Почему легенда Крыма остается в СИЗО?

Легендарный парашютист, директор Центра планерного спорта «Коктебель» расплачивается за ошибку пилота

4 февраля 2016 в 23:39, просмотров: 4964

Киевский районный суд Симферополя постановил на время следствия вернуть Бориса Небреева в следственный изолятор. Претензии к нему у правоохранителей появились после злосчастного крушения «Цессны» 4 ноября прошлого года. При падении самолета погибли четыре человека… 

Почему легенда Крыма остается в СИЗО?

С того трагического момента жизнь замерла на последней действующей дроп-зоне полуострова – аэродроме ЦПС «Коктебель». Перспективы развития парашютного спорта в Крыму под вопросом, судьба человека под угрозой… На защиту спортсмена выступили летчики, парашютисты, общественные деятели со всей России и из-за рубежа.

«На этот вылет Боря повлиять не мог…»

- Парашютный спорт в Крыму за крайние два десятилетия развивается исключительно на энтузиазме отдельных людей, спортсменов, в частности Бориса Небреева, - говорит спортсмен-парашютист Олег Демидов. - Если бы он в свое время не организовал спортивный клуб «Пара-Крым», то, наверное, несколько лет в Крыму не было бы прыжков, абсолютно никаких. Единственным исключением был Севастополь, но там – своя специфика. Был и такой период, когда кроме «Пара-Крыма» несколько лет вообще никто не работал.

- Кто, по-вашему, гипотетически виноват в крушении самолета?

- Меня могут обвинить в предвзятом отношении, ведь Борис - мой лучший друг. Но я считаю, что его вины в этой ситуации абсолютно нет. Есть некоторые вещи, на которые мы не можем влиять. Мы ведь не можем привязать себя к самолету и смотреть, чтобы им не воспользовались. На самом деле, при всей кажущейся сложности взлететь на чужом самолете для летчика-профессионала - не представляет никакой сложности. Это даже не машина, где есть система сигнализации, всякие иммобилайзеры. Самолетная техника гораздо проще. Воспользоваться ею без ведома владельца не проблематично. Тем более, владелец доверял покойному пилоту Олегу Соколу, предоставил ему доступ к самолету, они оговорили некоторый комплекс работ, которые Олег должен был проводить на самолете, чтобы получить сертификат лётной годности. Что побудило человека взлететь, в нарушение всех инструкций, которые он безусловно знал? Так же и знал, что в этот момент уже закрыта была летная смена. Об этом мы уже не узнаем. 

- Но по закону директор отвечает за нарушения подчиненными трудовой дисциплины?

- Директор не может находится возле самолета 24 часа в сутки, особенно после того, как летную смену закрыли, доложили в Центр управления воздушным движением, что полёты прекращены. То есть, задача Олега была — «зарулить» самолет в ангар, а он взлетел. Скорее всего, его уговорили пассажиры, которых он взял с собой «покататься», погибший священник отец Никон много лет дружил с пилотом. По всей видимости, планировался «кружок» над аэродромом втихаря и посадочка. Но, не получилось. На этот вылет Боря никак повлиять не мог. В момент этого злосчастного взлета он был в парашютном ангаре, снимал с себя парашют после только что совершенного прыжка…

- Следствие еще идет, Бориса Небреева обвиняют в «оказании услуг ненадлежащего качества»… Как может дальше развиваться эта ситуация, чем обернется для парашютного спорта?

- Да, обвиняют именно в этом, хотя имел место самовольный взлет пилота без ведома Бориса. Клуб сейчас не работает. «Пара-Крым» - это большая семья, несколько династий парашютистов, прежде всего. Понятно, что прыжки продолжатся, мы постараемся сохранить все, что можно. Только вопрос — в каком формате? Мы основным составом «Пара-Крыма» обсудили, в любом раскладе, как бы не сложилось это дело, которое вокруг Бориса происходит - похоронить «Пара-Крым» никто не даст! Но далековато, хотя, такой вариант рассматривали. А вообще, мы надеемся, что будет справедливый суд и Бориса отпустят на свободу, и клуб возобновит работу и еще не раз прославит Крым достойными выступлениями.

«Попал под горячую руку…»

Сложившейся ситуацией крайне разочарован авторитетный крымский пилот Сергей Шевчук из Евпатории.

