Высоцкий и Крым: друг Чиркин из Евпатории

В год 80-летия Владимира Высоцкого интересны любые подробности биографии, особенно если они исходят от людей, близко знавших его.

23.04.2018 в 01:27, просмотров: 672

Высоцкий не только приезжал в Евпаторию на съемки фильма «Плохой хороший человек», но и посвятил песню «Черные бушлаты» подвигу Евпаторийского десанта. В Евпатории живет человек, знавший Высоцкого в его «германский период», и для него он всегда был и остался Вовой. Человек этот оказался очень скромным, о нем автору сообщил один из его друзей. Сам Владимир Николаевич Чиркин рассказал, что учился вместе и дружил с Володей Высоцким, но считал, что никаких важных сведений поведать не сможет.

Высоцкий и Крым: друг Чиркин из Евпатории
Пионерлагерь в немецком Бадельстере: третий слева - Володя Высоцкий, второй справа - Володя Чиркин, 1947 г.

Всё же согласие на беседу было получено, просто поговорить и вспомнить о Высоцком. Потом мы встречались уже не раз.

Знакомство в Эберсвальде

Как оказалось, одногодки и тезки Володя Высоцкий и Володя Чиркин (далее ВВ и ВЧ) встретились впервые в начале 1947 г. в немецком городе Эберсвальде.

Их отцы после окончания войны остались служить в армии. Из сохранившейся автобиографии полковника Николая Николаевича Чиркина, написанной в декабре 1952 г., узнаем: «За границей был в составе 4-й гв. танковой армии (впоследствии механизированной) 1-го Украинского фронта во время боевых действий в Польше, Германии, Чехословакии, по окончании войны - в Венгрии, Австрии и с июня 1946 г. по июль 1949 г. в составе Группы советских оккупационных войск в Германии».

 В небольшом немецком городке были созданы условия для проживания семей советских офицеров. Им предоставили дома, ранее принадлежавшие местным жителям, служившим Гитлеру. Майор Семен Владимирович Высоцкий получил такое жилье почти рядом с домом, доставшимся подполковнику Чиркину. Вместе они служили в одном из штабных управлений танковой армии генерала Лелюшенко. Их небольшие семьи подружились и эти отношения старались поддерживать в последующие годы, когда пришел срок возвратиться на Родину.

В то время семьи Высоцких и Чиркиных имели много общего. Главы семей были боевыми офицерами, прошедшими войну, отмечены многими наградами. У каждого сын Володя. Их жены Евгения Степановна Высоцкая (Лихолатова) и Вера Борисовна Чиркина стали подругами.

Е. С. Высоцкая (Лихолатова). 1949 г.

Ребята тоже подружились, в школе одно время сидели за одной партой. Поэтому было интересно расспросить Владимира Николаевича об их совместных школьных годах.

Как оказалось, по прошествии многих лет о школе в памяти осталось не очень много. Учеба друзей в то время не увлекала. Учились без интереса и не очень хорошо, с нетерпением ждали окончания уроков. Вот тогда для мальчишек начиналась интересная жизнь. Окрестности города, лес и речка еще сохраняли все последствия боевых действий. Боеприпасы, снаряды, оружие найти не представляло труда. К тому же в этих местах располагался то ли подземный завод, то ли оружейные склады. Как могло всё это богатство остаться без внимания ребят? Теперь трудно в это поверить, но, хотя ребята имели дело с настоящим оружием и боеприпасами, долгое время родители ни о чем не подозревали и ни о чем таком не беспокоились. Ведь их дети были «детьми войны», поэтому знали и понимали многое, о чем и не имеют понятия нынешние «домашние и комнатные» дети.

Постепенно у друзей образовался целый склад опасных находок, хранилось всё это рядом с домом Чиркиных и втайне от родителей. Трагический случай произошел на праздник 1 Мая, когда большинство семей находились на торжественном собрании в Доме офицеров. Два родных брата, школьные друзья наших героев, лишились жизни, пытаясь разобрать фаустпатрон. Эта трагедия заставила всех родителей обратить внимание, чем заняты их дети, в какие игры они играют. Обнаружили тогда и склад во дворе Чиркиных, за это друзей ждало суровое наказание. Как вспоминает В.Н. Чиркин, его родители не били, а вот Семен Владимирович придерживался более суровых методов воспитания, в число которых входило и применение ремня.

В Доме офицеров Эберсвальда, 1947 г.

