Спецоперация "Лунная ночь": как коллекцию русских живописцев возвращали из Украины в Крым

Группе особого назначения удалось спасти картины Симферопольского художественного музея, которые отправили на выставку в Мариуполь до Референдума и событий на "майдане".

29.01.2016 в 18:16, просмотров: 4073

Об этой истории не писали статьи, не снимали кино. И неудивительно – гриф секретности с нее сняли только в январе 2016 года. Разведчики назвали бы эту историю операцией, мирные граждане – подвигом, а человек, в руках которого находились вместе с достоянием Республики и судьбы его подчиненных, называет ее просто «мероприятием».

Спецоперация

Культурный обмен

… Началось все с того, что 18 февраля 2014 года Симферопольский художественный музей отправил в Мариупольскую картинную галерею им. Куинджи 53 работы русских художников XVIII-XIX вв.

- Выставка в Мариуполе планировалась до 31 мая 2014 года,  - рассказывает директор Симферопольского художественного музея Ларина Кудряшова.  – Среди картин, которые там выставлялись были «Лунная ночь» Айвазовского, «Дорожка в лесу» Саврасова, «Лесная порубка» Шишкина, «Болото» Левитана…

Мариуполь и мечтать не мог о коллекции такого уровня. В Симферополе ее собирали после войны – это отчасти было компенсацией за вывезенные немцами полотна. Картины в Крым поступили преимущественно из фондов Русского музея Петербурга, но не остались в стороне и Третьяковка, Эрмитаж, Музей изобразительных искусств им. Пушкина…

 - Нашу коллекцию русской живописи периодически приходилось отстаивать, - рассказывает Ларина Кудряшова, - Еще в бытность Украины на часть полотен стал претендовать Русский музей Петербурга, пыталась вернуть себе кое – что из коллекции и Германия. Мы сохранили все картины, и потерять их в Мариуполе – это казалось немыслимым!

Тревогу в музее забили очень быстро. Киев разрывался от «майдана», Крым получал угрозы – в воздухе запахло гражданской войной. Ларина Кудряшова приняла решение прервать выставку в Мариуполе и забрать картины в Симферополь. Она не прекращала переговоры с коллегами из галереи, просила вернуть выставку, а когда политические страсти утихнут, продолжить культурное сотрудничество. Изначально за картинами собиралась ехать сама Ларина Владимировна. Но события разворачивались так стремительно, что ее коллега из Мариуполя насторожилась. Дама безоговорочно приняла украинскую сторону и никак не разделяла настроения пророссийского Крыма.

- Я старалась обходить в наших переговорах политические вопросы, - вспоминает Ларина Владимировн. - Нельзя было допустить ни малейшего трения. К счастью, коллега из Мариуполя оказалась настоящим профессионалом. Она высказалась предельно четко: политика – одно, искусство – другое.

Словом, Мариуполь согласился вернуть картины Симферополю. Затраты, связанные с вывозом картин, - галерея присылала за ними бронированный автомобиль, нанимала охрану – решили покрыть взаимозачетом. Просто Мариуполь не должен был платить Симферополю за другую выставку, которая отработала до начала событий на «майдане».

Но в процесс переговоров на тему живописи все же вмешались политические события. Крымчане на референдуме 16 марта проголосовали за возвращение республики в состав России. А коллекция русской живописи в силу народного волеизъявления автоматически оказалась за границей враждебно настроенного государства. Ларине Кудряшовой командировку в Мариуполь не одобрил Минкульт. Но нужно отдать должное Министерству культуры Крыма и Комитету по охране культурного наследия Республики Крым – эти структуры держали «Мариупольское дело» под контролем.

-  Министерство культуры предложило мне написать доверенность на профессионалов, способных вывезти картины из Украины, - рассказывает Ларина Владимировна, - Я не была с ними знакома лично, но это был единственный шанс вернуть коллекцию.

Так, дальнейшая судьба всех полотен русских живописцев вверялась таинственной группе, получившей пакет документов с доверенностью нашего музея.

Ангелы музея

Когда Дмитрию Сырневу - офицеру разведки морской пехоты в запасе, предложили собрать компактную группу, способную выполнить любую задачу. Это его ни смущало и ни настораживало: поскольку он имел непосредственное отношение к «зеленым человечкам», которые еще до референдума ограждали гражданское население полуострова от провокаций. К концу марта 2014 года острота событий спала, и настоящее задание стало подарком судьбы. В группу Дмитрий пригласил бывшего сослуживца, кандидата в мастера спорта по кикбоксингу  - Олега Маковецкого. Как тренер Олега, Дмитрий знал степень его надежности. На тот момент Олег еще не имел офицерского звания в структуре ФСБ.  После успеха в «мероприятии», он его получил. Третьим в группе стал разведчик погранвойск -  Павел Забудский. Он проходил срочную службу в Мариуполе и был вхож в различные структуры этого города. К тому же, Павел -  прекрасный водитель, и его автомобиль «Митсубиси» стал основным средством передвижения для группы.

