Михаил Задорнов: "Мне еще есть что сказать..."

В один из последних визитов на полуостров писатель-сатирик рассказал «МК» о своей русской библиотеке в Риге и о запрете на въезд в США

16 ноября 2017 в 21:18, просмотров: 2123

У Михаила Николаевича всегда была четкая и ясная позиция относительно Крыма. И после событий 2014 года он не боялся ее озвучивать вслух. Крым он любил, часто приезжал с гастролями и всегда умудрялся выкроить время для похода в горы. В один из своих последних визитов на полуостров писатель-сатирик рассказал «МК» о своей русской библиотеке в Риге и талантах соей дочери, а также о запрете на въезд в США.

Михаил Задорнов:

- Михаил Николаевич, вы уже несколько раз объявляли об окончании своей гастрольной деятельности, но потом пересматривали это решение. Что вас заставляет «паковать чемоданы»?

- Просто мне еще есть, что сказать, и я очень хочу оживить нашу родовую память. Мы все – славяне, живем не своей жизнью, мы молимся не своим богам, носим не свою одежду, не свои часы, ездим не на своих машинах, мы мебель не можем расставить по-нашему, нам советуют это делать по фен-шую. Какой тебе на хрен фен-шуй нужен? Ты что не знаешь, что нельзя кондиционер вешать над унитазом? Фильмы – не наши, литература - не наша, язык наполняется, как мусорник, не своими словами, мертвыми словами, которые не имеют такого смысла как наши…

- Это тяга к зову предков у вас появилась после знакомства с писателем Сергеем Алексеевым?

- Еще до знакомства с ним у меня уже созревало стремление к познанию глубинной сути нашего языка, а потом у меня открылся слух к языку. И я благодарен ему за то, что его книги «Сокровища Валькирии», «Волчья хватка» придали мне сил и подзарядили энергией, чтобы правильно дожить одну пятую оставшихся восьми девятых частей моей жизни. Алексееву когда-то стало так мутно и тошно жить на свете, что он решил создать и оживить родовую память наших людей с помощью придуманных этих фэнтези-историй и туда вставил витамины правды. В своих романах он не только захватывает воображение читателя, но и доносит идеи философии и понимания истории, которые на протяжении последних двух тысячелетий подавлялись. А с тех пор, как мы попали под влияние Запада – эта тема была закрытой, ведь на Руси со времен Романовых знаниями всегда заведовали немцы. И Алексеев сегодня знает то, что знают немногие. Благодаря ему я понял, что, как и любой из нас, способен на большее и поэтому сначала решил уйти со сцены, а потом решил вернуться – потому что я должен об этом рассказать нашим людям. Я как-то Максиму Галкину на зимние каникулы в Крушевеле дал почитать «Волчью хватку», и он как раз оказался рядом с эпицентром курортно-проституционного прохоровского скандала. Когда Галкин мне позвонил, я думал он будет рассказывать мне подробности, но услышал пересказ фрагментов из книги! Его тоже захватила алексеевская стихия.

- У вас даже какой-то проект совместный с Алексеевым в кино намечался?

- Да, но пока ничего не получается. Что-то закрыто для нас, не срастается, значит – пока рано, значит что-то не то. Это фильм по книге «Сокровища Валькирии». Но снять его не удается, потому что как только начинаем писать сценарий, получается какой-то «Волкодав» очередной. И если за это еще возьмется такой режиссер как Бекмамбетов, то всё будет совсем плохо. Богатство литературы Алексеева, его знаний истории превращается, как теперь в синопсис. И нет того режиссера, который мог бы это всё передать на экране. Вот, Сережа Безруков – он сам мне об этом говорил – мечтает сняться в Алексеевском фильме. И это было бы счастье, если бы он снялся. Он такой точный для этого. И ему же хочется заявить себя мужиком действительно таким по нашей родовой памяти. Сережа кстати очень много знает из того, о чем мы говорим, понимает, просто это не проявляет никак…

- Вас по-прежнему не пускают в США, несмотря на то, что вы изменили свое мнение об американцах?

- Да я особо и не напрашиваюсь. Раньше несколько раз отказывали безо всяких объяснений в открытии визы. Не исключаю, что есть какой-то отдельный циркуляр – а не просто негласное указание. Они же все очень тщательные – ведь доходило же до такого маразма, что моего знакомого, который живет в США, вызывали на допрос в какой-то там департамент. Это же он мне первым сказал, что американцы – тупые, и я его в благодарность за тему упомянул в телепрограмме – с фамилией и именем. И он после этого так испугался, что перестал со мной разговаривать.

- Ваша наблюдательная ироничность передалась по наследству дочери?

- Не сомневаюсь. Она же во многом на меня очень похожа, и как добавляют друзья, но симпатичная. Лена много раз бывала на моих концертах и в зрительном зале, и за кулисами, и точно знаю, уже не представляет жизни без иронического к ней отношения. Многие ее жизненные наблюдения пополнили мою коллекцию «особенностей нашего человека». У нас с ней полное взаимопонимание. Она поступала в ГИТИС, кстати, под фамилией моей мамы – не хотела, чтобы там знали, что она дочь «того самого Задорнова».

- Как латвийские власти отнеслись к вашей публичной библиотеке в Риге?

- Да они вообще ко мне хорошо относятся. Я же про них особо ничего не говорю. Мы за одним столом можем сидеть, разговаривать, и они со мной согласны. А вот когда приходят на работу – там они уже работают антироссийскими чиновниками, потому что им за это платят деньги… Эту частную библиотеку я за свои деньги создавал - затратил больше 200 тыс. евро. И каждый день в 12 часов, когда открывается библиотека, там очередь стоит. А мне говорили - в Риге не будут читать. Библиотека русскоязычная, но там есть и латышская литература на русском языке, и даже немного на латышском. И это принципиально – потому что там русский язык - вопрос политики. Язык не может быть вопросом политики, это вопрос культуры и я хотел поддержать просто культурное отношение к языку. И знаете, мне удалось. Там целые шкафы книг, подаренных известными людьми. Евгений Евтушенко подарил, Эдвард Радзинский, Максим Галкин… И концепт там интересный. Я сам написал правила - кто имеет право на читательский билет. Все - кто умеет читать! При входе проверка на чтение, как в кабинете у окулиста и вообще-то она такая, прикольная, там на стенах советские плакаты висят, рассветы, сфотографированные во многих точках мира…




Партнеры