"Ассе"- 30 лет: что случилось с "Альбертом из футляра"

25 марта 1988 года с трехнедельного арт-рок-парада в ДК Московского электролампового завода началось шествие по советским экранам фильма Сергея Соловьева «Асса».

31.03.2018 в 23:23, просмотров: 667

Виктор Бешляга рассказал о своей жизни до и после съемок культового фильма

кадр из фильма

Наряду с Татьяной Друбич, Сергеем Бугаевым и Станиславом Говорухиным - одну из ключевых ролей в фильме Сергея Соловьева «Асса» сыграл Виктор Бешляга. Его Альберт Петрович - маленький артист из оперетты - стал жертвой безжалостного мафиози Крымова: за прежние долги он не стал помогать «авторитету» в похищении скрипки Гварнери и покончил с собой - прыгнул с теплохода в пучину Черного моря… После выхода картины на экраны он стал знаменитым на всю страну, и по идее его ждало как минимум интересное продолжение карьеры. Но Виктор исчез с радаров: упоминаний в СМИ о нем не было, в кинематографических кругах его тоже потеряли. Свою поисковую операцию я начал с гастролирующих по бывшим просторам Союза цирковых коллективов «маленьких артистов» - общался и с организаторами концертов, и со звездами этого особого мира. Вступал в группы соцсетей, переписывался, потом созванивался и в конце концов нашел Виктора. Поговорили хорошо, теперь дружим. Виктор Бешляга сегодня живет в красивом молдавском селе Маловата Ноуэ между Кишиневом и Дубоссарами. Ему 66 лет, у него замечательный дом, пасека, виноградник… О зигзагах своей судьбы раньше он никому не рассказывал, потому что никто и не спрашивал…

 - Как начинался путь в артисты?

 - Ох, давно это было… Еще в 1965 году - в начале лета к нам в молдавское село впервые приехал коллектив маленьких из Киева. Тогда-то село и узнало, что в мире существуют маленькие люди и как теперь меня обзывать. И так как я рос без отца - мой отец рано умер, - то мой дядя был у нас за старшего. Он-то понимал, что у меня проблема с ростом, и решил подойти и поговорить с руководителем коллектива. Это был Леонид Баткин. Ну и они договорились, что при освобождении вакансии меня возьмут в коллектив. Мы расстались с артистами. Я продолжал учиться - мне же было всего 14 лет. А через 3-4 месяца получил приглашение в коллектив киевской дирекции Цирка на сцене.

 - На чем специализировались?

 - В старые добрые времена существовала традиция - хорошая традиция! -слушаться старших. И, получив приглашение в коллектив, я зеленым юнцом, сельским, оторванным от мамкиной сиськи, начал познавать азы искусства артиста Цирка на сцене. Я был маленьким и слабым, и «старики» в коллективе поставили мне цель - в первую очередь качаться: наращивать мышечную массу. А также обязательно встать в стойку на руках. Вот я на протяжении 15 лет каждое утро начинал с зарядки, отжиманий и подъема гирь и в конце концов стал работать воздушным акробатом. После женитьбы и перехода в другой коллектив - в мини-мюзик-холл Игоря Дольского - я, помимо акробатики, уже и в танцах участвовал. В 1989 году я бросил работу акробата и стал просто танцором и ассистентом.

 - Чем запомнилась Ялта на съемках «Ассы»?

 - Для меня Ялта в декабре 1986-го, когда снимали фильм, была просто кошмаром: низкое давление, сырость почти 100%. Но, конечно же, было приятно чувствовать себя в одной компании с такими людьми! Еще в поезде - по дороге на съемки в Крым - познакомился с Александром Иншаковым. А с Виктором Цоем вместе на вокзале в Симферополе курили под аркой в ожидании автобуса и потом еще несколько раз пересекались с ним - то на вокзале, то в аэропорту. Всегда как-то так - на распутье. Ведь он на съемочную площадку в Ялте редко приходил, а вот музыканты из его группы «Кино» там постоянно присутствовали, и мы много общались. Очень жалею, что не сфотографировался ни с кем в то время.

кадр из фильма

 - С суровым Говорухиным отношения сложились?

 - Лично мне со Станиславом Сергеевичем было легко работать, потому что это профессионал с большой буквы. Он меня поддерживал уже только тем, что говорил со мной во время съемок очень ясно и с чуткостью. Я, глядя на него, всегда успокаивался. Честно признаюсь, с момента утверждения меня на роль Альберта я трясся, как лист на ветру: мандраж такой, что ужас! Я ведь всю жизнь не любил (хотя и работал) клоунаду, из-за необходимости говорить много. А тут надо же - всю роль вызубрить! Хорошо, что помощник режиссера, увидев, с каким трудом это мне дается, сказал Сергею Александровичу не вводить новый текст по мере съемок. Ох, и намучился я тогда! Сейчас вспомнил и аж сжался весь.

"АССА": ЧТО ОСТАЛОСЬ ЗА КАДРОМ НА СЪЕМКАХ В КРЫМУ

 - Гонорар за эту работу компенсировал переживания?

 - Я получил около 600 рублей и еще столько же своих добавил, живя в Ялте. Зарплата же выдавалась постепенно, и, по сути, я не видел эти деньги: переезды и перелеты (тогда еще можно было запросто летать самолетами - я из Архангельска летал на съемки в Москву и Ялту), а также оплата питания и различных услуг «съедали» все заработанные деньги. Но это неважно, я всё равно очень рад, что в моей жизни была эта история с «Ассой».

 - Для вас это была дебютная картина?

 - Нет, первый раз я снимался, когда мне еще и 20 лет не было - на киностудии Довженко, в фильме «Вечер накануне Ивана Купала» (1968). Я ведь свою карьеру начинал в Киеве… А потом был у меня фильм «Торпедоносцы» (1983). Ну а после «Ассы» Сергей Александрович пригласил меня на роль в картине «Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви» (1989). Но так получилось, что мой персонаж был удален из фильма.

 - А что случилось?

 - Скажу честно, я был в отпуске - на пляже отдыхал, когда получил телеграмму: «Приезжайте на один день дополнительных съемок». И подумалось с ленцой: «Нафиг мне надо на день ехать». Ну и не поехал. Хотя до сих пор страшно жалею об этом. Сам себя из истории выкинул, потому что из-за этого меня перестали приглашать на съемки. А ведь могло сложиться всё иначе...

из архива В. Бешляги

 - Но ваша артистическая жизнь продолжалась?

 - До кризисного 1998 года. Мы вернулись с гастролей в Нью-Йорке и узнали, что наш коллектив «Мини-мюзик-холл» уже не существует. Нас всех распустили по домам: москвичи пытались прибиться к другим коллективам и обещали делиться новостями, если будут вакансии. Вот тут я и дал маху: мне бы остаться в Москве и пойти на любую другую работу - возможность была. Но опять это «но». Я взял и уехал домой в Молдавию, оформил пенсию и стал жить как простой сельчанин. Сначала рвался куда-то, а потом перестал об этом думать - порвал все связи: как говорится, ушел в себя и заблудился. После смерти моей супруги - Лидии Оленичевой (она тоже была артисткой) - живем с мамой вдвоем. Я занимаюсь пчелами и виноградарством. Вино - как же без него - и делаем, и продаем, и выпиваем. Сейчас-то особой нужды не испытываем, дела пошли - тьфу-тьфу - неплохо. Спасибо Богу за защиту и прощение наших грехов…