 - Когда перед нами поставили задачу, она прозвучала странно, - вспоминает Дмитрий, -  Дескать, некий депутат позабыл свое имущество, и теперь нужно перевезти через границу Украины его плазменные «телики».

Информация о картинах поступила в последний момент. Их нужно было забрать из галереи и передать на хранение в надежное место. О вывозе коллекции изначально никто не помышлял. Патроны спецоперации – Лариса Опанасюк, на тот момент - председатель Рескома по охране культурного наследия, и Владимир Мерцалов, который в марте 2014-го координировал самооборону Крыма, таких сложных задач не ставили. Но ситуация менялась стремительно: решения принимались с колес, а на ход событий, казалось, влияет само проведение.

 - «Зеленый коридор» открытый для нас Владимиром Мерцаловым, обернулся неожиданным сюрпризом уже на Чонгарском перевале, - вспоминает Дмитрий, - Нашу машину просчитали ребята из «Беркута» и предложили сдать оружие на ответственное хранение.

У группы Сырнева остались только мобильники и несколько вариантов связи по ним. Но если бы Дмитрий, Олег и Павел приехали к украинским рубежам с оружием, операции могло бы и не быть. Досмотры на тот момент уже велись в режиме военного времени.

Пройдя украинский кордон, крымчане двинулись на Мариуполь. В Запорожье отделился Олег. Он занялся отработкой возможного прорыва по железной дороге. Олег «катался» на электричках стратегического направления и отслеживал действия украинских военных.

Прибыв в Мариуполь, Дмитрий и Павел сняли номер в гостинице и на машине с местными номерами – сработали связи Павла –тщательно изучили район, где предстояло загружать картины. По договоренности с работниками галереи, коллекцию должны были приготовить на отправку к завершению рабочего дня – в 17.00, а вывоз планировался на утро следующего дня.

- Все наши действия предусматривали несколько вариантов и ложные ходы, - рассказывает Дмитрий, - За коллекцией мы приехали в тот же день, 20 марта, к закрытию музея, когда разошлись посетители и большинство работников.

Картины, якобы, погрузили в автомобиль, типа, «пирожка» Рено и отправили на Донецк. Дмитрий действительно имел вариант автомобильного отхода в этом направлении. Домчались бы без досмотра – это точно. А потом в городе Ториз можно было садиться на поезд. Тогда еще из Донецка в Симферополь раз в сутки курсировал поезд. Да и рельсы, проложенные в Крым с материковой части Украины нацмаргиналы еще не растащили в пункты приема металла. Все было четко просчитано, но план изменился. Через час после отбытия пустого «пирожка» к галерее имени Куинджи подкатил «Форд – транзит», и в него погрузили коллекцию. Оба автомобиля наняли через обычную службу такси. Никакие связи Дмитрия и Павла по транспортному следу просчитать не представлялось возможным.

Через тернии – к дому

 - Мне сразу понравился водитель – парень из Приднестровья, -  признается Дмитрий. - Он побывал в переделках и многое понимал.

Из Мариуполя Дмитрий выезжал с картинами на «Форде», а Павел - порожняком на своем «Митсубиси». Он прокладывал путь ценному грузу. С Олегом связь поддерживали по телефону. По его сводкам Дмитрий знал все об украинских постах на станциях и досмотре поездов больше самих украинских военных.

Километр за километром коллекция приближалась к Мелитополю. Олег уже выкупил купе в поезде Киев – Симферополь и тоже ехал на Мелитополь. А Дмитрий понял, что на машинах через Чонгарский перевал им с Павлом не прорваться.

 - На связь вышли ребята из украинского спецназа, - восстанавливает хронику Дмитрий, - Они дали отбой. С военными дело можно было уладить. Но на постах орудовали правосеки. А они не слушали никого.

Вокзал в Мелитополе снова внес изменения в планы отважной «тройки». Усиленные патрули, тщательные досмотры поездов – примерно за час до прибытия поезда Киев - Симферополь Дмитрий принимает решение ехать в Новоалексеевку. Водитель из Приднестровья впадает в ступор – он панически боится оказаться в мятежном Крыму.

- Я понял, что переезд через границу был непосилен для него, - признает Дмитрий, -Пришлось оставить парня  в кафе на заправке. Он получил гарантии, что мы вернем машину и оплатим опасный рейс.

Шаг рискованный – человек из Приднестровья мог сделать звонок «в ненужном направлении», но опытный психолог Дмитрий пошел на риск. Он поверил в искренность водителя и, как всегда, оказался прав.

В Новоалексеевке Дмитрий и Павел снова были  на час раньше поезда Киев – Симферополь. Павел взял на себя внешний круг защиты, а Дмитрий угостил пивком местных футбольных болельщиков и договорился с ними о помощи в погрузке неких вещичек. Ребята согласились  - как отказать крепкому незнакомцу, который угощает пивом и болеет за правильную футбольную команду?  Машина с картинами затерялась на стоянке, не привлекая постороннего внимания.

