена на главную роль. Вторым сюрпризом стало то, что играть надо было на польском языке. Мне помогли за несколько дней кое-как овладеть речью - хорошо еще, что моя героиня по сюжету русская и имела право на огрехи в языке. Помогла и моя склонность к изучению языков. В школе, которую я закончила с медалью, хорошо выучила английский, в институте - французский, и также на съемочной площадке, но уже в Венгрии, на съемках исторической картины «Бриджмен», венгерский. Этот язык дался мне труднее остальных - это же финно-угорская группа, аналогов практически нет. Сейчас вполне приемлемо изъясняюсь… А картина «У Христа за пазухой» действительно имела большой успех в польском прокате, даже вышла по сборам на первое место. И потом на Национальном фестивале в Гдыне я получила Гран-при за лучшую роль. Со сцены со словами благодарности я обращалась на польском. В те дни я оказалась в центре внимания польских журналистов, было много интервью, статей с приятными отзывами, в одной из них меня даже сравнили с легендарной Одри Хепберн.

- А у нас в стране когда вас «догнала» популярность?

- Я даже помню этот день. После того как запустили сериал «Леди бомж», я, спускаясь в метро, покупала газету. Деньги протянула не глядя. Беру газету и чувствую, что женщина ее не отпускает. Вопросительно поднимаю глаза и не успеваю ничего сказать, как она выпаливает на всю станцию: «Вы бомж?!» Я удивилась: «Я? Нет». А она не унимается, кричит: «Ну как же? Вы же бомж! Я видела вас по телевизору!» Мне как-то удалось выдрать газету и прорваться к выходу с осознанием, что это какое-то сумасшествие. И в тот же день, когда возвращалась после репетиции в театре, опять же в переходе метро, как-то спиной почувствовала, что меня кто-то преследует. Стала присматриваться к отражению в киосках и заметила, что за мной идет человек в черном пальто. Я ускоряю шаг, и он ускоряет. Тогда я, как Штирлиц, останавливаюсь возле киоска, вроде что-то рассматриваю, чтобы он прошел вперед. Вижу в отражении - он остановился. Понимаю, что надо бежать, разворачиваюсь, и в этот момент он делает шаг ко мне. Кричу: «Что?!» А он: «Дайте автограф!» - «Зачем?» - «Вы же артистка?» Отвечаю честно: «Да». Человек в черном: «Жене». Этих двух персонажей я запомнила на всю жизнь.

- Амплуа сериальной «леди» не мешало карьере, как в свое время вашей маме - актрисе Светлане Томе - почетное звание «главной киноцыганки страны»?

- Многие режиссеры видели в ней только роковую красавицу, потому мама, прекрасная характерная актриса, долго оставалась «за кадром». Что касается меня, то я не обделена предложениями - они разные и есть из чего выбирать.

Справка МК
Ирина Лачина родилась 29 августа 1972 года в городе Бельцы (Молдавия). Дочь актеров Светланы Томы и Олега Лачина. В 1993 году окончила театральное училище имени Б.В. Щукина. Работала в Театре на Таганке, затем в «Современнике», сейчас играет в антрепризах и много снимается. На большом экране дебютировала еще студенткой с ролью Рейзл в фильме Всеволода Шиловского «Блуждающие звезды» (1991), а всенародно известной стала после сериала «Леди бомж» (2001). В роли Лизаветы Басаргиной снималась и в продолжении этой истории - «Леди босс» (2002) и «Леди мэр» (2003). Остается любимой и востребованной режиссерами и сегодня - главные роли в фильмах «Подарок судьбы» (2009), «Белый налив» (2010), «Я подарю себе чудо» (2010), «Охраняемые лица» (2011), «Только ты» (2011), «Собачья работа» (2012), «Контакт» (2013), «Юрочка» (2015), «Воронины» (2016-2017).

- Как отражалась на вашем актерском становлении известность мамы?

- Поначалу мешала. Когда дети и взрослые узнавали, что я дочь той самой Светланы Томы, то сразу набрасывались с расспросами о кино и как-то забывали обо мне - единственной. Поэтому я долгое время специально акцентировала, что я не Ирочка Тома, а Ирина Лачина. Это фамилия отца. Он был тоже актером, но погиб, когда мне было всего восемь месяцев. Даже в театральное училище поступала в глубокой конспирации, чтобы не было никаких скидок. Только в середине курса мой преподаватель Александр Ширвиндт узнал, что я дочь Светланы Томы. Мама как-то забыла ключ от квартиры и забежала за ним ко мне на занятия. В коридоре они случайно встретились. Ширвиндт спросил: «Светка, а ты что здесь делаешь?» Она и ответила: «Да у меня тут дочь на первом курсе учится - Ира Лачина». Так я и раскрылась. Ну, а сейчас у меня уже свой путь, своя карьера…

- И можно сказать, что живете счастливо и в достатке?

- Мы с мужем как-то раз и навсегда для себя вывели формулу - денег всегда ровно столько, сколько их нужно. Если кажется, что мало, не нужно паниковать, надо постараться расслабиться и получить удовольствие от той ситуации, которая есть. Я себя к этому приучила. Моя же семейная жизнь начиналась с нуля. У нас бывали ситуации, когда в доме ничего, кроме блинной муки, не было. И потом, я родила Машку не в самое благополучное время - это был 1991 год, я была на 3-м курсе театрального училища. Ушла в роддом рожать в СССР, а вышла из него - в СНГ. Тогда были жуткие проблемы с продуктами, и я так же, как все, на восьмом месяце беременности стояла в очереди за талонами на продуктовый набор: 1 кг сахара, 0,5 кг масла, пачка чая и пакет макарон. Но со временем становилось всё лучше и лучше… Теперь в нашей квартире может разместиться весь мой зоопарк. У меня семь кошек, две морские свинки, три водяные черепахи и аквариум с рыбками. Я с детства интересуюсь животными. Однажды, еще в Молдавии, притащила домой с помойки сразу шесть котят. Мама только руками развела, но уже через два часа мы вместе кормили котят из пипетки.

- Как восприняли предложение сыграть в «Тяжелом песке», где вам пришлось стареть на экране?

- Если честно, в моей актерской жизни было мало таких картин, где бы я по-настоящему очень-очень хотела сниматься. «Тяжелый песок» Дмитрия Барщевского - одна из них. Я была счастлива, когда после проб мне сообщили, что я утверждена на роль Рахили Рахленко. Почти год я провела на съемках. Это 16 серий - настоящая киносага, в основе которой роман Анатолия Рыбакова. Такой сюжет - мечта всех актеров. И у меня главная роль, которую я не играла, а жила ею. На экране я прожила всю жизнь Рахиль - от молодой девушки до женщины преклонного возраста. (Ее дочь Дину сыграла Нелли Уварова - прим. авт.) Ее история начинается в начале ХХ века и заканчивается во время войны. Интересен не только такой широкий возрастной спектр героини - от 17 и за 50, но и то, что в ее жизни была настоящая любовь. И эту любовь убивают. Казнь в гетто для меня была самой сложной сценой - я к ней специально готовилась, и, когда пришло время ее снимать, всё получилось само собой: я стала женщиной, на глазах у которой убили любовь всей ее жизни. Ну и, конечно, приятно было сниматься в компании таких замечательных актеров, как Саша Арсентьев, Оля Будина, Эммануил Виторган, Лариса Удовиченко, Андрей Смирнов, Дмитрий Харатьян.