Память Меркурия: "Крен, панику, холод плота - забыть не могу"

Пассажирка злополучного рейса «челноков» Тамара Шкрет поделилась своими воспоминаниями о трагедии в море

08.02.2019 в 18:47, просмотров: 6708

18 лет спустя о гибели «Памяти Меркурия» вспоминает Тамара Шкрет, одна из тех, кому посчастливилось не утонуть в холодных волнах Черного моря.

Память Меркурия:
Бывшее гидрографическое судно "Память Меркурия" приспособили для перевозки товаров и пассажиров. фото: kchf.ru

26 января 2001 года Крым потрясла трагедия, унесшая десятки молодых жизней. Поздним вечером, следуя из Стамбула с пассажирами и грузом на борту, потерпело крушение судно «Память Меркурия». Судебные разбирательства по факту катастрофы затянулись на долгие годы. Мнения экспертов и показания капитана «Памяти Меркурия» резко менялись. Виновных, конечно, не нашли. Никто из родственников погибших и чудом выживших не получил ни копейки денежной компенсации от властей Украины.

Бездна смерти

Мы познакомились с Тамарой еще в 2001 году, через пару месяцев после катастрофы «Памяти Меркурия». Совсем молодая девушка, она согласилась в подробностях рассказать о пережитом на диктофон. Кассета с записью, конечно, не сохранилась, но в памяти осталось впечатление от интервью с человеком, заглянувшим в бездну смерти. Тамара была совершенно бесстрастной. Она говорила о том, что пережила, так, словно читала вслух книгу о кораблекрушении. Самым шокирующим моментом беседы стало намерение Тамары Шкрет продолжить челночные рейсы в Турцию, чтобы вернуть взятые в долг деньги, на которые был куплен затонувший товар.

- Вы действительно поступили так, как намеривались: поднялись на борт теплохода и отправились в Стамбул?

- Да, всё было именно так, - признается Тамара Шкрет. - Конечно, идти в первый после катастрофы рейс было очень страшно. Но у меня не оставалось другого выхода. Вы же помните, что в начале 90-х годов практически весь Крым выживал на челночных рейсах. А добираться в Стамбул на самолете обходилось гораздо дороже, чем по морю. После гибели «Памяти Меркурия» я ходила на «Героях Севастополя». К слову, именно он нашел наш плот после кораблекрушения.

Вспоминая о последнем рейсе «Памяти Меркурия», Тамара Шкрет с полной ответственностью говорит о перегрузе судна. Еще в стамбульском порту оно дало сильную посадку - ниже ватерлинии. Несмотря на это, продолжалась погрузка.

- Я уже не помню, кто именно из членов команды кричал, что корабль и так перегружен, требуя прекратить загружать его новыми партиями, но реакции никакой не было, - вспоминает Тамара Шкрет. - Капитана я не видела вообще. Он не отдал никаких распоряжений, и судно загрузили как только могли.

Позднее капитан корабля Леонид Пономаренко давал показания следствию, открытому транспортной прокуратурой. Основные моменты из них попали в СМИ, и Крым узнал, что судно приняло на борт на сто с лишним тонн груза больше, чем предусматривалось нормативными актами. Кроме того, Леонид Пономаренко признался в нарушении маршрута плавания. «Память Меркурия» должна была двигаться вдоль береговой линии, как это предусмотрено для судов ее категории. Однако, видимо желая сократить расстояние, старенький теплоход двинулся напрямик. Эта версия подтверждала невозможность принятия сигнала бедствия от тонущего судна.

Люди за бортом

- Всё началось сразу после ужина, - возвращается к пережитому Тамара Шкрет. - Судно начало быстро крениться на бок. Мы с трудом выбегали на палубу из кают. Поднялась паника, но члены команды помогали пассажирам. Автоматически выбросило спасательные плоты. Еще была шлюпка, которая потом перевернулась. Из девяти находящихся в ней человек в живых осталось только трое.

