"Человек-амфибия": из бухты Ласпи на большой экран

В киносезоне 1962 года – картина вышла в широкий прокат 3 января - «Человек-амфибия» стал безусловным лидером проката.

22.02.2017 в 22:59, просмотров: 4425

55 лет назад советские зрители увидели экранизацию фантастической повести Александра Беляева, многие эпизоды которой были сняты в Крыму

На сеансах побывало 65, 5 млн. зрителей – каждый четвертый житель СССР. Парни стали подражать Ихтиандру: в моду вошли белые брюки и длинные волосы. И не было в Союзе девушки не мечтавшей о встрече и большой любви с человеком-амфибией. Тогда министр культуры Екатерина Фурцева говорила, что эта картина – настоящий подарок Министерству финансов…

Шедевр с критическим бюджетом

А ведь по началу чиновники от культуры не верили в успех проекта и выделили съемочной группе даже по тем временам очень скромный бюджет. Уже в наши дни режиссер Владимир Чеботарев вспоминал, что он буквально задыхался от нехватки денег. Ведь у него была возможность поработать вместе с легендарным исследователем морских глубин и просторов Жаком Ив Кусто. Владимир Александрович даже связался с ним и получил от француза предварительное согласие на участие в проекте. Но минкульт не дал валюты, а Кусто требовались средства хотя бы на переход его корабля и транспортировку оборудования. Денег не было не только на иностранцев, но и на советских дельфинов! По словам Чеботарева из Новороссийска в Крым для съемок должны были доставить крупных дельфинов – черноморских афалин, специальная бригада их уже отловила, но доставить так и не смогла из-за…отсутствия у съемочной группы денег. Пришлось режиссеру покупать у крымских рыбаков метровых хищников-катранов и мелких дельфинчиков – морских свиней.

Вся морская часть фильма была снята в Крыму. Еще весной 1960 года режиссер «Ленфильма» Владимир Чеботарев в поисках подходящих локаций прошлись на фелюге вдоль полуострова. Выбор остановили на Ласпинской бухте – между Форосом и Севастополем. К берегам Ласпи аж из Финляндии пригнали старую рыболовецкую шхуну, которая на месте уже превратилась в «Медузу» Педро Зуриты. Неподалеку – в поселке Береговом построили декорации дома профессора Сальватора. Кроме того, съемки на море проходили еще и на восточном побережье полуострова – отвесные обрывы Карадага сошли за суровые аргентинские скалы. Ну а красоту Буэнос-Айреса, о которой наш человек представления не имел, изображали дома и улицы старой части Баку – там снята вся «сухопутная» часть этой киноистории.

Пионеров советского подводного кино, к сожалению, уже нет с нами - режиссер Владимир Чеботарев умер в 2010-м, а еще через год в автокатастрофе погиб его единомышленник, оператор-постановщик Эдуард Розовский. Одним из очевидцев съемок в Крыму был наш замечательный кинематографист Валерий Павлотос, отвечавший на Ялтинской киностудии за сложно-постановочные съемки (увы, и с Валерием Павловичем в прошлом году мы простились)…

Летом 1961-го он с товарищами-скалолазами застал процесс на пляже бухты Ласпи: «Тогда же это было совершенно дикое место, - вспоминал Валерий Павлович. — К Ласпи вела грунтовая дорога, которой пользовались только лесники и пограничники. А в пионерлагерь, располагавшийся в тех окрестностях, детей подвозили из Севастополя по морю на катерах. Я тогда уже почти год как работал на киностудии и, конечно же, заинтересовался съемками. Тем более, что выглядело все со стороны, мягко говоря, необычно. Ленфильмовцы по тем временам творили чудеса — дерзкие ребята, иного слова не подберу, и я это смог оценить через годы, когда у нас в Ялте в 70-х началось освоение киносъемок под водой. Например, меня поразило, как оператор Розовский в маске, с примитивным аквалангом АВМ-1 вместе с боксированной камерой уходил под воду на тележке, по рельсам, проложенным с пляжа в воду — вслед за уходящим в море Ихтиандром. И рядом был закреплен осветительный прибор, самый обыкновенный павильонный — его называют «пятерка» (мощность – 5 кВт). К лампе — это колба размером с волейбольный мяч — тянулся кабель, подавалось 110 вольт постоянного тока от лихтвагена. А тележку толкал механик, который тоже был в маске и с аквалангом. Но была же опасность короткого замыкания! Так они при подготовке прибора залили контакты эпоксидной смолой, это все застыло и обеспечивало относительную герметичность. А ее проверить было невозможно — могло же и пробить. Вот такие дерзкие были у них решения. А еще мы на берегу заметили — валялся в рулонах поролон. Тогда он только появился. Они его нарезали лентами, красили и так оживляли наш скудный подводный мир. Что они делали? Привязывали поролон к камню и опускали под воду, а он же легче воды — стремился всплыть, торчал ото дна вертикально, а потом они на разных высотах привязывали другой поролон — и у них получались кораллы, которые покачивались под водой — там же прибойная зона. Весь фильм из таких придумок состоит. Из подручного материала, по сути, сделали величайший фильм!».

