Кто и что объединит писателей Крыма?

17.02.2018 в 23:57, просмотров: 1290

Днями посмотрел передачу «Первого Крымского» (в «ю-тубе», конечно). «Всё как есть» о литературных делах наших Крымских (так и напрашивается прилагательное «скорбных»). Говорили о положении с чтением в малом нашем отечестве, о том, знают ли крымчане современных крымских авторов; о странном изобилии писательских союзов на полуострове и как к ним, и к литературному процессу в целом, относится власть. Даже замахнулись на «спрос, моду и тенденции», как если бы тут у нас некая особость может быть. Нет, слава богу. Встал юноша и с отрепетированной внезапностью заявил, что «классики» не приемлет, что де, традиционная модель культурного человека устарела и хватит притворяться. Молодец. Умилительно. Такой себе хиппи 60-х, предпочитающий Хемингуэя Шолохову. Значит, в тенденцию инволюции вписываемся: «Чтение, если не мода – образовательная обуза; если не развлечение, то пустая трата времени». Что, замечу, косвенно подтверждает и библиотечная практика, с отчётной гордостью озвученная её представителями: завлечь (развлечь) читателя любой ценой! Только что не стриптизом библиотекарш. Впрочем, я и не считаю переход библиотек на клубный формат чем-то дегенеративным, хватит этого благоговейного шипения: «Тише, вы же в библиотеке!»

Но больше задела, по понятной причине, та часть программы, которая о союзах писателей. Ну, во-первых, и сам писатель. И даже член правления, одного такого, во-вторых. Виновен. К счастью, представителя «моего» СПРК – не было, не попал в журналистскую ловушку. А очутиться в ней оказалось проще простого. Достаточно было ведущей Марии демонстративно удивиться анекдотической ситуации: «Восемь союзов писателей на маленький Крым?» И задать закономерный вопрос: «Отчего бы вам не объединиться?»

Контекстом прочитывалось:

«Глядишь, властям понятнее будет, кому деньги давать на развитие процесса. Да и писателям будет престижнее числиться членом единого «Всекрымского», чем бегать от одного союза к другому этаким многочленом. В конце концов,  а вдруг и народ узнает, что есть-таки в Крыму живые поэты, писатели?»

 Но при слове «объединиться» выражение изжоги проявилось на лице буквально каждого приглашённого Председателя СП. На первый взгляд – странно. Казалось бы, объединение – для усиления влияния, для обретения звучного имени, - ход самый логичный и очевидный? Ан, нет. Вдруг выяснилось, что у писателей республики разногласия, ни много, ни мало – идеологические!

И вовсе это не война либералов с призраками Коммунизма. Не схватка поэтесс-авангардисток с поэтами-пушкинистами. И даже не драка чернильницами за правописание «тся» и «ться». Нет. В духе фейсбучных прений по истории Украины у нас, спустя три года и до сих пор, выясняется, кто и насколько больше любил Россию тогда, в подполье. Вот она, оказывается, линия водораздела! Её тут же вилами начали чертить перед журналисткой, очевидно не ждавшей столь запоздалого обострения. И при этом каждый представитель СП тянул на себя право первородства от легендарного Союза писателей СССР, что было тем более забавно, что родословная абсолютно у всех СП Крыма одинакова вплоть до даты зачатия. Кому не интересно, всё же напомню: Сразу по развалу СССР 23 октября 1991 г. создан Союз писателей Крыма в рамках полномочий АРК и, заметьте, на базе Крымской организации Союза писателей Украины.

Эпитафия. Все последующие крымские союзы восстали из этой могилы и далее размножались исключительно почкованием личных амбиций.

И ни один из них, несмотря на дату рождения, правом преемственности (читай, наследования собственности) ни от НСПУ, ни от Крымской организации Союза писателей Украины не имеет. На что давно и внятно указал Госсовет Республики, цитата:

«…на 17 марта 2014 года крымских структурных подразделений у Национального союза писателей Украины не было».

Надо отдать должное ведущей Марии Волконской.

Ей удалось избежать неизбежной свары присутствующих Председателей и пробить свой главный тезис: «Смешная баталия потешных полков…» -  не возьмусь утверждать, что это была «домашняя заготовка», но похоже на то. И да, это справедливо. Какое объединение? Каждый крымский союз писателей это тёплая, сварливая, клубная семейка, которой ни даром, ни даже за бюджетные деньги не нужны сторонние отчимы с мачехами. С какой стати им признавать верховенство над собой лично неприятного субъекта, будь он хоть трижды собрат по перу. Тем более что, как водится среди людей искусства, это родство редко признаётся даже за троюродное. 

