Мифы и были дачи Стамболи в Феодосии

Как обычный караим стал фабрикантом, а его сын построил один из самых красивых дворцов Крыма

01.02.2017 в 00:30, просмотров: 5874

Начиная рассказ об этом уникальном памятнике архитектуры, экскурсоводы обычно говорят благодарные слова в адрес табачного фабриканта Иосифа Стамболи, по желанию и на средства которого в начале прошлого века был построен великолепный дворец. Обошелся ему особняк в кругленькую сумму – более миллиона царских рублей.

Мифы и были дачи Стамболи в Феодосии

В счет  вошел и гонорар автору проекта - известному архитектору Оскару Вегенеру. В ХХI веке спасителем здания, по праву названого визитной карточкой Феодосии, стал Черноморский центр подводных исследований. Именно этому научному учреждению решением мэра города-курорта Александра Бартенева в 2014 году была отдана в аренду дача Стамболи. При одном условии: здание должно быть отреставрировано по высшему классу.

Из Стамбула в Феодосию за невестой

Интересна сама история рождения династии Стамболи.  В 1783 году после присоединения Крыма к России один из крымских караимов по имени Осип (Иосиф) вместе с частью соотечественников эмигрировал в Турцию. Прожив там некоторое время, он решил найти невесту. Но не так легко это было сделать. Караимам их религия предписывает вступать в брак только с единоверующими. Большое значение уделялось также  этническому происхождению и социальному статусу. Одним словом, не мог найти Иосиф в Турции девушку, которая соответствовала бы вышеназванным требованиям. Это стало главной  причиной его возвращения в Крым.

В Феодосии, где Иосиф нашел пристанище, к нему «приклеилось» прозвище Стамболи - то есть по-караимски «приехавший из Стамбула». В  первые годы после возвращения из эмиграции он бедствовал. Но жажда жизни была сильнее неудач. Вскоре он женился на девушке, которая подошла по сердцу и крови. Вместе им стало легче справляться с проблемами. Родились дети. Они подрастали. Помогая родителям,  искали свое место в жизни. Один из сыновей,  Вениамин,  решил заняться торговлей, избрав своим товаром табак.

Началось все с маленьких мешочков с махоркой: совсем еще мальчишка, Веня бойко продавал ее феодосийским портовым грузчикам. Со временем юный торгаш понял, что появились клиенты, интересующиеся более качественным товаром. Он тотчас начал приобретать у оптовиков дорогой табак. Поменял Вениамин и место: из шумного порта перебрался на улицу Итальянская в центре Феодосии. Здесь Стамболи поставил столик, за которым торговал своим товаром. Дела шли неплохо, чему способствовали не только удача, но и увеличение числа людей, подверженных вредной привычке.

Постепенно юный бизнесмен собирал капитал и в 1861 году подал заявление с просьбой выделить ему земельный участок для строительства фабрики. Возвели ее и открыли достаточно быстро, что многократно увеличило прибыли предприимчивого Вениамина. Со временем он открывает еще несколько предприятий в России, а также филиалы во многих европейских странах.

Мировая история знает немало примеров неожиданного появления среди известных богачей новых фамилий. По-разному пришедшие «из грязи в князи» приобретали капитал, да и не всем удавалось выдержать конкуренцию с более опытными «акулами бизнеса». Стамболи сумел пройти, как говорят, Крым, Рим и медные трубы, в итоге из простого продавца махорки став купцом первой гильдии, табачным магнатом страны. Прославился он и как меценат: поддерживал своих соплеменников караимов, строил дома для рабочих, школы. На закате  жизни глава династии задумал возвести три дворца и подарить их своим детям. Проекты находились в стадии завершения, но и жизненные силы были на исходе – Вениамин не успел реализовать намеченные планы. Умер он в 1897 году. 