Но отца Володи Высоцкого можно понять. Пока он воевал и служил, мать Володи Нина Максимовна должна была работать. Володя целый день проводил на улице, усвоив многое из обычаев дворовых и уличных, «блатных» и «полублатных» компаний. После войны родители оформили развод, и в Германию Володя поехал уже с «мамой Женей». Хотя у них всегда были хорошие отношения, трудно сказать, как всё это переживал в своей душе Володя. К тому же Семен Владимирович должен был не только отвечать за здоровье и воспитание сына, но и искоренять уличные замашки в его характере.

Безнадзорный мальчишка

Был такой случай. В школу друзья ходили на другой конец города, через лес. После школы иногда заглядывали в немецкие магазины. Как-то зашли в такой магазин, хозяин куда-то вышел, и ВВ положил в карман несколько открыток. Потом пришел хозяин, мальчики что-то купили и ушли. В наших магазинах это, может, и прошло бы, но у педантичных и аккуратных немцев ничто не остается незамеченным. К тому же посетители магазина в маленьком городе наперечет. Хозяин легко «вычислил» похитителей и пожаловался в школу. Ребята не запирались и признались сразу. В школе их исключили из пионеров на две недели. Владимир Николаевич хорошо помнит, как их двоих поставили перед общим строем пионеров школы и сняли с них пионерские галстуки. Дома ждало еще более суровое наказание, особенно ВВ.

Высоцкий, как Жеглов, только маленький, 1947 г.

Возможно, в силу всех таких причин, отношения ВВ с отцом не сложились, да и вообще после развода родители не пользовались у него безоговорочным авторитетом. Вот только отца он долгое время побаивался. По впечатлению В.Н. Чиркина, Евгения Степановна всегда находила к ВВ свой подход, они ладили, и она старалась смягчить отношения отца с сыном. Во всяком случае, уважительное, корректное отношение к своим родителям и мачехе Высоцкий сохранил на всю жизнь и привил это своим детям Аркадию и Никите.

Много позже, рассказывая о себе на концертах, Высоцкий скажет: «Я настоящий дворовой, безнадзорный мальчишка, выросший в послевоенных московских дворах… Мои родители были разведены, поэтому я жил то у отца, то у матери. Но вырос я, конечно, под влиянием не родителей, а друзей. Я редко бывал дома, всегда - на улице».

Семен Владимирович сильно сердился на сына за такие высказывания. Ведь и он сам, и его вторая жена Евгения Степановна, не говоря уже о родной матери Нине Максимовне, никогда не оставляли своими заботами единственного ребенка в семье.

В Германию ВВ отправился из голодной Москвы с согласия родной матери в январе 1947 г., чтобы жить и учиться в благоприятных условиях. И в Эберсвальде, и потом в Москве с мачехой у ВВ были прекрасные отношения. О своей родной матери он тоже всегда помнил, писал ей письма из Германии.

Чтобы отвлечь ребят от улицы, от опасных забав и чем-то занять их время, почти во всех семьях стали заставлять детей заниматься музыкой. Трофейных музыкальных инструментов хватало, пианино или фортепьяно были в каждом доме предметом обстановки, оставшейся от прежних хозяев. Что касается музыки, то мало кому занятия пришлись по душе, неизвестно, стал ли кто музыкантом. Сам ВВ впоследствии на одном из выступлений говорил: «…Когда я был маленьким пацаном, меня заставляли родители из-под палки заниматься… музыкой. Спасибо им! - поэтому я немного обучен музыкальной грамоте, хотя я, конечно, всё забыл… Но это дало мне возможность все-таки хоть как-то худо-бедно овладеть вот этим бесхитростным инструментом - гитарой…» ВЧ тоже «из-под палки» семь лет заставляли в домашних условиях заниматься музыкой, но в дальнейшей жизни это ему не пригодилось.

Школьник Володя Чиркин, 1949 г.

Конечно, эти занятия нельзя считать серьезными, хотя, как утверждал С. В. Высоцкий, «слух у сына, как сказал немецкий учитель музыки, был абсолютный». Вот если бы родители заставили сына окончить музыкальную школу, будь это даже по классу гитары или флейты, то это бы сильно помогло ВВ в дальнейшей жизни. Он смог бы, например, потом заочно окончить какой-нибудь профильный вуз и получить музыкальное образование, по специальности типа хоровое пение, дирижерское мастерство и т.п. А это дало бы ему статус композитора и официального автора песен, в чем ему упорно отказывали всю жизнь. Таким путем прошли в официальное искусство того времени многие певцы и композиторы. Отсутствие музыкального образования служило предлогом для официального непризнания Высоцкого как автора-исполнителя своих песен. А вот то, что ВВ отказывали в признании и как поэту, лежит на совести Союза писателей и друзей-поэтов, считавших Высоцкого только «бардом».