Но вот, что делает это положение извинительным:

Все крымские писательские союзы не профессиональные (причём не будет особой ошибкой писать это словосочетание вместе). Ничего, кроме приятельских «литературных кругов» границы таких союзов не очерчивают.

И именно это, нельзя не отметить, их роднит с монолитным, на первый взгляд, Союзом писателей России. Хотя и он там не один такой, кстати сказать. Просто для нас, крымчан, славных своим консерватизмом, - безусловно, самый привлекательный. Вплоть до того, что малопонятное с правовой точки провозглашение конференции двух десятков крымских членов СП России  и членов Национального союза писателей Украины - Организацией Союза писателей России в Республике Крым и Севастополе (два в одном?) воспринято как «ярлык на княжение». Что, в общем-то, если и возбуждает тщеславие, то только у провинциально мыслящей публики. Да, если перетоптаться в прихожей ОСПР до великодушного истечения срока «упрощённого порядка» приёма в члены СП России, - то можно получить заветную корочку Крымского отделения СП России.

И что? Чем с этого момента островной крымский писатель будет отличаться от континентально-российского? Ничем. В «Переделкино» не поедет. Нет нынче у СП России ни дач своих, ни Литфонда, ни издательств… И попадают в него так же, как и у нас. Так что, посадишь, бывало, делегацию поэтов-писателей из какого-нибудь глубинно-регионального отделения СП России противу наших крымских – не отличишь как матрёшек. Причем, нередко, что и по качеству произведений.

Так что, в порядке оптимистического вывода:

Всё не так уж плохо:

Из объявленных восьми писательских союзов половина существует в основном в виде пакета документов, не аннулированных из соображения: «А вдруг пригодится?» Оставшиеся же никак особенно не влияют на литературные процессы в Крыму, поскольку (см. выше) не обладают для этого никакими ресурсами – ни поощрительными, ни даже карательными. Вон, как прозорливо предположил один паренёк из аудитории, с неделю как принятый в СПРК: «Что мне от Союза? Только взносы плачу каждый год…»

И может оно и к лучшему? Что ничего к писательской славе того или иного автора членство в союзе ни прибавить, ни убавить не может?

А то, дай какому-нибудь из СП издательскую базу за государственный счёт, - будет плотно оккупирована «своими». Как те «союзные» альманахи, что со скрипом печатаются за счёт членских взносов. Опять-таки, представим себе, что некий Худсовет СП заклеймил произведение какого-либо автора бесталанным? Что, только и останется непризнанному гению, как в бытность СП СССР, водкой забыться? Да ничуть. Пойдёт и напечатается за свой счёт, как подавляющее большинство нынешних «союзников». Так что, на этом фоне обвинение: « (В плохих союзах) принимают даже без опубликованных книжек!» - звучит, как требование введения имущественного ценза. Рискну напомнить довольно вульгарное, но справедливое определение, чем профессионал отличается от дилетанта: – профессионалу платят за его работу (книги), любитель же… платит за них сам. А с учётом того, что издательское дело нынче - рынок, с бездушной гильотиной спроса и предложения - останутся от наших СП, при таком «профессиональном» подходе, только клубы фантастики плюс мастерская по изготовлению «госзаказов». Так что, ничем Союз писателей от «Клуба любителей лепки пельменей» не отличается.

И всё же, в чём тогда феномен крымских союзов писателей?

Только в том, что в маленьком Крыму их чуть ли не втрое больше, чем в «большой России».

А ещё в надежде, которая и есть основная причина «идеологических» разногласий СП Крыма – унаследовать собственность бывшего Союза писателей СССР. Надежда, откровенно, утопическая. Нет у неё в Крыму никакого наследователя (см. постановление Госсовета), так что, остаётся только делать ставки, в чьей частной собственности окажутся национализированные Дома творчества  Чехова в Ялте, Волошина в Коктебеле и пр.

Впрочем, не особо и интересно, если занят делом.

А уделом наших союзов остаётся только «окололитературная» т.е. общественная деятельность. Эта та самая гладиаторская арена, где они могут реально конкурировать за благосклонность госбюджета и писательской (читательской - косвенно) публики.





Партнеры