Севастопольский дворник нашел архивную папку с неизвестным стихотворением Симонова

Эта находка открывают тайну произведения Константина Симонова о подводной лодке "Л-4"

18.03.2018 в 23:20, просмотров: 1865

Сергей Белов мечтает начать работать экскурсоводом. Но пока продолжается учеба, на хлеб насущный зарабатывает нелегким трудом дворника. Недавно ему довелось разглядеть около мусорных баков на городском холме города Севастополя (пересечение улиц Советской и Сергеева-Ценского) ряд документов и кипу пожелтевших фотографий, которые могут заинтересовать профессиональных историков.

Севастопольский дворник нашел архивную папку с неизвестным стихотворением Симонова
Командиры подводных лодок на архивном, чудом сохранившимся снимке

Первая фотография, датированная 1942 годом. На ней командиры подводных лодок Черноморского флота капитан-лейтенанты Е. П. Поляков, А. С. Жданов, И. С. Израилевич, старший лейтенант Д. И. Суров. Есть фотография личного состава на борту крейсера. В папке оказались и фотографии связанные с бронепоездом «Железняков». Все говорило о том, что в руки попала часть архива человека, который занимался систематизацией исторических документов, возможно, что и составлением конспектов экскурсий и лекций для личного состава кораблей.

Сергей Белов со своей находкой у мусорного контейнера

Письмо командира

В подлинном письме командира подводной лодки «Л-4» («Б-34»), входившей в состав Черноморского флота, капитана 2-го ранга Дмитрия Митрофановича Муратова описывается история создания Константином Симоновым стихотворения «Песня лодки «Л-4». Поэт-воин участвовал в четвертом боевом походе подводной лодки в сентябре-октябре 1941 года и написал это стихотворение в подводном положении. (На момент написания письма стихотворение не было опубликовано.)

Песня лодки «Л-4»

«Там, где черная пилотка,

Где подводник на посту,

Там гуляет наша лодка,

Пеня море на версту.

Если слышится в эфире

«СОС» фашистского судна,

Это значит «Л-4»

Довела его до дна.

Корабли уходят скопом,

Прячась к вражьим берегам,

Там, где мы под перископом

Ходим, смерть неся врагам.

Если на загробном пире

Стая чаек собралась,

Это значит «Л-4»

Там с торпедой пронеслась.

Пусть фашисты с кислой миной

Нас ругают день за днем,

Если мимо будет мина,

Мы торпеду в них воткнем.

Если враг пошел, как гиря,

Прямо к рыбам на обед,

Это значит «Л-4»

Не жалеет здесь торпед.

Не найдется в мире порта,

Где не сыщем мы врага,

Если надо даже к черту

Мы полезем на врага.

Уже будет или шире,

Далеко иль глубоко,

Мы пройдем на «Л-4»

Сквозь игольное ушко».

Сентябрь-октябрь 1941 г. Борт подлодки «Л-4».

Это стихотворение не попало в поэтические сборники. Широко известно другое произведение Симонова - стихотворение «Над черным носом нашей субмарины взошла Венера, странная звезда». Написаны эти стихотворения в одно время, но судьба у них разная.

А вот строки из письма подводника Муратова Константину Симонову:

«Уважаемый тов. К. Симонов! Пользуясь тем, что мне пришлось участвовать в боевых походах на подводной лодке «Л-4» во время Великой Отечественной войны, а впоследствии командовать этой подводной лодкой, мне пришлось тщательно познакомиться с историей этого корабля. Шла лютая война с ненавистным германским фашизмом, это было грозное время для Крыма, сентябрь-октябрь 1941 года. Подводная лодка «Л-4» совершала 4-й боевой поход, во время которого были и Вы, Константин Михайлович. По просьбе комсомольцев подводной лодки «Л-4» Вы написали песню, посвятив ее подводной лодке «Л-4».

Все, что было мечтой в Вашей песне, личный состав во главе с коммунистами сделали, ведя борьбу с немецкими захватчиками. За боевые успехи на фронте борьбы с немецкими захватчиками 12 октября 1942 года указом Президиума Верховного Совета подводная лодка «Л-4» была награждена орденом Красного Знамени. Это свершилось год спустя после Вашего пребывания на подводной лодке «Л-4» в боевом походе, во время которого было первое боевое соприкосновение с вражеским эскадренным миноносцем, т. е. подводная лодка вела своеобразный бой с врагом. Войну личный состав подводной лодки «Л-4» закончил потоплением восьми кораблей и транспортов противников, за что были отмечены многими правительственными наградами коммунисты, комсомольцы и беспартийные, проявившие стойкость, мужество и героизм.