Нажитое имущество наследовали три его сына. Директором становится  младший, названный в честь деда Иосифом. Братья многократно расширяют компанию, закладывают огромные плантации турецкого табака в Крыму, на Кубани, на Кавказе, в Турции, Болгарии, существенно обогнав всех конкурентов по объему производства. Кроме того, сырье для фабрик пароходами стали доставлять на полуостров из Японии, Индии и Китая. Занимаясь бизнесом, Стамболи подумывали и о личной жизни.

Женитьба и родовое гнездо

На знаменитой улице Дерибасовская в Одессе братья имели свой табачный магазин, по соседству с которым находился модно-мануфактурный галантерейный салон караима Ильи Бобовича. Одну из его дочерей 17-летнюю Рахиль, однажды встретил Иосиф, прогуливаясь по центру города. И влюбился с первого взгляда.  К 1911 году молодой человек получает желанные руку и сердце девушки.

Счастливый молодожен решает строить дом, выбрав для этого один из престижных кварталов Феодосии – рядом с морем. Некоторые историки, рассказывая об этом периоде жизни фабриканта, сообщают, что дачу он строил в подарок невесте. Это ошибка. Согласно данным  архивов, возводить дворец начали через три года после его женитьбы. А вот информация о том, что к созданию семейного гнезда  Иосиф Стамболи подошел со всей душой и широким размахом, соответствует действительности.

В Феодосии табачный магнат слыл модником, человеком, которому были свойственны артистизм и неординарность. К тому же, бывая по долгу службы в разных европейских странах, он замечал и запоминал лучшие образцы архитектуры, чтобы воплотить их в реальность при строительстве своего дома. Для этого требовался достойный зодчий. Выбор пал на архитектора Оскара Вегенера, который отличился при строительстве Массандровского дворца, он же проектировал имение Кокорева в Мухалатке.

 Дворец был задуман в стиле модерн, с преобладанием в экстерьере мавританских мотивов, напоминающих восточные сказки. В необычной форме постройки отражались не только вкусы и мировоззрение, но и социальный статус владельца. Так, турецкие каменные колонны с нишами, столбики в форме мундштуков с вырезанными табачными листьями, кованый забор с изображениями полумесяцев, шестиконечных звезд и цветов табака – все до мельчайших деталей указывало на происхождение хозяина дома и его принадлежность к табачному делу. 

Специалисты, да и обычные туристы, высоко оценили гармоничное соединение стилей, придающих дому неповторимый колорит: от западной культуры – комфорт, а от восточной – очарование. Для постройки отбирались лучшие материалы и приглашались самые известные мастера. К примеру, использовался великолепный каррарский мрамор, над которым трудился знаменитый резчик Фока Яни. Фасадная плитка и теперь выглядит совершенно новой, хотя была изготовлена больше 100 лет назад. Она была лучшей в своей отрасли, гордостью старейшей немецкой фирмы «Виллер и Бош». Не меньший интерес вызывает и напольная плитка. Если ее перевернуть, то на обороте можно увидеть клеймо «1911 г. Харьков. Бергенгейм». Запоминающийся восточный облик зданию, словно сошедшему со страниц «Тысячи и одной ночи», придают четырехъярусная, похожая на минарет башня, полусферические купола и разноцветные витражи окон в изящных арках.

Восторг и удивление вызывает у каждого входящего во дворец  убранство первого этажа дачи. Здесь располагались гостевые залы с удивительной красоты  каминами. Один из них находился в личном кабинете Стамболи. Его  сохранившийся интерьер позволяет, как по книге, читать историю семьи. По углам потолка расположились орлы с молниями – защитные символы от огня. Далее по диагонали – венок с одной звездой, говорящий, что это кабинет купца первой гильдии. По карнизу разливается орнамент набегающей волны с цветами табака.

