Крымчанка заставляла голливудских звезд нагишом нырять в «Черное море»

На «Фабрике грез» девушка родом из Ялты сумела заработать рекордные, даже для американского кино, гонорары, которые были потрачены на средство от ностальгии по Крыму.

5 декабря 2017 в 14:49, просмотров: 3130

Удачно начать карьеру Алле Назимовой помогло бегство матери, рукоприкладство отца, измены любовника и вердикт Станиславского, поставившего на ее актерских талантах жирный крест. В Америке же Назимова стала главной звездой Голливуда, «крестной матерью» в кинематографе актера Рудольфо Валентино, вдохновила великого американского драматурга Теннеси Уильямса посвятить свою жизнь театру, познакомила начинающего актера, будущего президента США Рональда Рейгана с его женой Нэнси и ввела в Голливуде моду на узкие брюки…

Крымчанка заставляла голливудских звезд нагишом нырять в «Черное море»
Алла Назимова

Черно-белый хайп

Эстеты и посвященные киноманы именуют Аллу Назимову «иконой эпохи черно-белого кино». Казалось бы, подобный штамп подразумевает то, что фильмы с участием актрисы к нашему времени успели «мумифицироваться», стать нетленной хрестоматийной классикой, пособием для изучения эстетики тех лет студентами различных околокинематографических специализированных вузов. Однако, так уж вышло, что то кино по сей день представляет интерес не только для кинокритиков, киноведов, историков искусства и прочих специалистов-теоретиков. Простой зритель их тоже с удовольствием смотрит на популярных интернет ресурсах в режиме онлайн. Подтверждение тому: на популярных сайтах составлен рейтинг топ-10 лучших фильмов актрисы, и большинство из них оценены зрителями на шесть-семь баллов из десяти. Откуда такой поразительно высокий результат? Просто интересно. Возможно потому, что Назимова уже тогда, сто лет назад, прекрасно знала, что означает модное сегодня понятие «хайп».

Точка отсчета

Вполне респектабельное еврейское семейство Левентон - отец, мать и двое детей - переехала в Ялту из Кишинева в начале 1870-х годов. Что называется, успели. Ведь в 1893 году был введен полный запрет евреем селиться в этом курортном городе. Но Левентонов из Ялты было уже не выгнать…

На новом месте, в Ялте, и родился третий в семье Левентонов ребенок, малютка Марем Идес Левентон (таково настоящее имя будущей актрисы). Зинаида Ливицкая, биограф будущей звезды, свидетельствует: «…“метрическая выпись за 1879 год” составлена помощником раввина в Ялте. Документ выполнен на типографском бланке, личные данные вписаны от руки. В графе “год, месяц, число рождения, смерти и бракосочетания” читаем “1879, 21 мая”, “имя родившегося” – “дочь Марем Идес”, “родители” – “аптекарь Яков Абрамов Левентон и его жена Сара Лейвина дочь”. Если перевести эту дату из старого в новый стиль, то мы получим день рождения Аллы Назимовой 2 июня 1879 года». Стоит упомянуть, что сама актриса отмечала день рождения 4 июня, а во многих биографиях значиться 3 июня. И, кстати, метрического свидетельства у Назимовой не сохранилось, потому многие биографы до того момента, как был найден вышеприведенный документ, подвергали сомнению тот факт, что Алла Назимова – крымчанка, утверждали, что она наверняка, как и все прочие актрисы занижала свой возраст.

Дом Левентона на Набережной Ялты

Благодаря стараниям все той же Зинаиды Ливицкой было достоверно установлено местожительство семейства Левентонов на набережной Ялты, а также то, каким образом и когда именно Левентоны обзавелись данной недвижимостью. Ливицкая ссылается на документы Государственного архива Крыма, среди которых и были обнаружены свидетельства о доме Левентоном, первые из них относятся к 1883 году, когда, собственно, дом и был построен. В фондах Ялтинского историко-литературного музея дотошные исследователи обнаружили интересное фото «Дом Левентона в Ялте». На нем - два разных по стилю здания, справа - двухэтажное, каменное, с маленьким деревянным балконом с резными карнизами в виде подковообразной арки, слева - также двухэтажное, каменное здание с колоннами, с обширным каменным балконом, балюстрадой и вазонами на крыше. Оба этих дома принадлежали семье Левентонов, один из них использовался как доходный и, вероятно, здесь в 90-е гг. XIX века была открыта аптека. На каменном балконе второго дома стоит, облокотившись на балюстраду, черноволосая девочка-подросток. Возможно, это и есть будущая звезда Голливуда.  Дом Левентона в Ялте сохранился до наших дней, он находится на главной улице города - Набережной имени В.И.Ленина под № 27.