По проверенному печатному материалу в Севастополе, Ваша песня, посвященная подводной лодке «Л-4», не была опубликована. И если она появится в печати, то впервые, текст которой прилагаю к данному письму.

С уважением, бывший и последний командир «Л-4» («Б-34») капитан 2 ранга запаса Муратов. 7 июня 1958 г. Мой адрес: Севастополь-15, бухта Голландия, 14, кв. 34. Муратов Дмитрий Митрофанович».

Будущий экскурсовод Сергей Белов, обнаруживший рукописи, с большим уважением отнесся к своей находке.

- Неумолимо идет время, уходят из жизни свидетели того нелегкого времени, и тем более бесценны становятся сохранившиеся документы, фотографии, газеты тех времен, - говорит он. - Работа с ними является важной государственной задачей. Неоднократно обращаются сотрудники музея к ветеранам с просьбой передавать на хранение в специализированные фонды музея имеющиеся у них личные фотографии, письма, документы того времени. Часто такие вещи являются семейными реликвиями и бережно передаются из поколения в поколение. Но в жизни бывают ситуации, когда прямые наследники Победы своих отцов теряют возможность контролировать условия хранения реликвий и тогда «Иваны, не помнящие родства» бездумно выбрасывают старые вещи, не потрудившись разобраться, что они творят.

История «Гарибальдийца»

Удалось найти информацию о самой подводной лодке. Заложена она была в Николаеве на заводе имени Марти (завод № 198) под названием «Гарибальдиец». Экипаж - 54 человека. Этот минный заградитель мог нести в кормовых аппаратах до 20 мин крупного калибра и торпеды в шести носовых торпедных аппаратах. Рабочая глубина погружения лодки - 75 метров, максимальная - 90 метров. Скорость хода в подводном положении - чуть больше 8 узлов. В октябре 1931 года лодка вошла в состав Черноморского флота. Командовал лодкой П. И. Болтунов, помощником был И. А. Бурмистров. Войну лодка встретила в Севастополе, где стояла на капитальном ремонте. Под командованием Евгения Петровича Полякова лодка в течение 1941 года выполнила 7 минных постановок (основное предназначение лодки - постановка минных полей в подводном положении). В мае 1942 года лодка совершила 7 походов от берегов Кавказа в Севастополь и обратно. Лодка доставила 160 тонн боеприпасов, 290 тонн продовольствия, 27 тонн бензина, эвакуировала 243 человека.

Самым рискованным и ответственным был поход из Новороссийска, который начался в полдень 27 июня и завершился в Севастополе почти в полночь 29 июня. Из Севастополя лодка вышла в 3:20 ночи 30 июня. Немецкие самолеты и катера засекли ее на переходе уже утром и до полудня сбросили на лодку 44 глубинные бомбы. В 5 часов утра 2 июля лодка прибыла в Новороссийск. На ее борту этим рейсом было эвакуировано 105 человек.

В 1943 году с марта по апрель лодкой командовал Гремяко Борис Васильевич. 11 мая 1944 года лодка успешно атаковала немецкий транспорт «Фредерикс», направлявшийся в Севастополь для эвакуации немецких войск. С марта 1943 года Гремяко командовал лодкой «Л-6». В апреле 1944-го эта лодка в очередном походе пропала без вести.

В 1949 году 16 июля лодка «Л-4» переименована в «Б-34», а в ноябре 1954-го выведена из боевого состава, передана для использования в учебных целях Севастопольскому высшему военно-морскому инженерному училищу. В 1956 году лодка сдана в ОФИ на слом. Лодка совершила 23 боевых похода при 5 торпедных атаках и 17 выпущенных торпедах. Ею совершено 10 минных постановок (200 мин).

Что касается участия фронтового корреспондента «Красной звезды» Кирилла Симонова (Константин - литературный псевдоним журналиста) в походах лодки, то можно только предполагать даты таких выходов в море. В 1941 году лодка базировалась в Севастополе и ходила только к берегам вражеской Болгарии. Только 1 ноября лодка передислоцировалась в Батуми. Но в произведениях журналиста Симонова этот период освещен очень скромно.

Найденные документы будут переданы в музей Героической обороны и освобождения Севастополя и пополнят его экспозиции.