Детские мечты

Но в то время ни родители, ни сам Володя всерьез на музыкальное или артистическое будущее не рассчитывали. Детской мечтой у ВВ тогда была карьера военного. Он просил родителей, чтобы и ему сшили военную форму. Сохранилась и теперь широко известна фотография ВВ в форме и сапогах, сшитых по специальному заказу. Но в школу и на улицу ребята одевались довольно скромно. В одном из писем маме в Москву ВВ упоминает о том, что если он выдержит какой-то конкурс, то его примут в суворовское училище. Скорее всего, тут тоже была какая-то хитрость со стороны родителей, чтобы стимулировать «хорошее поведение». И в те годы, и десятилетия спустя в суворовские и нахимовские училища попасть было не так просто, туда принимали детей из семей военных довольно высокого ранга, оставшихся сиротами или потерявших хотя бы одного из родителей. Со временем ВВ это мог узнать, и интерес к военной карьере у него, к досаде отца, больше не возникал.

Семья Чиркиных в Эберсвальде, 1947 г.

Кем еще мечтали в детстве стать друзья? Владимир Николаевич старается припомнить. Особой мечты не было. Жили среди военных, школа, родители, улица, друзья, всякие шалости и забавы. Велосипеды, тоже трофейные, были у всех. Володя с детства был спортивным мальчиком, на велосипеде выделывал разные фокусы, гонял по всем улицам. Любил купаться, как написано в одном из интервью Семена Владимировича, «в одиночку переплывал речку Финов». ВЧ ни в чем от друга не отставал, и есть видео, где отец ВВ уточняет, что речку обычно друзья переплывали вдвоем. Из фотографий того времени у Чиркиных сохранилась только две, где друзья вместе. Во время игры в чехарду ВЧ прыгает, а ВВ только готовится к разбегу. Возможно, снимок сделан во время школьного урока физкультуры или в пионерском лагере, как записано на обороте снимка. В школе тоже занимались спортом, играли в разные спортивные игры, например в волейбол. На снимке запечатлена такая игра в пионерском лагере. Так что физическую закалку в Германии получили хорошую. ВВ и в дальнейшем уделял физической подготовке большое внимание и, если бы занимался спортом, мог добиться больших успехов. А интерес к спорту и спортсменам у друзей остался на всю жизнь.

С Чиркиным обсуждали фрагменты из книги Марины Влади «Владимир, или Прерванный полет», посвященные жизни семьи Высоцких в Германии. Книга вызвала много критики за недостоверность. Влади могла описывать этот период, исходя из рассказов ВВ и его родных, с которыми она встречалась, приезжая в Москву. Но человеку из другого мира трудно было составить по этим сведениям содержательную картину той жизни. К тому же ВВ, как и многие творческие люди, любил приукрашивать рассказы об эпизодах своей жизни. В результате описание «германского периода» в книге Влади не следует воспринимать всерьез.

Например, Марина Влади называет отца ВВ «военным в невысоком чине». Но он уже имел звание майора, относился к старшему офицерскому составу Советской армии и к тому же занимал достаточно высокую должность в управлении. Чиркин вспоминает, что у их отцов были служебные машины с шофером и ординарцем. Неподалеку практически в таких же условиях располагался и сам генерал Лелюшенко. В дальнейшем отцы друзей стали полковниками и, как они сами считали, заслуживали генеральских званий. Но в брежневские времена честной службой это достигалось редко.

Последняя встреча

По мере становления ВВ как известного и популярного человека, Чиркин не стремился напоминать о себе, об их детской дружбе. Виделись в последующие годы не часто, только когда Чиркины бывали в Москве. Обычно они заезжали по дороге на отдых к Черному морю. Тогда и друзья детства встречались, пока ВВ еще учился в школе и жил у отца. После окончания школы Чиркины по-прежнему бывали у Высоцких на Большом Каретном, дом 15, кв. 4, но с ВВ встречались совсем редко. В компании Кочаряна ВЧ никогда не бывал, хотя их квартира в этом же доме была под номером 11.

