Печатный клон: в Евпатории издают две газеты под одним и тем же популярным названием

Вокруг "визитки города" сложилась скандальная ситуация с интригами различных групп влияния

23.02.2016 в 11:24, просмотров: 3114

Формально «Евпаторийских здравниц» даже не две, а три, и каждая в кольце интриг. Дело в том, что еще не ликвидировано КП «Евпаторийская здравница», учредителем которого с 2011-го остался горсовет (а до этого был и трудовой коллектив).

Печатный клон: в Евпатории издают две газеты под одним и тем же популярным названием

Промедлением в ликвидации украинского предприятия и раскачкой местной власти с регистрацией уже в российском правовом поле официального издания с названием «Евпаторийская здравница» воспользовались в собственных интересах третьи лица — летом в Москве они поспешили зарегистрировать свою «ЕЗ», пока официальная тянула с документами. Чиновникам это было известно, но выжидали до тех пор, пока конкуренты не выкинули первый номер – альтернативная версия «ЕЗ» попала к читателям 8 февраля.

В подлинность «здравницы», которую анонимная редакция назвала «той самой», горожане могли бы и поверить, если б среди авторов статей увидели знакомые фамилии журналистов, реально работавших в «ЕЗ» образца 2011 года, к чему и отсылают читателей анонимы. Однако материалы с пометкой «Под острым углом» подписаны фамилиями, которые многолетним читателям любимой газеты ни о чем не говорят. То ли правдорубам не хватило смелости довести «дело чести» до ума, то ли фамилии известны настолько, что не могут быть озвучены, иначе в искренности их намерений горожане усомнятся.

— В «Евпаторийской здравнице» мне довелось работать на разных должностях около 40 лет, с января 1969 года, а с мая 2006-го по май 2011-го я как раз работала редактором городской общественно-политической газеты «Евпаторийская здравница», а ее соучредителями являлись горсовет народных депутатов и коллектив редакции, — рассказала «МК» Нина Щербакова. — Издавалась газета действительно коллективным предприятием. А после выхода горсовета из состава соучредителей, создания коммунального предприятия «Газета «Евпаторийская здравница», увольнения части членов трудового коллектива по соглашению сторон и перехода остальной части сотрудников на работу в новое коммунальное предприятие бывший соучредитель «ЕЗ» в лице трудового коллектива перестал существовать. Ныне же «всероссийское независимое издание» вдруг объявило себя правопреемником той самой «Евпаторийской здравницы». Авторы новоявленного издания, спрятавшиеся, полагаю, за псевдонимами, напрасно причисляют себя к наследникам традиций любимой городской газеты, при этом еще и манипулируют именами ветеранов.

Нина Щербакова: "В «Евпаторийской здравнице» мне довелось работать на разных должностях около 40 лет".
Нина Щербакова подчеркнула: можно оспорить целесообразность тех или иных решений, принятых в свое время в отношении статуса «Евпаторийской здравницы» в правовом поле Украины, но использовать сегодня информационное пространство Евпатории для интриг и спекуляций, считает экс-редактор, — непорядочно.

— Впрочем, справедлив, с моей точки зрения, и упрек со стороны представителей журналистского сообщества в адрес учредителей газеты муниципального образования «Евпаторийская здравница», — продолжила Нина Щербакова. — Более полугода назад появились первые сообщения о «клонировании» бренда «ЕЗ», но разъяснений читатели газеты по горячим следам не получили – ни со стороны учредителей, ни со стороны руководства издания. Да и юридическая, правовая проработка документов, касающихся деятельности «городской муниципальной газеты», вызывает некоторые сомнения. К сожалению, обращение к жителям города членов Общественной палаты, а вернее, экскурс в историю, изложенный языком официального документа, никак не повлияет на процесс «клонирования». Остается затяжная борьба в рамках Закона.

В этом здании редакция "ЕЗ" располагалась с советских времен.

Еще один экс-редактор «ЕЗ», уже муниципальной, Алла Никитюк в своем комментарии «МК» более жестко отозвалась о политике городских властей в отношении главного печатного издания:

— Евпатория — город образованных людей с творческим потенциалом, с таким электоратом и власть должна быть соответствующей, однако не сложилось. Ограниченность и самомнение представителей местного самоуправления мешает им слышать кого-либо кроме себя. В этом причина их конфликта с горожанами и журналистским сообществом в частности. Позади те времена, когда Андрей Филонов собирал журналистов за круглым столом. Сейчас глава администрации Евпатории, похоже, предпочитает говорить с ними на языке угроз. Раздражает свобода слова и главу горсовета Олесю Харитоненко. Открытое письмо к ней, в бытность моего редакторства в «ЕЗ», о недопустимости цензуры в СМИ обернулось конфискацией тиража от 16 октября 2015-го, так и не дошедшего до читателей. И моим увольнением с оговоркой, что заявление мною подписано «в связи с несогласием с политикой городского руководства по навязыванию цензуры, запрета любой критики в их адрес на страницах муниципальной «здравницы» и беззакония, допущенного в отношении меня». Так что появление газеты, приправленной изрядной долей критики, в такой ситуации не удивляет.