- Давно знаю этот аэродром, всех людей там, - говорит авиатор. - И абсолютно уверен, что Борис вообще не виноват. Он - пострадавшая сторона - он потерял друга, с которым много лет проработал, потерял самолет, за который еще не рассчитался до конца, потерял свободу. А ведь у него беременная жена, трое детей. Он потерял возможность и перспективу в дальнейшем развитии. Он все потерял. И то, как подходит следствие к его судьбе — это просто беспредел. Заслуженного человека, который ни в чем не виноват, к тому же инвалида, с одной ногой, бросить в камеру... Потому как у них фактических доказательств его вины, они решили, чтобы он сам себя оговорил. Это значит задавить его, чтобы он себя морально сломал, это как 37-й год, какая-то инквизиция! Как после этого будет подниматься авиация, чем-то заниматься, куда-то двигаться, пользу приносить...А ведь Борис широко известен и в мире. Он и в Индии инструктором работал, он и в Москве проводил всевозможные мероприятия. Он единственный, по сути, кто очень серьёзно относится к поддержке инвалидов. Светящиеся глаза несчастных людей, у которых надежда появляется полноценная, воодушевление после прыжка. Я не уверен, что кто-то сможет его заменить. Это как раз тот случай, когда энтузиазм, который вопреки всему развивался. У меня уже мысли всякие, может кому-то просто захотелось дачу построить или еще чего, на территории аэродрома, поэтому такой прессинг? Нет объяснения. Не понимаю, для чего нужно уничтожать гору, которая является «меккой» авиаторов России.

По словам вице-президента крымского отделения Федерации сверхлегкой авиации РФ Вячеслава Копчинского, это первый случай, когда руководитель авиационного предприятия задержан и содержится в СИЗО по неустановленным и недоказанным фактам его вины.

- Просто по предположению! – говорит Вячеслав Копчинский. - Если бы таким образом поступали все поколения следователей, то ракеты бы, наверное, не летали. У Королева тоже падали ракеты. У всех руководителей авиационных предприятий рано или поздно совершаются летные происшествия. Это авиация. Мое мнение такое, не хочу им каким-то образом заменять решение комиссии, которая установит причину происшествия, но, я считаю, что тут была вина пилота. Она очевидна. Борис просто попал под горячую руку и на нем решили отыграться. Все крайние годы авиация вообще держалась только на Борисе. Все клубы, какие были, ДОСААФовские - они были развалены. Единственный действующий клуб «Пара-Крым», который базировался на  ЦПС «Коктебель», а это и планерный спорт, и парашютный. Он руководил Центром планерного спорта, а это госпредприятие, которое министерства «спихивали» с себя по очереди. Оно было при Украине в подчинении министерства гендерной политики и молодежи. Его пытались «впихнуть» министерству спорта. Не знали, как от него избавится, потому что такие объекты требуют финансирования. Финансирования на него никогда не выделялось. И по сей день ни копейки бюджетных денег на него не выделяют. Даже на зарплату сторожей, инструкторов…

Заслуженный испытатель космической техники, Герой России Валерий Архипов знает Небреева давно, как энтузиаста и просто порядочного человека.

- Работа Бориса была чрезвычайно полезной и в те времена, при Украине, и будучи в РФ, - говорит Валерий Владимирович. -. Я сам занимался авиационной деятельностью много-много лет и скажу, что надо принять правильно решение, ведь он не подписывал полётных листов, он формально не принимал участие в этом процессе, в этой катастрофе. Я лично знаю Бориса Альбертовича, и мои коллеги, все мы очень высоко ценим его как специалиста, как человека-патриота и военно-воздушных сил и авиации. Я искренне переживаю, и, не только я... Почему он под арестом, так долго в следственном изоляторе? Он не собирался уходить от следствия и не препятствовал ему! Я считаю, что он один из главных, ключевых спортсменов, профессионалов, авторитетнейших мастеров, и без него спорт придет в упадок.

Из досье «МК»

Борис родился 17.06.1970 в Симферополе - в семье парашютистов Альберта и Валентины Небреевых. Первый прыжок совершил в 13 лет. Сегодня на его счету более 4 500 прыжков с парашютом, больше половины из которых совершена с протезом вместо ноги, рекорд Украины и организация первого в стране частного клуба парашютистов. Он - кавалер ордена "За мужество", абсолютный чемпион СНГ среди инвалидов-экстремалов по парашютному спорту. Основатель СК «Пара-Крым», директор ЦПС «Коктебель». Отец троих детей – Насти, Арины и Глеба. Человек, прославившийся на весь мир благодаря своей воле к победе, неимоверному трудолюбию, упорству и целеустремленности.



Партнеры