Кстати, тайну появления в титрах второй фамилии режиссера Геннадия Казанского приоткрыл сам Чеботарев, когда в Ялте отмечали 40-летие фильма: «Мне его в группу прислал директор «Ленфильма», с которым у меня были натянутые отношения. Он якобы должен был подтянуть дисциплину на съемках, поскольку у нас — по уважительной причине, из-за шторма — образовалось отставание по графику почти на месяц. Так этот Казанский не то чтобы с аквалангом — вообще плавать не умел!».

Ихтиандр из Севастополя

Город-герой Севастополь является родиной советского Ихтиандра – именно там 20 июня 1940 г. родился Владимир Коренев. По сути, он – тогда уже студент ГИТИСа, снимался в родной стороне. Человека на роль Ихтиандра несколько месяцев искали по всей стране. Как вспоминал Владимир Чеботарев он дал своим ассистентам установку: у Ихтиандра в глазах должно быть море, а у Гуттиэре – небо. В числе соискателей оказался даже пловец-чемпион и просто красавец из Абхазии, родители которого обещали режиссеру за утверждение на роль «Волгу» и квартиру. Но Чеботраев соблазну не поддался, парень был не той фактуры. А вот когда привезли студента из ГИТИСа, у него сердце сразу же екнуло: «То что надо!». Владимир Коренев производил впечатление интеллигентного человека, какой-то особой породы: «Я попробовал его свести с Вертинской, которая уже была утверждена, и увидел, что они совпадают, - вспоминал режиссер. - Потом начались тренировки с аквалангом в бассейне, так как Володя физически не очень подходил. Но он оказался храбрым парнем – когда у него вынимали в воде загубник, он целую минуту работал один, без прикрытия. Практически все сцены он делал сам, только на самые сложные вызывали его дублера –чемпиона Ленинграда по подводному плаванию, каскадера Владимира Иванова».

      Именно Иванов в кадре прыгает с 25-метровой скалы в Гурзуфе – это эпизод ареста Ихтиандра. Наручники надевали на Коренева, он разбегался, а в воду сигал уже Иванов. Каскадер под водой находил акваланг и только после этого снимал шляпу, которая всплывала. Костюм для Ихтиандра художники сделали из маленьких чешуек белой плёнки. Работа была сверхкропотливой - чешуйки нашивались по одной. А ласты ему по совету подводников купили в Германии.

   Владимир Коренев и сегодня остается таким же интелегентым человеком, «какой-то особенной породы». В последние годы он - профессор, руководитель театрального факультета Института гуманитарного образования, народный артист России, ведущий артист Театра им. Станиславского, каждое лето приезжает на крымский фестиваль искусств «Боспороские агоны» и охотно вспоминает о своей работе в фильме «Человек-амфибия».