В самом деле, оба издания под брендом «ЕЗ» в чрезмерной объективности упрекнуть трудно. Официальная газета, оно и понятно, исключила критику в адрес власти, избегает публикации альтернативных точек зрения, из-за чего утратила связь с читателями («ЕЗ» печатается с 1969 года, и часть подписчиков хранила верность газете до последнего), с журналистами и внештатниками. Столь узкую линию один из депутатов горсовета в разговоре с представителями прессы объяснил просто: «Чего вы прицепились к нашей «Евпаторийской здравнице»? Кто платит, тот и заказывает музыку!». Спору нет, заказывайте. Только по возможности разнообразьте репертуар, а то изо дня в день слушать одну и ту же композицию, согласитесь, народу неинтересно.

В этом здании находится точка продажи второй "ЕЗ" и якобы отдел по работе с обращениями.
От профессиональных канонов далек и клон «ЕЗ» — анонимные журналисты этого издания, во-первых, побоялись открыть людям свои лица (указаны учредитель, издатель и члены редколлегии: депутат, госслужащий и общественница). А во-вторых, и сами не выдержали баланса мнений в освещении конфликтов. Своим коньком выбрали беспощадную критику власти, снесшей рынок «Олимп», а в другую историю двухмесячной давности добавили лишнего перца. Словом, объективность — главное требование к любому СМИ — не приветствуется, увы, ни в одном редакционном окопе, ни в другом. Но поскольку иных (вменяемых) изданий в городе нет, то каждая из двух «ЕЗ», надо полагать, найдет своего читателя. Если, конечно, не увязнут в тяжбах в борьбе за бренд.

А суд неизбежен. На такой выход из спора между двумя «Евпаторийками» наталкивает адресованное экс-редактору «ЕЗ» Алле Никитюк письмо от начальника управления разрешительной работы, контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций В. Субботина с комментарием к вопросу о появлении еще одной «Евпаторийской здравницы»: «Поскольку название средства массовой информации предназначено, главным образом, для отличия его от других СМИ, использование сходных до степени смешения названий может вводить в заблуждение потребителей (аудиторию) относительно продукции средства массовой информации. В этом случае защита прав лиц, обладающих правом на название СМИ, осуществляется в судебном порядке».

Действия местной власти и содержание официальной «ЕЗ» горожане критикуют справедливо. Однако следует признать и другой неоспоримый факт: никто не лишал эту самую власть законных прав на выпуск газеты под известным названием и с редакционной пропиской по адресу, где единственная «Евпаторийка» находилась десятилетия, — проспект Ленина, 28а. Если по совести, то бренд «ЕЗ» создан при Союзе и его наследниками могли себя по праву считать лишь те, кто и готовил газету почти полвека. Все остальные — «дети лейтенанта Шмидта». Да, случилось: газетный бренд сегодня принадлежит двум учредителям — горсовету и горадминистрации, отдавать его частникам власти не намерены. К тому же, тузом в их рукаве является и еще одно обстоятельство: на момент перехода в Россию официальная «ЕЗ», хоть и с перебоями, продолжала выходить. Получается, «старушка» еще не померла, а новоявленные наследнички поторопились хату переоформить на себя. И для верности рванули аж в Москву.

Появление второй «Евпаторийки» уже сбивает читателей с толку, люди недоумевают: неужели официальная газета приказала долго жить? А если выходить будут две, то как их различать? Народная молва в шутку к названию предлагает довески: «плюс», «минус», «честно», «таки да». Между тем, особого беспокойства по поводу клона заместитель главы Евпаторийского горсовета Сергей Кутнев не выказал.

Сергей Кутнев: "Есть закон, регламентирующий деятельность СМИ, и все действия органов власти должны находиться в рамках действующего законодательства".

— Есть закон, регламентирующий деятельность СМИ, и все действия органов власти должны находиться в рамках действующего законодательства, — ответил чиновник корреспонденту «МК». — Если законодательство РФ позволило зарегистрировать некое СМИ, то и комментировать здесь нечего. Жизнь и горожане покажут, кто есть кто.

Олимпийское спокойствие сохраняет также редактор официальной «Евпаторийки» Наталья Сергиевич. На заседании Общественной палаты, посвященном теме клона «ЕЗ», она поблагодарила общественников за поддержку редакции и выразила надежду на то, что в итоге все как-то образуется.

А вот глава горсовета Олеся Харитоненко призналась, что была удивлена, когда увидела в составе редколлегии альтернативной «ЕЗ» одного из депутатов.

