Илья Резник: «Для меня в Крыму важны грязь, диета и море…»

Знаменитый композитор поделился своими воспоминаниями и рассказал, зачем приезжает на полуостров

20 октября 2017 в 16:46, просмотров: 2371

На южные берега Тавриды любимый уже несколькими поколениями ценителей русского слова поэт-песенник приезжает отдохнуть и «подзарядить свои батарейки» в санатории – у моря и сосен. В доверительной беседе он вспомнил о своих первых напечатанных строчках, похвастался кинжалом от Путина и рассказал о взаимоотношениях с Паулсом и Пугачевой.

Илья Резник: «Для меня в Крыму важны грязь, диета и море…»

- Илья Рахмиэлевич, вы уже много лет под занавес лета стараетесь выбраться в Крым…

- Я очень люблю Ялту в это время и специально приезжаю в «Сосновую рощу» в Гаспре. Здесь я заряжаюсь энергией, ищу и нахожу вдохновение – написал уже несколько стихотворений. И прежде этот край был мне близок – на моих концертах всегда звучит песня «Севастополь», которую мы написали с композитором Женей Крылатовым более  35 лет назад: «Над Россией, над всею Россиею плывет мой город с белым кораблем…».

- За время отдыха, где кроме санатория и концертного зала побывать успеваете?

- Да я ведь здесь в Крыму уже видел все в свое время. Для меня главное вот - процедуры, массажи, грязь, бассейн, море, диета и все. Никуда не езжу. Ну разве что по ялтинской набережной гуляю - по три часа автографы раздаю, фотографируюсь с людьми. Один парень из магазина, который продает кремы всякие, -  он такую тубу мне принес и там крем такой то, английские названия: «Ой, напишите что-нибудь, напишите что-нибудь…». И я ему написал: «Прежде чем обмазать кожу, подумай, а полезно ль это роже?» Он такой был радостный, что я ему гадость придумал (смеется).

- Сегодня вас знают, как автора многих суперхитов отечественной эстрады. Могло случиться так, что из бардовских 60-х вы бы вышли героем Грушевского фестиваля и стали кумиром КСП?

- Я прошел через эти компании «Возьмемся за руки друзья, ну, возьмемся…». У нас в Питере был клуб «Восток», я тоже там пел. Пел сначала песни Саши Городницкого, потом стал сочинять свои бардовские песенки. Написал 30-40 песен, и мне этого было достаточно. Все это тоже повлияло на то, как по крупицам, по цветным стеклышкам складывалось витражное панно, которое называется «Резник Илья»…

- А как же западные веяния с «битлами» вас обошли стороной?

- Мне это было не интересно. Я отдавал несколько стихотворений рок-музыкантам, но в шуме их музыки теряется вся поэзия. Я все же консерватор. Я люблю Александра Сергеевича Пушкина, его ясную поэзию. Я люблю романс, люблю мелодию. Почему вот я полюбил Паулса и расшифровал его? Ведь все, что он написал, это же все уже на латышском языке было, а я же все это восстанавливал, реанимировал. Даже «Маэстро», оказывается, три года существовал до меня - с какими-то латышскими тара-барами. Никто и не знал об этом. Он и от меня скрыл это, но меня это мало интересовало…Я чувствую его музыку и хорошо знаю песенное ремесло, поэтому у нас и получилось столько шлягеров.

- Поклонники долго ждали от вас возобновления сотрудничества…

- С Раймондом мы сделали свое историческое дело. А дальше у него там свои латышские хоры, свои мюзиклы... Творческие союзы создаются и распадаются, они не могут быть вечными. У нас был период – шесть лет, и замечательно, достаточно. Вот после меня, посмотрите, Раймонд разве что-то создал? Назовите какие-то шлягеры… Ничего. Ну, вот, только «Пикадилли»: «…и что-то делала не так она там…» Ну это разве может сравнится с «Маэстро» или со «Старинными часами»? Нет. Или «Скрипач на крыше», или «Я за тебя молюсь», может?

- Вас не задевало то, что в создании хита автору слов доставалось меньше внимания, чем исполнителю и композитору, например, в том же содружестве Резник – Паулс - Пугачева?