Левое крыло здания занимали Вспомогательные помещения - кухня, прачечная, гладильная – находились в левом крыле здания. На втором этаже расположились личные покои и детские комнаты. Первая дочь в семье - Вера появилась на свет в 1912-м. Через два года родилась Лидия. С девочками связана любопытная история. Во внутреннем дворе Дачи и сегодня можно увидеть большой фонтан с двумя фигурками Амуров. Но это всего лишь копия, изготовленная в 1998 году. Раньше на этом месте тоже стоял фонтан, но выглядел он гораздо изящнее, и, что самое интересное, его венчали две детские фигуры. Если посмотреть на ранние фотографии Веры и Лидии, все становится на свои места – именно их лица сто лет назад запечатлел в камне скульптор.

Дворцу повезло больше, чем хозяевам

Поселившись в особняке, сам хозяин не смог долго наслаждаться жизнью в этом архитектурном шедевре. Через три года после окончания строительства, грянула революция. Словно цунами разошлась она из столичного Петрограда по всей России. Зимой 1918 года ее разрушительные волны докатились в Крым. Один из очевидцев трагических событий подполковник Николай Кришевский так описывает то лихолетье: «В Феодосии солдаты расположились, как у себя дома, заняв все дачи по берегу. Из дивной дачи Стамболи выносили дорогую мебель, тут же ее ломали и жгли из нее костры, на которых готовили кашу в котелках».

Иосифа  Стамболи арестовали и доставили в штаб красногвардейцев, где его заставили выплатить контрибуцию в размере 300 тысяч рублей и «подарить» свой автомобиль. После таких действий новой власти общего языка с ней  он не нашел и со всей своей семьей эмигрировал во Францию. В Париже эмигранты из России, когда-то богатые и знатные люди, дворяне и купцы работали таксистами и официантами. Революционная буря в одночасье смела создаваемые целыми поколениями огромные состояния. Стамболи утратил свою табачную империю: фабрику, плантации, активы. В возрасте 81 года Иосиф Вениаминович скончался на чужбине. Со времени эмиграции семьи и по наши дни ни он сам, ни его многочисленные потомки никогда в этом доме больше не появлялись. Хотя иногда присылают письма. Одно из посланий пришло из Парижа совсем недавно.

По-разному относились крымчане к культурному наследию. К примеру, известный поэт Максимилиан Волошин предлагал снести все виллы феодосийских богачей, дабы не развращать вкусы народа. И в первую очередь, дачу Стамболи, которую он считал буржуазным дворцом «в стиле турецких бань, публичных домов и лимонадных киосков». 

Современники вспоминают: до революции большинство особняков выглядели один лучше другого: высокие, светлые, с электрическим освещением, водопроводами и канализацией. К началу 1920-х годов электричество не подавалось вовсе, водопровод работал урывками, а из канализационных ям нечистоты вывозились с большими затруднениями. В 1921 году вышел ленинский декрет о национализации всех особняков полуострова и создании санаториев  для трудящихся. Роскошные виллы Екатерининского проспекта в Феодосии превращаются в здравницы, не стал исключением и особняк Стамболи. В нем разместился  санаторий на 100 мест. Сначала он назывался «Московский совработник»,  затем ему присвоили имя И. В. Сталина.

В Великую Отечественную войну особняку Стамболи повезло оказаться среди немногих строений города, которые почти не пострадали от бомбежек. Удивительно, ведь вилла, расположенная на возвышенности, просматривалась со всех сторон и была отличной мишенью для противника. В период фашисткой оккупации уцелевший особняк превратился в госпиталь 132-ой пехотной дивизии генерала Линдемана.

Умерших в госпитале хоронили на кладбище, которое не долго думая оборудовали прямо на территории поместья, сразу за оградой. К 1944 году около полутора тысяч немцев  нашли свой последний приют в его могилах. Кладбище было разбито с немецкой педантичностью, с четкой прямоугольной планировкой и одинаковыми крестами. В 2003 году немецкое общество «Фольксбунд», совместно со специалистами Феодосийского краеведческого музея и поисковым отрядом «Юг» провели эксгумацию, и останки были перезахоронены на кладбище у села Гончарное.