Плот, на котором оказалась Тамара, был переполнен. Люди боялись, что резиновое дно не выдержит и оторвется. Целый день, гребя складными веслами, потерпевшие бедствие пытались догнать второй плот, мелькающий на горизонте. И это им удалось - плот оказался пустым. Его привязали веревкой к переполненному плоту, и часть пассажиров сумела отсесть. Больше суток оба плота болтало в холодной воде. Тамара Шкрет вспоминает, как замерзала в тоненьком спортивном костюме. С тонущего корабля она спрыгнула в дубленке, которая намокла и стала тяжелее самой хозяйки. Ее пришлось снять и выбросить, чтобы хоть немножко уменьшить давление на резиновое дно плота. Спасение пришло с борта судна «Герои Севастополя»: плоты были подняты, а людям, ютившимся на них, оказана первая помощь. Плот, на котором находился капитан «Памяти Меркурия», был обнаружен и поднят спасателями на день позже. Это впоследствии сыграло на руку Леониду Пономаренко. Как уже было сказано, он отказался от собственных показаний, в которых признал и перегруз судна, и его отклонение от правильного курса. Допущенную путаницу событий он оправдал затяжным пребыванием в холодной воде и пошатнувшимся от этого здоровьем.

Молчание в мире

Мы не станем углубляться в экспертные оценки, данные в период с 2001 по 2008 год включительно. Отметим лишь, среди версий гибели явно перегруженной «Памяти Меркурия» присутствовала даже экзотическая - о некоем подводном взрыве! Поскольку доказать ее не получилось, наиболее вероятной признали версию о разрушении металла корпуса судна от длительного срока эксплуатации, превышающего 36 лет. Суд не принял во внимание тот факт, что старый теплоход, принадлежащий ООО «Сата», числился за грузовым портом. Изначально «Память Меркурия» была и вовсе гидрографом. Это уже потом ей нарастили борт и стали перевозить пассажиров. Всё вышесказанное никак не укладывается в нормы права, касающиеся судоходства. Причем не только украинские, но и международные. Однако мировое сообщество, так рьяно сегодня защищающее права «аннексированного» Крыма, за жертв кораблекрушения не вступилось!

Решение Нахимовского районного суда Севастополя, вынесшего оправдательный приговор капитану Леониду Пономаренко, международный скандал не вызвало. Иски членов команды судна, пассажиров и родственников погибших, по которым предусматривалась выплата компенсации в размере 7,6 миллиона гривен, остались не удовлетворенными.

- Незадолго до возвращения Крыма в Россию, еще при Украине, мне пришла повестка из Севастополя, где меня приглашали на судебное заседание по делу затонувшей «Памяти Меркурия», - рассказывает Тамара Шкрет. - Я написала отказ от участия в процессе. Просто не захотела снова попасть в этот цирк, устроенный по поводу трагедии. Вера в справедливость у меня пропала.

Надежда была и есть

- А если бы сейчас дело «Памяти Меркурия» решили пересмотреть по существу, вы бы согласились дать показания?

- Уже долгие годы стараюсь забыть о том, что произошло 26 января 2001 года. Вышла замуж, родила ребенка, но память иногда берет свое. Крен корабля, паника на палубе и холод резинового плота возвращаются в мысли. Да, если бы был шанс добиться справедливости, я бы согласилась рассказать обо всём, что знаю.

Прошло несколько лет с тех пор, как Тамара потеряла последнюю живую ниточку, связывающую ее с трагедией. Оборвалась связь с другом - коком «Памяти Меркурия», который, как и сама Тамара, не простился с морем после катастрофы. Более того, он стал ходить в Африку, где безопасности судов угрожают не только ошибки капитанов, но и вылазки морских пиратов. Видимо, зов моря сильнее чувства страха.

Что касается Тамары Шкрет, то сейчас она ведет самый что ни на есть сухопутный образ жизни. Воспитывает вместе с мужем ребенка и работает в магазине. Рейсы в Стамбул не сделали нашу собеседницу состоятельной бизнес-вумен. У ее семьи нет заводов, домов и пароходов. Тамара не смогла заработать денег на обучение в престижном вузе и получить высокооплачиваемую профессию. И на борту «Памяти Меркурия», и два последующих после катастрофы года на борту уже других, не более надежных судов Тамара Шкрет просто пыталась выжить в смутные годы безвластия и безденежья. Судя по тому, как бодро звучит ее голос, можно сказать, что эта смелая девушка добилась того, чего хотела.

Возвращение Крыма. Хроника событий