- Раймонд и Алла никогда не принижали мою роль в создании песни. Другое дело, что получалось так, что они были на виду. И конечно, лавров они больше получили, зато сейчас я получаю то, что мне не додали тогда. Мы дополняли друг друга, правда, одно звено выпало однажды - это когда мы с Аллой поссорились, обидела меня Алка чем-то. И я сказал Раймонду: «Давай напишем для Лаймы». Лайму мы вытащили из кабака, и с Раймондом создали ее в 86-м году. Мы ссорились с Аллой не раз – обиды были какие-то, потом мирились. А сейчас мы очень дорожим дружбой, созваниваемся, на дни рождения ходим друг к другу всегда.

- Ваши песни не только зажигали звезд, но и обеспечивали им материальное благополучие, при том что многие хиты вы просто дарили…

- Да дарил. Все детские и патриотические песни тоже писал от души, бесплатно. В этом нет проблемы, проблема в том, что у нас ужасная, дохлая защита авторских прав. В этой сфере и обман, и разгильдяйство… Свои авторские гонорары сейчас я даже не сравниваю с теми, что получал при советской власти, когда у нас высчитывали 70 процентов! Высчитывали бешенные деньги, но и оставалось очень прилично, мы авторы спокойно на них жили. Тогда, например, профессор получал 700 рублей, а у меня в месяц выходило 5-7 тысяч. Машину можно было купить. У Леонида Дербенева до 10 тыс. набегало, а у Роберта Рождественского 20 тыс. было в месяц! А сейчас финтифлюшки какие-то получаем…

- Для «силовиков» тоже от души пишете?

- А как же! Это же все мои друзья. Вот как-то звонит Юрий Яковлевич (Генпрокурор РФ – прим. авт.), говорит: «Илюша, у нас юбилей прокуратуре. Столько авторов, даже очень известные имена, писали Гимн прокуратуре, но ни у кого ничего не получилось». Я только и спросил – сколько у меня времени. «Неделя есть», - сориентировал меня он. И я написал гимн с композитором Женей Ширяевым… Когда ее исполняли на празднике, на втором куплете все прокуроры встали. «Призваны Отчизной» называется эта песня. Бывало и так...

- Скоро полвека вашему первому всесоюзному хиту – песне «Золушка»…

- Верно, я ее написал еще до ухода из театра, в 69-м году. Ко мне пришел Игорь Цветков – он писал музыку к историческому спектаклю и попросил сочинить что-нибудь. И я ему во время спектакля «Большевик» написал стихи песни «Сон в летнюю ночь». А он написал музыку. И на следующий день он мне звонит из кукольного театра, он там тоже писал музыку, говорит: «Ой, послушай, что получилось» и по телефону мне спел. Мы сначала эту песню отдали Таисии Калинченко, а потом ее Людмила Сенчина спела. Я ведь уже с Ленконцертом работал, и у «Поющих гитар» были мои песни, русские переводы… Но этот год мне запомнился больше выходом моей первой детской книжки. В рижском издательстве «Лиесма» она вышла – «Тяпа не хочет быть клоуном». Вот это был настоящий праздник. Такие же трепетные чувства я испытал, когда вышли мои первые напечатанные строки в 63-м, по-моему, в газете «Советская молодежь» в Риге: маленькие такие афоризмы, которые я сочинил. Их было 10 и они в такой рамочке вышли. Я их вырезал, наклеил на картон, любовался - это была моя первая публикация.

- Кроме творчества, что еще остается в сфере ваших личных интересов дома?

- Животные наши, которых мы с женой очень любим. У нас три кошки, а также - три собаки, все породы Резникшнауцер, на улицы подобраны. Мы им все разрешаем – кошка по столу может бегать, обедать там, а собаки даже в кровать прыгают.

Из досье «МК»

Илья Резник родился 4 апреля 1938 г. в Ленинграде. Окончил Ленинградский госинститут театра, музыки и кино (ЛГИТМиК) и после выпуска работал в актерской труппе Театра им. В.Ф.Комиссаржевской (1965-72). В 72-м познакомился и начал сотрудничать с Аллой Пугачевой. С его песней «Посидим, поокаем» певица добилась первого успеха на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады (1974). Всего написал для АБП более 50 песен. Более 30 раз становился лауреатом ТВ-конкурса «Песня года». Народный артист РФ (2003).






Партнеры