К концу войны Феодосия приобрела весьма плачевный вид. До 80 % всего жилого фонда было разрушено. Зловещая картина: сплошь и рядом руины и воронки от авиабомб и снарядов. Но среди этого дикого хаоса, словно заколдованный, стоял  всего один дом – сказочный дворец в мавританском стиле. Поразительно, у него даже стекла уцелели. После войны вплоть до 1984 года в здании вновь размещался санаторий. Затем произошел очередной крутой вираж в истории особняка. Феодосийский врач-нарколог Александр Довженко, разработавший свою методику лечения страдающих алкоголизмом и наркоманией, открыл в нем психотерапевтический наркологический центр.

Развал Советского Союза,  наступившие лихие 90-е, стали черными страницами в летописи  особняка. В этот период здание пострадало значительно больше, чем в годы войн и революций. Сначала здесь размещался  Азово-Черноморский банк, потом гостиница. Позже в прекрасном строении зашумел элитный ресторан. Лишь с 2013 года прекрасный особняк династии Стамболи начал жить благородной целью просвещения: бывшая дача усилиями неравнодушных людей превращена в современный музейный комплекс. Теперь сюда приходят феодосийцы и гости города-курорта, чтобы полюбоваться  артефактами, поднятыми с затонувших кораблей различных исторических эпох от седой античности и до наших дней.

Артефакты из морской пучины

По мнению многих специалистов, передача дачи Стамболи в аренду Черноморскому центру подводных исследований спасла особняк от разрушения. Это подтверждает и заместитель  директора названого учреждения, руководитель его феодосийского филиала Виктор Вахонеев. Он помнит, в каком плачевном состоянии находилось здание, когда власти Феодосии все-таки утвердили Центр. Положение кардинально изменилось после того, как Республика Крым вошла в состав России. Руководители страны, узнав о бедственном положении памятника архитектуры, выделили на его ремонт и реставрацию 150 миллионов рублей. В настоящее время работы идут полным ходом. Намечены и реставрационные работы, которые будут  доверены лучшим специалистам, имеющим лицензии.

Занимаясь восстановлением Дачи, коллектив Центра не забыл свое главное предназначение: исследовать подводный мир Черного моря, вести научную работу. Параллельно его сотрудники изучали документы о строительстве дачи Стамболи в архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя. Раньше этим никто не занимался, и по указанной причине экскурсионная деятельность проводилась на уровне слухов и мифов.

Подводная археология начала зарождаться больше ста лет назад и именно в Феодосии. Новое поколение ученых продолжает важную работу. Открыт музей подводной археологии, в котором уже оформлено несколько интересных экспозиций. Недавно центр получил грант Русского географического общества, что позволяет расширить район поисков при участии волонтеров. Вместе с коллегами из Эрмитажа крымчане изучали античный затонувший город Акра.  Несомненной удачей стал март 2016 года: специалисты «Черноморского центра подводных исследований»  обнаружили в 16 км западнее мыса Тарханкут на глубине 52 метров легендарный теплоход «Веста», который  в 1887 году потерпел крушение и затонул. Экипаж погиб. Носовая часть парохода сохранилась, что и позволило его идентифицировать.

История «Весты» известна многим: в 1877 году экипаж деревянного теплохода отличился в сражении с турецким броненосным корветом «Фетхи-Буленд».  Но теперь туристы, жители Феодосии могут увидеть замечательные артефакты – свидетельства далеких исторических событий,  поднятые из морской пучины, на витринах музея. Глядя на удивительно красивую после реставрации посуду, медицинские приборы, старинные фонари, посетители музея  будто становятся соучастниками событий XIX века. И по-другому воспринимается рассказ экскурсовода о героизме русских моряков.