   - По тем временам это был действительно хороший фильм  с замечательным составом актеров, - говорит Владимир Борисович. – Мне посчастливилось тогда сниматься с легендарным актером Николаем Симоновым – последним из великой плеяды. Там же сыграли молодой Михаил Козаков, Ася Вертинская... И все это могло меня обойти стороной, если бы я студентом ГИТИСа не попал на пробы к режиссеру Чеботареву. Претендентов на главную роль было очень много, в том числе именитых актеров — ведь, помимо интересного сценария, предполагалась и экспедиция к морю. А море — это моя стихия, я же родом из Севастополя. После двух сцен, которые я сыграл, мне позвонили буквально через день и сообщили, что у утвержден. И потом началась изнурительная подготовка к съемкам — нас с Асей Вертинской обучали подводному плаванию в одном из ленинградских бассейнов, и когда уже начались съемки в павильонах — нам приходилось тренироваться даже по ночам… Эта картина о любви – предопределила успех, который долго преследовал и меня, как главного героя. Все это было, но главное, я не сломался. Хотя в той ситуации мог погибнуть и более опытный человек, чем я.  Поклонники развращают актеров. Можно было просто "пойти по рукам". Или, например, спиться. Все хотели меня напоить, угостить, устроить ежедневный праздник. И этот праздник жизни, ни на чем не основанный, продолжался целые годы... Слава Богу, я довольно быстро стал понимать, что зрительская популярность - это еще не все. Гораздо важнее уважение и признание профессионалов. Поэтому я больше дорожу театром, где работать сложнее.

Хиты и миллионы морского дьявола400-тысячный бюджет картины с лихвой окупился только за счет выпуска 8-копеечных открыток из серии «Актеры советского кино». Для Всесоюзного бюро пропаганды киноискусства это стало настоящей «золотой жилой». В 1962—63 гг. на фотографиях Коренева и Вертинской «пропагандисты» заработали около 500 тыс. рублей — первый тираж по 150 тыс. дозаказывали более десяти раз. На обратной стороне открытки у Коренева значился только один фильм — «Человек-амфибия». Никаких отчислений актеры от этой прибыли не получали.В то время, как миллионы зрителей, после сеансов напевали песенку в стиле буги-вуги «Нам бы всем на дно», ее испольнительница была обделена славой. Имя певицы Нонны Сухановой не указали в титрах, и то, что это звучит ее голос, знали только в узком кругу поклонников ленинградского джаза. А в кадре артикулировала манекещица Нина Большакова, сыгравшая эпизодическую роль. По словам Нонны Сергеевны, песня была записана с девятого дубля, когда в ее голосе от напряжения появилась хрипотца и это особенно понравилось автору музыки — Андрею Петрова, дебютировавшему тогда в кино. В оригинале было три куплета, но на звуковой дорожке осталось только два.Историки моды с особым пристрастием сегодня разбирают работу Всеволода Улитко и Тамары Васильковской. Перед художниками картины стояла задача показать советскому зрителю экзотичную и буржуазную Аргентину. На бакинских улицах с вывесками «под фирму» помимо голотьбы с азербайджанскими лицами — в сомбреро, мелькают и элегантные франты. Воплощение шика — Педро Зурита. У него двухцветные ботинки и водолазка под пиджаком в крупную клетку, а в морских сценах — он образец стиля сафари: короткие шорты, шейный платок и пробковый шлем. В платьях Гуттиэре усмотрели реальный по тем временам диоровский New Look — силуэт с акцентом на тонкую талию. А свадебное — стало хитом у советских невест.

Погружение 40 лет спустя

Поздней осенью 2003-го с командой нового Ихтиандра в Крыму неожиданно появился режиссер Александр Атанесян («Сволочи», «У.Е.», «Монтана»). Свою версию фильма по мотивам повести Александра Беляева он начинал снимать на Кубе. Но сезон дождей на Острове свободы и проблемы с администрацией Фиделя Кастро предопределил крымскую экспедицию «Морского дьявола».