Дитя, которое «упустили»

Спорных моментов в биографии Левентон-Назимовой много. Зато биографы на все сто процентов сошлись в другом. Все они отмечают, что отец будущей звезды, провизор Яков Левентон обладал скандальным характером. Мол, словесные перепалки в семействе были обычным делом, а иногда доходило и до рукоприкладства. И однажды он перешел черту – поколотил жену, а младшей дочери сломал руку. Так это или нет, но остается фактом то обстоятельство, что во время поездки в Швейцарию, в Цюрих, произошло нечто, сделавшее невозможным дальнейшее супружеское сосуществование Якова Левентона и Софии Горовиц. Соня уехала в Одессу, а Яков вернулся в Ялту, где постарался как можно быстрее обзавестись новой матерью для своих отпрысков. Сам Яков, будучи фанатичным отцом, делал все, чтобы его дети встали на путь истинный. Правда, в случае с Марем Идес его методы воспитания потерпели полнейший крах.

По воспоминаниям американских потомков Аллы Назимовой известно, что она год училась в Ялтинской женской гимназии. В подтверждение этим словам в Государственном архиве Крыма были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что Аделаида (так позднее стали называть Марем Идес) Левентон действительно училась в Ялтинской женской прогимназии 2 года: в 1890/91 и 1892/93 учебных годах (здание прогимназии находилось тогда на Почтовой улице (ныне им. Свердлова)). Ученицей Аделаида была не очень прилежной – по истории она сдала экзамен на твердую «двойку». Зато отлично зарекомендовала себя в творческой самодеятельности.

Однако ее отцу, достойному провизору, совсем не хотелось, чтобы его фамилия маралась «всяким там фиглярством. Он поставил ультиматум. И дочь неожиданно подчинилась — Марем Идес пела, шила, играла на скрипке, изучала немецкий и французский языки. А на сцену выходила другая, Алла Назимова («Аделаида», теперь приобрело новое звучание - «Алла», фамилия же была позаимствована из любимого романа «Дети улиц» Берли Доэрти).

А потом здоровье отца пошатнулось. Аделаида-Алла переехала к матери, в Одессу, училась в Одесской католической гимназии. А когда отцу стало хуже, официальным опекуном «трудного подростка» стал ее старший брат, Владимир. Легкомысленная мать и не обладавший нужным опытом в воспитании подрастающего поколения брат, вероятно, и «упустили» ребенка. Яков Абрамович безусловно только так и мог подумать. Но, увы, он уже не в состоянии был вмешаться, а просто смотрел на все это безобразие с небес…

В поисках себя и своей Ялты

В 17 лет Алла Назимова (теперь она себя только так и называла) уехала в Москву, начала учиться у самого Станиславского, практически мгновенно закрутила бешеный роман с неким миллионером, после разрыва с ним бросила школу актёрского мастерства ради работы в областном театре, затем неудачно вышла замуж за актёра Сергея Головина... Одним словом, во все тяжкие.

А потом Назимова поступила и вовсе нелогично — решила продолжить обучение, но при этом во всеуслышание начала критиковать методику своего наставника Станиславского. И это имело для нее катастрофически... благоприятные последствия. Как отрезание пуповины (очередное) — болезненно, но необходимо, чтобы развиваться дальше.

Новым наставником Назимовой стал оригинал-новатор Павел Орленев. Он черпал вдохновение в образах сумасшедших. Сумасшедшим был и роман Орленева и Назимовой. Русский актер А.А.Мгебров, друг Орленева, вспоминал: «Алла Назимова была, быть может, единственной женщиной в жизни Орленева, которую он действительно глубоко любил. Из нее создал актрису...».

Летом 1901 года Назимова решилась на почти отчаянный шаг – она приехала в Ялту вместе с Орленевым. Поселились любовники в старом семейном гнезде Левентонов, в отцовском доме на Набережной. Орленев, пытаясь выжать из курортной поездки по-максимуму, не раз и не два встречался с Чеховым, бывал на Белой даче Антона Павловича, а Антон Павлович в свою очередь посещал Орленева у Левентонов. Об этом в частности известно из письма Чехова Ольге Леонардовне Книппер от 28 августа 1901 года: «Вчера я был у Орленева, познакомился с Левентон: она живет с ним на одной квартире». Великий человек осуждал этот роман, ведь Орленев был женат, и не обращала на это внимание только страстная Аделаида.