— Сегодня есть муниципальная газета, у которой два учредителя — Евпаторийский городской совет и администрация города, это не газета моя и Филонова, сегодня мы руководители, а завтра будут другие, это газета Евпатории, — отметила в беседе с корреспондентом «МК в Крыму» Олеся Викторовна. — Сегодня, конечно же, и общественность вышла с инициативой против того, чтобы выходили еще какие-либо газеты с таким же названием. Для чего это надо? Для того, чтобы, наверное, ввести людей в заблуждение. Это первое. А во-вторых, вы как журналист знаете: это все стоит денег, чтобы это написать и выпустить. Я посмотрела, у той газеты есть редколлегия, в которую входит один из депутатов городского совета от Компартии Вадим Могилко. Ну, наверное, у него на это были какие-то причины. Я считаю, что «Евпаторийская здравница», которая исторически издавалась и стала муниципальной газетой, должна быть единственной. Есть законные основания, на которых мы будем доказывать свою правоту.

В свою очередь депутат горсовета Вадим Могилко в ответ на просьбу корреспондента «МК» прокомментировать свое вхождение в состав редколлегии второй «Евпаторийской здравницы» заявил: «Я не хочу на эту тему разговаривать».

Бывшие сотрудники «Евпаторийки» сожалеют: качество публикуемых в официальной «ЕЗ» материалов снизилось, газета утратила связь с народом, не уделяет внимание простому человеку и его труду (впрочем, нет этого и у конкурентов, сплетни и скандалы привлекают больше). Зато не иссякают похвалы в адрес учредителей. Интересно вспомнить: именно за однобокость «Евпаторийской здравницы» нынешний глава горадминистрации в свое время, собираясь во власть, критиковал экс-мэра Даниленко. Руководство поменялось, а стиль официальной газеты — нет. Выходит, не человек красит место, а место диктует человеку условия. Что поделать — система.

Писатель Евгений Никифоров: "Напрасно власть, говоря о развитии СМИ, делает ставку на Интернет, ведь большинство жителей города — пенсионеры, мы привыкли читать книги и газеты".
— Напрасно власть, говоря о развитии СМИ, делает ставку на Интернет, ведь большинство жителей города — пенсионеры, мы привыкли читать книги и газеты. Многие подписывались на «Евпаторийку», но сегодня люди своим тощим карманом голосуют против ее нынешнего формата, — прокомментировал ситуацию с официальной «ЕЗ» писатель Евгений Никифоров.

На вопросы, что происходит сегодня в курортном городе и почему стало возможным появление альтернативной «Евпаторийской здравницы», безусловно, нельзя дать однозначных ответов. Свою точку зрения на проблему в разговоре с корреспондентом «МК» высказала почетный председатель Крымского республиканского отделения Союза журналистов России Людмила Хорошилова, которая более 35 лет не понаслышке знала единственную «Евпаторийскую здравницу» и о прежнем составе редакции отозвалась так: «Ее профессиональный и сплоченный коллектив был уважаемым не только читателями, но и коллегами-журналистами Крыма». Хорошилова считает, что в последние годы учредители и журналисты «ЕЗ», к большому сожалению, увлеклись бесконечными упреками. Предположила, что именно клубок старых взаимных обид и неразрешенных споров спровоцировал появление еще одной газеты с таким же названием. По словам Хорошиловой, в истории крымской журналистики подобных прецедентов не было.

— Сегодня волну журналистского возмущения, упреков и обличений вызывает факт существования двух газет с одинаковым названием, — отметила Людмила Григорьевна. — Однако, на мой взгляд, ни к свободе слова, ни к проблемам профессионализма, ни к творчеству и ответственности журналиста случившееся, по большому счету, отношения не имеет. А корень проблемы лежит исключительно в правовой плоскости. И это – проблема учредителей, прежде всего. Можно потратить всю оставшуюся жизнь на поиски ответа «кто виноват?» А можно и вместе, учредителям и журналистским коллективам двух «Евпаторийских здравниц», сесть за стол переговоров и найти ответ на другой вопрос: «что делать?» Вот здесь-то и обсудить вопросы профессионализма, свободы слова, этики и ответственности, журналистской и чиновничьей, за сохранение истории и лучших традиций газеты, за сегодняшнее состояние дел в евпаторийской журналистике. Помня о том, что профессиональный приоритет журналистов – служить интересам общества, своих читателей. Не сомневаюсь, правление Крымской журналистской организации не останется в стороне. А иначе «есть у революции начало, нет у революции конца». Думаю, мы все уже убедились, что бегать толпой и кричать хором — задача неблагодарная и совсем не созидательная.

Журналист Андрей Бондарь демонстрирует официальную ЕЗ

История с клоном «Евпаторийки» напомнила притчу о двух женщинах, которые никак не могли поделить одного ребенка. Каждая утверждала, что она — настоящая мать. Когда царь Соломон предложил разрубить младенца, чтобы каждой спорщице досталась половина, одна из женщин проявила истинно материнские чувства: совсем отказалась от малыша ради того, чтобы тот выжил, а другая согласилась делить ребенка буквально. Но то притча. В ситуации же с двумя «Евпаторийскими здравницами» оба «родителя» пока ведут себя так, будто «ребенок» им обоим на самом деле не родной.