- Я вообще не собирался экранизировать это произведение, - рассказывал нам на съемочной площадке Александр Ашотович. - На тот момент я уже несколько лет занимался производством мультфильма «Человек-амфибия», поэтому когда на телеканале «Россия» (тогда РТР) решили, что им нужен телефильм — они обратились ко мне: во-первых, я умею снимать жанровое кино, а во-вторых, я уже «был в материале». Не все из задуманного мне удалось по разным причинам, в том числе из-за ограниченного бюджета (около $ 1 млн. – прим. авт.), поэтому и спецэффекты все у нас сделаны, что называется, вживую. А реакция зрителей была предсказуема: те, кому в 1962-м было по 20 лет, хвалят старый фильм только потому, что тогда они были молоды и их мироощущение было совсем иным. У нас не было амбиций переплюнуть ту всенародную любовь, ведь «Человек-амфибия» остается одним из самых кассовых фильмов страны, наравне с «Пиратами ХХ века», «Белым солнцем пустыни» и «Экипажем». Кстати, режиссер картины Чеботарев после ее выхода так и не получил никаких интересных предложений…

    На Кубе команде «Морского дьявола» не хватило недели, – оставалась отснять несколько сцен в лаборатории доктора Сальватора, в комнате Ихтиандра и на шхуне Педро Зуриты, а также пару каскадерских трюков. Утомленные  карибским солнцем, кинематографисты транзитом через Москву прибыли в Крым. На южном берегу в ноябрьскую пору их радовало только отсутствие москитов, зубастых барракуд и постоянной слежки сотрудников кубинской госбезопасности. Подходящее помещение для доктора Сальватора и его сына режиссер Атанесян присмотрел в Воронцовском дворце. Оказалось, что там пустовала оранжерея – это отдельный корпус с выходящими к морю большими окнами. Реквизитом киношников снабдили крымские вузы. Для хранения костюма Ихтиандра оформили стеклянную витрину.

     - Костюм очень красивый, но ужасно не удобный, - делилося своими впечатлениями новый «человек-амфибия» Саид Дашук-Нигматуллин (сын актера и каскадера Талгата Нигматуллина, сыгравшего роль японца-каратиста в фильме «Пираты ХХ века» - прим. авт.). – Он трехслойный, обработан силиконом и лаком. Хорошо, что больше в нем приходилось плавать моему дублеру – двукратному чемпиону мира по подводному плаванию Андрею Диденко. Я же под водой чаще работал в обычной одежде – в цивильных пиджаках и брюках. За время съемок гидрокостюм неоднократно подшивали и подклеивали, фирменные ласты совсем разломались, но, в общем, наряд Ихтиандра нагрузки выдержал. Был простор для подвигов и у каскадеров. Самый эффектный прыжок снимали в «Артеке», у скалы с Пушкинским гротом. Московский трюкач сиганул «солдатиком» в холодное море с 24-метровой высоты. Двух попыток хватило, чтобы запечатлеть впечатляющие кадры.

            Нового человека-амфибию нашли в первый же день отбора кандидатов на роль. Счастливчиком оказался Саид Дашук-Нигамтуллин показал свои фотографии, и ему сказали: «Подходишь». А вот поиски Гуттиэре затянулись, – пришлось даже перенести срок начала съемок. Атанесян и продюсер картины Валерий Тодоровский просмотрели более 600 претенденток, среди них была и татарская красавица Алсу. Она подходила по многим критериям. Но у королевы папиных бензоколонок не то времени в отрыве от гастролей не нашлось, не то драматического таланта оказалось маловато. Как заметил режиссер, на роль искали актрису, у которой во взгляде детскость сочеталась бы с взрослостью, и не столько очень красивую, сколько обаятельную. Да чтоб к тому же она умела петь, танцевать, плавать и ростом была не ниже 1,70 м и не выше 1,78 м, поскольку утвержденный Ихтиандр - 1,81 м.

          Тогда еще первокурсница ГИТИСа 18-летняя Юля Самойленко мелькнула на просмотре  в начале седьмой сотни и именно ей судьба выкинула счастливую карту.

             -   У нее была серьезная конкурентка – актриса Глафира Тарханова

из театра «Сатирикон», - признался Александр Атанесян. – И если бы Костя Райкин отпустил ее на съемки, то снималась бы она. Но он не отпустил Глафиру, и с нами на Кубу и в Крым отправилась Юля.

      Телесериал «Морской дьявол» с кубинскими пейзажами и карибским подводным миром зрители встретили без особого восторга. А исполнители главных ролей знаменитыми не проснулись: Саид Дашук-Нигматуллин перебивается ролями второго плана («Молодой Волкодав», «Знахарь»), а Юлия Самойленко («Глухарь», «Универ») иногда мелькает в сериалах…