Несмотря на щекотливую ситуацию и собственное негативное к ней отношение Чехов не опустился до мелочных дрязг и интриг. Совсем наоборот. Родственники Назимовой уговорили Орленева попросить Чехова «замолвить словечко» за младшего брата Аделаиды-Аллы, «очень способного мальчика, не принятого в гимназию из-за процентной нормы для евреев». И Антон Павлович помог - Александра Левентона приняли в гимназию по его протекции.

Безумный план

В 1904 году Орленев и Назимова решились на настоящее безумство – в составе театральной труппы они отправились на гастроли в Европу, в Лондон и Берлин, а затем дальше, впервые в истории, за океан. В течение полутора лет Назимова и Орленев выступали перед забитыми до отказа залами театров на Бродвее. Однако, как ни странно, при этом испытывали денежные затруднения. Многие биографы называют именно это обстоятельство в качестве причины тому, что в 1906 году Орленев и большая часть труппы засобирались домой. Однако Назимова категорически отказывалась уезжать – только в Нью-Йорке она поняла, что такое настоящая популярность и слава. Она открыла свою Америку. И сама стала открытием для Америки.

Назимова дебютировала в кино в 1916 году. Тогда она снялась в антивоенном фильме «Невесты войны», где сыграла трагическую роль молодой женщины, потерявшей на фронтах Первой мировой войны своих братьев. За эту роль восходящая звезда получила совершенно немыслимые для того времени деньги - 30 тысяч долларов. Публика восприняла фильм на «ура». И Назимовой предложили контракт со студией Metro Pictures (которая затем станет знаменитой Metro-Goldwyn-Mayer). Об условиях, прописанных в контракте, пожалуй, даже мечтать было бы нескромно - 13 тыс. долларов в неделю (на 3 тысячи долларов больше, чем зарабатывала одна из главных звёзд американского немого кино Мэри Пикфорд) и возможность самостоятельно выбирать сценарии и режиссёров своих фильмов. Конечно же, Алла согласилась. И до 1922 годы царствовала в американском кино. Ее именовали громкими эпитетами: «чудо экрана», «женщина, обладающая творческим интеллектом, который обычно приписывается только мужчинам», «вместилище эмоций и восприимчивости», «русская Дузе». С ней почитали за честь поддерживать дружеские отношения и бывать у нее в доме Дуглас Фербенкс, Мери Пикфорд, Сомерсет Моэм, Федор Шаляпин, Анна Павлова и Михаил Фокин. Она была «крестной матерью» в кинематографе американского актера Рудольфо Валентино, вдохновила великого американского драматурга Теннеси Уильямса посвятить свою жизнь театру, познакомила начинающего актера, будущего президента США Рональда Рейгана с его женой Нэнси и ввела в Голливуде моду на узкие брюки.

Назимова знала, как привлечь к себе внимание, как быть на волне. К примеру, ходили также слухи о нетрадиционной ориентации Назимовой. В 1921 году сам знаменитый Чарли Чаплин развёлся со своей женой Харрис, обвинив её, ни больше ни меньше, в лесбийской связи с Назимовой. В нетрадиционных отношениях с Назимовой якобы были замечены первая жена Валентино Джин Эккер, актриса Таллула Бэнкхед и многие-многие другие женщины.

«Черное море» в «Саду Аллы»

Вспоминала ли она в далеком Голливуде о доме? Бесспорно. Правда, о прошлом не говорила. «Не посвящай никого в моё прошлое. Не называй даже девичьей фамилии», - однажды написала Алла сестре Нине. И пояснила почему: «Для американцев я - загадка, и это лучшая моя реклама». Да, она очень старалась быть новой, совершенной, без изъянов, цепей и пуповин Однако совсем победить ностальгию было невозможно, немыслимо.

В 1919 году Назимова за 65 тыс. долларов купила роскошный особняк на Бульваре Сансет. Она назвала его «Сад Аллы». В этом самом «Саду», непосредственно перед домом по желанию Назимовой был построен бассейн с очертаниями Чёрного моря. Был в этом «Черном море» и «полуостров Крым». В том «Крыму» умудрились побывать все хоть сколько-нибудь значимые голливудские звезды того времени – во время разнузданных назимовских вечеринок они голышом прыгали в воду именно отсюда, напоминая Алле о ее личной точке отсчета, о ее трамплине, о том настоящем Крыме, с которого все началось…




Партнеры