Пытавшийся сбежать из Советского Союза севастополец совершил заплыв в Сирии

Рекордсмен в плавании Олег Софяник принял участие в водном марафоне в охваченной войной стране в поддержку мира

3 ноября 2017 в 12:52, просмотров: 1812

У известного пловца из города-героя Олега Софяника нет ни официальных званий, ни золотых медалей. Зато у него есть любимый стиль плавания – баттерфляй и обостренное чувство свободы. Пловец, рискнувший прилететь в охваченную войной Сирию ради заплыва в поддержку мира, свободен от мании величия. Вместе с другом – Шамилем Алимурадовым - Олег Софяник справился с поставленной целью. Преодолев десятикилометровую водную дистанцию, наши соотечественники доказали, что ради мира стоит идти на любой риск.

Пытавшийся сбежать из Советского Союза севастополец совершил заплыв в Сирии

Осенние марафоны

Марафоны Олега Софяника часто выпадают на осень. В октябре 2015 года состоялся первый сирийский заплыв, в октябре этого года – второй. А 24 октября 1985 года студент второго курса севастопольской приборки – Олег Софяник - спрыгнул за борт с круизного теплохода Одесса – Сухуми. Молодой человек не щеголял удалью перед любимой девушкой и не пытался удивить толпу зевак. Его целью был турецкий берег и свобода от всех «прелестей» развитого социализма.

- У меня всегда было обостренное чувство свободы, - признается Олег Софяник. - Я не мог жить в стране, где закрыты границы и действуют бесчисленные запреты.

К побегу из страны Олег начал готовиться с весны. Изначально хотел добраться до Турции на надувной лодке из Евпатории. Вышел в море и понял, что придется вернуться назад. Лодка немного подтекала, а запасов воды и пищи было недостаточно. Следующую попытку молодой человек решил предпринять летом, на одном из пляжей Батуми. Он знал, что расстояние между этим пляжем и турецкой береговой полосой - всего восемнадцать километров. Такая дистанция была вполне посильной. Но и в Батуми от планов пришлось отказаться. Советские пограничники тоже знали о восемнадцати километрах, разделяющих Восток и Запад. Поэтому желанный для тренированных диссидентов пляж был оборудован смотровыми вышками. Его охраняли особенно тщательно, выдерживая схему «граница на замке».

- Уже потом я узнал, что выбрал не совсем удачное место для побега, - рассказывает Олег Софяник. - Мешает сильное встречное течение, справиться с которым смог только один диссидент – Петр Патрушев. Он был мастером спорта по плаванию и доплыл до Турции. Дальше судьба завела его в Германию, оттуда - в Австралию. А вот Юрий Витохин, тоже пытавшийся сбежать из Союза, проплыл целую ночь в сторону Турции и вышел утром на гальку пляжа в Поти.

Прыгая с теплохода осенью 1985 года, Олег Софяник ничего о коварстве течения в Батуми не знал. Просто решил, что способ более надежный. Он продержался в море три дня и, вероятно, добрался бы до Турции, но помешала встреча в пути. Олега заметил югославский катер, державший курс на Поти. Моряки из соцлагеря рассказали о пловце-беглеце советским пограничникам. Олега Софяника задержали и отдали под суд. Дальше события развивались в традиционной для своего времени манере: тюрьма, психушка. Диссидент из Севастополя лишился всего, о чем мечтал. Сохранил лишь стремление к свободе и любовь к морю.

На волне замечательных пловцов

А ведь с морем отношения у отменного пловца складывались не всегда гладко. Это прозвучит неожиданно, но до одиннадцати лет Олег Софяник совершенно не умел плавать. Он боялся воды и не боролся с этим чувством. Всё изменилось очень быстро в пионерском лагере в Форосе. Все ребята плавали, и Олегу не хотелось быть хуже. Поставив перед собой цель: проплыть небольшое расстояние, паренек поплыл. Всё получилось. С каждой новой попыткой расстояние увеличивалось, и для Олега Софяника началась совсем другая жизнь. Плавание действительно стало главным делом жизни. Не то чтобы средством для получения дохода, а просто чем-то непостижимо важным. Тем, без чего теряется всякий смысл начинать новый день. Распрощавшись с институтом на втором курсе, Олег Софяник не стал продолжать учебу. Он выбирал себе работу, хорошо знакомую в диссидентских кругах – кочегар, сторож, каменщик на стройке. Свободное время, независимо от времени года, посвящалось морю. Плавает Олег и зимой, и летом. Первый марафон в его жизни состоялся в 2002 году. Всё получилось неожиданно и, как водится в подобных случаях, судьбоносно.