- Когда я узнал о прибытии поезда Киев - Симферополь на первый путь, понял, что это божий промысел, - говорит Дмитрий, - У меня был запасной вариант – прорываться к рыбакам в Геническ и грузиться на их лодки, но обстановка на вокзале оказалась выгодней по всем позициям.

Вокзал охраняли двое пограничников. Они сидели в машине и даже не помышляли гулять по перрону. К ним периодически «стучались» сочувствующие селяне.

- Я сразу понял, что эти двое из машины ничего сделать не смогут, - вспоминает Дмитрий, - Максимум, что они могли – это все же выйти на перрон и отловить одного – двух подвыпивших местных жителей. Это после нашего мероприятия весь усиленный кордон переехал из Мариуполя в Новоалексеевку. По принципу «лучше позже» сработали.

Момент погрузки стражи границы, конечно, «прохлопали». Явное неисполнение устава они могли прикрыть от начальства версией гипнотического воздействия милых сердцу желто-синих цветов одежды футбольных болельщиков, привлеченных на помощь Дмитрием.

В подготовленные Олегом вагоны, а их было три в хвосте поезда - попасть не удалось. Локомотив протянул состав дальше, чем ожидали наши парни.

- Олег распахивал двери, а мы забрасывали в тамбуры картины, - рассказывает Дмитрий, - В один из тамбуров прорвался бдительный проводник. Увидев коробки с гербовой печатью Украины, он пытался перекрыть им доступ грудью. Но не смог – коллекция заняла место в поезде.

После погрузки группа снова разделилась: Олег и Дмитрий остались в вагоне, а Павел отправился выполнять обязательства перед водителем из Приднестровья. Он вернул машину и заплатил по счетчику. Затем на своем «Митсубиси» Павел поехал в Крым. По дороге он забрал оружие, припрятанное в палатке «Беркута».

А в пути следования поезда снова произошли внеплановые события. Пока испуганный проводник фанатично готовил кофе - чашку за чашкой, Дмитрий с Павлом вели отсчет времени до Симферополя. Но в Джанкое состав просмотрели до костей наши, российские, пограничники. Что тут началось: такого улова «контрабанды» в здешних степях еще не знавали! Вагон, конечно, отцепили и оцепили. Картины выгрузили и отсняли на видео. Наверное, ребята в зеленой форме где-то в глубине души уже мечтали об орденах. Но на своей земле ошибки исправляются быстро. Потеряв пару часов на «контрабандной» теме, состав Киев – Симферополь тронулся дальше - по своему маршруту. Коллекция картин больше не ютилась в его тамбурах – полотна погрузили в специально присланный из Симферополя автомобиль.

…Из всей достаточно крупной коллекции главному из «доверенных лиц» -  Дмитрию Сырневу больше других запомнилось полотно художника Сверикова «Всадник в лесу». Это самое большое – 1, 60 м  в длину – его закидывали в поезд уже на ходу.

- Пришлось ехать домой с открытой дверью, - смеется Дмитрий.

Без грифа «секретно»

Ранним утром возле здания  музея с тревожным чувством новостей ждала его директор – хрупкая женщина Ларина Кудряшова. За последний месяц на нее обрушился громадный ком проблем. Коллекция русской живописи была последней каплей терпения Ларины Владимировны. Жить в неизвестности было уже невыносимо…

-  Я не понимала, зачем меня так рано вызвали на работу, - возвращается мысленно в март 2014 года Ларина Кудряшова. - Вдруг подъехал неизвестный мне автомобиль и из него вышли незнакомые мне люди и… стали выгружать нашу коллекцию! Этот момент нельзя описать словами – я не смогла сдержать слезы.

Ни одна картина не пропала и не повредилось. В сохранности вернулся домой «Всадник в Лесу», превышающий в габаритах полтора метра, и «Лунная ночь» Айвазовского, зашкаливающая в цене за пять миллионов долларов. Но опоздай группа Дмитрия Сырнева  на одни - единственные сутки, о коллекции, стартовая цена которой составляет порядка 50 миллионов долларов, можно было бы забыть.

Картинную галерею имени Куинджи в Мариуполе разграбили. Это непосредственно от нее велся прицельный огонь по зданию МВД, репортаж о котором облетел все телевизионные каналы.

- Возможно, что известный мариупольский коллекционер -  господин Тарута спланировал свой вариант мероприятия по захвату картин, - не без оснований рассуждает Дмитрий, - Но наша группа опередила его по все позициям…

***

…Январь 2016 года. Мы с Дмитрием идем по заснеженным дорожкам Детского парка.

- Дима, а вашу группу наградили за успешное мероприятие? – задаю вопрос с очевидно положительным ответом.

- Пока нет, мы же только рассекретились. Награда –  не главное. Я бы в любом случае никому не доверил такое важное для Крыма задание.

Но если Крым пока не знает своих героев в лицо, то на Украине о них известно хорошо. Как шутит Дмитрий, в Киев ему с ребятами теперь только на танке прорваться можно. И, знаете, нет никаких сомнений, что прорыв этот будет стремительным и победоносным! Компактная группа Дмитрия Сырнева готова и умеет выполнять практически любые задачи.