Подвиг экипажа парохода «Веста»

Этот бой – подтверждение знаменитой фразы русского полководца А.В. Суворова:  «Побеждают не числом, а умением». Когда в 1877 году началась война с Турцией, Россия не имела стальных  кораблей. Государь повелел привлечь к боевым операциям торговые суда, оснастив их имеющимся в наличии вооружением. Вот так на боевую вахту заступил и деревянный теплоход «Веста». 9 июля он находился в Одессе под погрузкой угля. Неожиданно из штаба флота доставили боевойприказ: выйти в море для крейсирования на коммуникациях противника, а при случае и для атаки его боевых кораблей.

Вечером 10 июля «Веста» вышла в море. К семи часам утра 11 июля пароход подошёл к порту Кюстенджи (ныне — Констанца). В рассветные часы впереди смотрящие  заметили дым. Предположили, что это — либо пассажирский, либо грузовой колесный пароход. «Веста» на полной скорости стала сближаться с судном, намереваясь отрезать его от берега. Около восьми часов утра, сблизившись, опознали:  турецкий броненосец. Позже стало известно, что это был  броненосный корвет «Фетхи-Буленд»,  водоизмещением чуть более 1600 тонн. Его вооружение состояло из четырёх крупнокалиберных и нескольких мелких пушек.

Бой начался  в восемь часов утра. Оба экипажа вели по противнику орудийный и ружейный огонь. «Веста» удачно  маневрировала и турецкие снаряды нередко ложились мимо цели. Но были и попадания. К десяти часам утра на российском пароходе раздробило вельбот, была выведена из строя одна кормовая мортира,  разбита оптика автоматического прибора стрельбы. На жилой палубе, прямо над кормовой крюйт-камерой, вспыхнул пожар. Однако экипаж продолжал огонь по врагу, нанося ему потери.

И наконец бомба, пущенная с «Весты», снесла передний орудийный каземат противника. Неприятельское судно окутал густой дым. «Фетхи-буленд» вышел из боя и стал поспешно уходить. Сохранился рапорт командира судна Николая Баранова. Вот несколько фраз из документа: «Видя два орудия у себя подбитыми, имея в корпусе две пробоины, двух офицеров убитыми и четырёх ранеными и палубу, заваленную осколками и разорванным человеческим мясом, и, что главное, видя, что машинисты и кочегары едва держатся на ногах после пятичасового боя, я не решился энергично преследовать убегавшего быстроходного врага, тем более что он поднял какой-то сигнал, и на горизонте стали показываться еще рангоуты судов».

Сражение экипажа парохода  «Веста»  Морским министерством России было названо героическим. К сожалению,  в 1887 году судно потерпело крушение и затонуло у берегов Крыма. Экипаж погиб.

Все участники боя были награждены орденами, различными знаками отличия, пожизненными пансионами. В 1880 году на братской могиле моряков «Весты», погибших в бою, в Севастополе был установлен памятник (автор — П. О. Брукальский). Монумент выполнен в виде крестообразного пилона, установленного на ступенчатый цоколь. На лицевой грани пилона — крест тёмного полированного гранита и два орудия, поставленные вертикально. По периметру вмонтированы чугунные ядра, а по сторонам — мемориальные надписи на чугунных досках с указанием имен всех погибших в бою 11 июля 1877 года. Один из минных крейсеров Черноморского флота позднее был назван «Капитан-лейтенант Баранов».

Большие планы на будущее

Коллектив Центра не почивает на лаврах. Имеются планы подводных исследований, восстановлены контакты с представителями династии Стамболи по линии среднего брата Моисея, проживающими во Франции. Готов проект реставрации Дачи, проведен демонтаж аварийных участков перекрытий здания. Работы продлятся, как минимум два года, и хорошо, что открыто финансирование, а возникающие проблемы помогает решать городская администрация.

Недавно на базе музея прошла научная конференция по итогам археологического сезона 2016 года. Участие в ней приняли ведущие специалисты из Санкт-Петербурга, Москвы, Тулы, Севастополя, Керчи. Это действующие подводные археологи, возглавлявшие экспедиции в Северном Причерноморье, на Азовском море. Контакты с  коллегами помогут феодосийцам вести работу еще плодотворнее.




Партнеры