- У нас, в Севастополе, проходили гонки на надувных матрасах, - вспоминает Олег Софяник. - Мы с другом – Юрой Данилко – приняли в них участие и победили. Потом решили проплыть уже без матрасов от пляжа Хрустального до Херсонеса Античного. Справились, а следующий заплыв – до Солнечного – уже собрал журналистов.

Постепенно расстояние между пляжами увеличивалось до расстояния между городами Крыма. Ялта – Севастополь, Евпатория – Севастополь, Тарханкут – Севастополь. Были в жизни Олега Софяника и Боспор с Дарданеллами. В 2010 году он готовился доплыть от Туниса до итальянской Сицилии. Всё бы получилось, но отсутствие визы обрушило планы на Италию.

В 2013 году произошло судьбоносное знакомство севастопольца Олега Софяника с москвичом Шамилем Алимурадовым. Олег составлял списки политзаключенных. Еще во время отбывания срока в тюрьме он прочел в газете о том, как Шамиль Алимурадов сумел угнать самолет в Китай, и написал ему обычное письмо, которое отправил почтой. Письмо нашло адресата, и новые знакомые договорились встретиться в Египте, чтобы переплыть Красное море. Встретились и успешно доплыли от Шарм-Эль-Шейха до Хургады. Так началась дружба двух замечательных пловцов, которой не могут помешать никакие границы. Будучи человеком состоятельным, Шамиль Алимурадов решает все технические вопросы многокилометровых заплывов. Нанимает яхту сопровождения, оплачивает бытовые нужды. Если бы не страсть Шамиля Алимурадова к морю, к плаванию, Олегу Софянику было бы гораздо труднее преодолевать свои марафоны. К сожалению, за свободу плыть в открытом море приходится платить по высоким счетам. Без спонсора, готового расстаться с деньгами ради заплыва, ничего не получится.

- Переплыть пролив Ла-Манш стоит порядка семи тысяч евро, - рассказывает Олег Софяник. - Полторы тысячи нужно сразу заплатить организаторам. После рассмотрения заявки и проверки на прочность дают катер сопровождения. Переплыл – получи пиво в пабе, возможность оставить автограф на стене и грамоту. Всё поставлено на коммерческий поток.

По морю – к миру

Для Олега Софяника, человека с обостренным чувством свободы, эти условия идут вразрез с самой идеей заплывов и спорта в целом. Другое дело – проплыть десятикилометровую дистанцию в охваченной войной Сирии, чтобы заявить о своем стремлении вернуть ее гражданам мирную жизнь.

Опасный заплыв стал самым необычным для нашего земляка не только по степени риска, но и по отношению к нему официальных лиц принимающей страны. Олега Софяника и Шамиля Алимурадова в Дамасском аэропорту встречали сирийский министр спорта и глава олимпийского комитета. Им открыли дипломатический коридор, поселили в пятизвездочном отеле. В важном для воюющей страны заплыве вместе с любителями из России проплыли дистанцию местные пловцы-профессионалы. Заплыв получился действительно дружеский. На память о нем остались дипломы и договоренность увеличить дистанцию в следующем году.

Так желание доплыть до свободы сделало диссидента Олега Софяника водным марафонцем. Удивляться не приходится: в его семье это не первый резкий поворот. Достаточно вспомнить, что дед матери Олега был сослан в Крым под надзор полиции за помощь революционерам. Позже сам Михаил Фрунзе подарил ему дачу генерала Бараянса в Балаклаве. Олег Софяник не осуждает революционного прадеда. Он не интересуется политикой и мастерски плывет по жизни любимым стилем – баттерфляй.




Партнеры