Пегасий след в Керчи: иллюзорный мир Мариванны

09.05.2018 в 14:48, просмотров: 919

На литературное мероприятие в нашей школе пришли ребята из молодёжной литературной студии, поэты. Нормальные ребята, не самые ещё неформалы, но со своими оригинальными «тараканами» в голове, поэты ведь. 

Пегасий след в Керчи: иллюзорный мир Мариванны

Не сами по себе пришли, - наших друзей позвала учительница русского языка и литературы - достаточно молодая, и, значит, достаточно «прогрессивная». Да и гости хотели похвастаться своими достижениями на поэтическом поприще, поделиться навыками письма и завербовать учеников школы в свое поэтическое «логово». Ведь у нас не просто школа, а как-никак «Лицей Искусств»! Где же ещё черпать юные таланты?

Действо, которое происходило на сцене актового зала, можно было однозначно назвать «прикольным», - яркая подача стихотворений, с моментами театрализации, игра голосовыми связками. Ученики старших классов с большим интересом наблюдали за выступающими и даже задали немало вопросов, когда между поэтами и слушателями возник такой себе «интерактив». Их интересовало всё, - от самого простого: «А как можно монетизировать поэтический талант?», до непростого: «Ну, и зачем оно надо, если никак?»… Одним словом, атмосфера живого общения захватила с головы до пят, ведь это были стихотворения не «портретных» классиков, а людей одного с нами поколения, говорящих с нами на одном языке, даже если это были и не сверстники, а молодые люди за двадцать, а то и за тридцать. И, тем не менее, ученики видели в их строках что-то своё, родное, по-хорошему «приземленное»: о доме, где они живут, о дворе, где провели своё раннее детство, играя с бездомными собаками, где они и сейчас влюбляются навек и страдают всю вечность до понедельника, об окружающих, не желающих их понять, и наоборот, доставших своим вниманием…

Но, как и во всех фильмах положительных героев не бывает без отрицательных…

Обернувшись, чтобы глянуть - насколько нравится происходящее нашей школьной публике, я перевела взгляд на галерку, в данном случае «Царскую ложу», где заметила кислые лица парочки учителей, среди которых была и моя «классная»… Ну, назовём её, как всякую «классную даму» из школьных анекдотов – Мариванна. Гляжу на её недовольную гримасу, и в голове возникает вопрос: «И на кой ты сюда припёрлась, если тебе все не так?» Однако, зная, что мне ещё, как минимум, год сидеть за партой и видеть ее личные и гражданские драмы, я до поры, до времени, промолчала. Впрочем, сюрпризы  на этот день не закончились…

После окончания мероприятия я и моя одноклассница (а надо сказать, мы с ней вхожи в эту литературную студию) проводили наших друзей и вернулись в класс, где уже ждала нас Мариванна со скорбно поникшим лицом. Те 20 минут, что мы с подругой находились в классе, царила такая тишина, что если бы пролетела муха - мы бы услышали стрекот ее крылышек.  И это было только предчувствие, это было ещё хорошо, но всему хорошему, как известно, рано или поздно приходит конец. В чём я убедилась в ту минуту, когда «Мариванна» решила поговорить с нами о прошедшем мероприятии, надо полагать, в педагогических целях:

«Зачем такое слушать детям? Сплошная чернуха, депрессия! Что они знают, чтобы так рассуждать? Что за наркоманский бред? С ними вообще все нормально? Они здоровы? А во что они одеты? Как можно приходить в школу к детям в джинсах, армейских сапогах, свитшотах (пайты на нерусском языке), а девушки? С зелёными прядями? С виду же взрослые люди… У них есть работа?» и много других таких риторических вопросов, которые звучали, мягко говоря, некорректно по отношению к нашим гостям, да и к нам, ведь мы-то их приняли! Впрочем, по этому пункту мне с подругой было высказано, чтобы «держались подальше», а то, надо понимать, «плохому научат!» И с каждой минутой её словесного извержения, затянувшегося дольше, чем сама встреча с поэтами, мне становилось не по себе. Видно было, что мир Мариванны перевернулся.

Она, наверное, думала, что за стенами нашего Лицея такое же черно-белое кино, к которому она привыкла в тесном школьном мирке: молодые люди ходят маршем в костюмах с галстуками, натертых до блеска туфлях, девушки «чёрный верх – белый низ» минус макияж… и у всех тетради в зубах, где на все вопросы жизни записаны правильные ответы.

Мы пытались доказать, что Мариванна ошибается, что реальность как раз таки там, за черно-белым «шахматным полем» школы, это тут все фигуры ходят по правилам, а там есть еще и все цвета радуги и множество их оттенков, да и правила совершенно другие.

И все вокруг Мариванны это понимают и принимают мир таким, какой он есть. Разным и разнообразным. Потому что мы-то как раз и живём в основном в том пёстром мире, и те, кто сегодня пришёл к нам со своими стихотворениями о своей жизни – это и есть мы, и стихотворения их о нашей жизни.

Но Мариванна не хотела слушать и слышать никого кроме себя.

Никак не хотела расстаться с иллюзией о детях, которые читают стихотворения исключительно Пушкина и сочиняют исключительно подражания Маяковскому на патриотическую тему.

Спор между нами - ученицами и Мариванной продолжался длительное время, с переменным успехом, иногда она вроде как осознавала, что не стоит впадать в крайность, но… привычный взгляд Мариванны на вещи был непобедим, - наши доводы влетали в одно ее ухо, и вылетали из другого, и спор начинался снова и снова. Так что, увы, этот спор завершился ничем, и все расползлись по домам, так и не выяснив, кто прав, а кто же виноват.

Видя ситуацию со стороны, я понимаю, что тут и нет проигравшего и победителя, ведь сколько людей, столько и мнений. И возможно, только из-за большой любви к себе, меня раздражает, когда на моих друзей выливают грязь, и я до последнего буду стоять на своей точке зрения, даже если она неверная. Просто потому, что «наших бьют!»

Но, кроме этого…

Всё-таки как-то странно, что человек всю свою жизнь добросовестно посвятивший нашему воспитанию, не имеет о нас ни малейшего представления.

И в итоге, мне абсолютно… всё равно, что там думает обо мне Мариванна! Потому что, думает она не обо мне, а о какой-то героине своего иллюзорного мира.





Партнеры