Но ВВ не забывал семью Чиркиных, при случае присылал приглашения на свои спектакли. Бывал на его спектаклях и Владимир Николаевич.

Последняя такая памятная встреча произошла в 1979 г. в начале нового театрального сезона. Майор Чиркин был в это время откомандирован в подмосковный Калининград (ныне Королев). ВВ узнал об этом и передал приглашение на свой спектакль «Гамлет», а после спектакля позвал в артистическую гримерную. Там было много артистов, и жажду они утоляли коричневой жидкостью из сосуда, напоминавшего колбу. Но когда и Чиркину предложили попробовать, оказалось, что это не коньяк, как он полагал, а крепкий чай.

Пионерский лагерь в Бадельстере: крайний справа Высоцкий, прыгает Чиркин 1948 г.

ВВ сидел за своим столом, уже по пояс раздевшись, и, как запомнилось его другу, прекрасно выглядел и был в отличной физической форме. Он интересовался жизнью Чиркиных, знал, что его друг живет в Евпатории и там же служит. Спросил даже: «А что же ты до сих пор майор? Может, помощь нужна?» Владимир Николаевич рассказал, что действительно в Евпатории по своей службе он достиг «потолка» и дальше должностного продвижения нет. А сейчас, будучи в Центре управления полетами под Москвой, видит, что здесь работа гораздо интереснее и перспективнее, но желающих сюда попасть много и шансов на это мало. ВВ загорелся желанием помочь: «Слушай, я ведь многих знаю, наверное, смогу помочь. Скоро надо уезжать, а через месяц позвони, я этим делом займусь». С тем и расстались. Но звонить и напоминать Владимир Николаевич не стал. Посчитал тогда это неудобным, да и подумать не мог, что жить ВВ оставалось немногим больше полугода. Больше свидеться уже не пришлось. В память об этой последней встрече осталась театральная программа спектакля «Гамлет» с автографом: «Чиркиным - добра. Высоцкий».

Биография В.Н. Чиркина интересна не только сама по себе, но и тем, что позволяет представить, как могла бы сложиться жизнь Владимира Высоцкого, если бы он послушал своего отца и выбрал военную карьеру.

После Германии ВЧ продолжил учебу в школе в г. Горьком, а последние два года учился в Воронеже, куда перевели служить отца. В 1956 г. школу окончил, но в строительный институт не смог поступить, пошел работать на завод. В следующем году опять не вышло с институтом, и тогда Чиркин поступил в Тамбовское радиотехническое авиационное военное училище, которое закончил в 1960 г. Потом год служил в Забайкалье, а в 1961-1965 гг. в Плесецке в ракетных войсках. В 1965 г. поступил в Военную академию им. Дзержинского на новое тогда отделение космического телевидения. Закончил в 1970 г. и был направлен в Евпаторию, где руководил телевизионной связью с космонавтами. В 1985 г. уволился в запас, но еще работал гражданским специалистом от харьковского НИИРИ до 2003 г. Во время службы был награжден медалью «За боевые заслуги» и знаком «Почетный радист СССР», а уже в отставке - российским знаком «Заслуженный испытатель космической техники».

За этими краткими сведениями стоит большой труд людей, о которых общество до сих пор мало что знает. Без таких тружеников, как Чиркин, советский космический прорыв был бы невозможен. В кругу сослуживцев Владимира Николаевича знали и любили творчество Высоцкого, знали об их знакомстве. Записи песен доставали разными путями, переписывали друг у друга кассеты, с помощью имевшихся тогда в части подручных средств распечатывали тексты. Автору приходилось видеть подобные сборники текстов Высоцкого, распечатанные и склеенные из телеграфных полосок, на бумаге для телетайпов или ЭВМ и т.п. Потом у Владимира Николаевича были даже изданные за рубежом сборники Высоцкого, но всегда всем желающим давал переписывать или копировать, а возвращали не всегда. Зато, как правило, уже в 1970-1980 годы служившие в части солдаты уезжали в дембель с самодельным сборником текстов Высоцкого.

Владимиру Чиркину, совсем недавно - 9 апреля - исполнилось 80 лет, и свои пенсионные годы он жил активной жизнью, дома его было трудно застать: в основном это дача, сад, огород, охота с друзьями. Но, конечно же, время берет свое, позади большая жизнь…